Правовая природа государственного контроля

Номер журнала:

Краткая информация об авторах: 

кандидат юридических наук, доцент, докторант НИИ проблем системного анализа Счетной палаты Российской Федерации

Аннотация: 

Государственная власть - разновидность власти социальной, осуществляющей социальное управление в государственно-организованном обществе, в том числе посредством контрольно-надзорной деятельности. Поэтому необходимо обозначить используемые в статье понятия, такие как «государство», «функции государства», «функции государственных органов», «социальное управление», «контроль» и «надзор» и некоторые другие. Главное - нам необходимо провести сущностный анализ контрольно-надзорной функции государственной власти как общественного феномена.

Ключевые слова: 

государство, власть, управление, права человека, политическая власть, закон, судебная система, законодательная ветвь власти, исполнительная власть.

     Существование правового государства невозможно без системы разделения власти, где власть судебная выступает гарантом подчинения праву законодательной и исполнительной власти, где конституционный контроль - необходимая часть государственного механизма, позволяющего реально воздействовать на функционирование самостоятельных законодательной, исполнительной и судебной властей. Судебный контроль, особенно контроль конституционный, - основа соблюдения прав человека и гражданина, деятельности всех общественных и государственных институтов. Суды - государственные органы, обеспечивающие наиболее действенный контроль за соблюдением законности.

     Определяя организационную власть как социокультурный феномен, возникновение которого прихо­дится на поздние стадии социогенеза, а расцвет связан с цивилизацией, Г.В. Мальцев отмечает: «Осуществление такой власти представляет собой функцию достаточно развитых социальных организаций, пытающихся, исходя из сознательно поставленных целей, из рационально сконструи­рованных программ, активно воздействовать на общественные отноше­ния, выстраивать и перестраивать их, придавать им нужное направле­ние.

     Сложные социальные организации, из которых самой крупной яв­ляется государство, управляют людьми и отношениями между людьми из какого-либо центра или центров для достижения известных каждому члену организации целей. Власть организации вторична, поскольку она существует в формах управления (администрирования) общественными процессами, включая первичные базовые властеотношения. Примени­тельно к последним она выступает как социально-контролирующая надстройка, система корректировки, усиления или ослабления отноше­ний первичной власти в интересах данной системы. Организации, ко­нечно, способны порождать собственные внутриорганизационные управленческие отношения, но именно они подчеркивают вторичный характер организационной власти, через них управляются и контроли­руются массивы общественных отношений, которые в ином случае раз­вивались бы по-своему, то есть неорганизованно».

     Государство - многомерное образование; понятие, которое можно рассматривать в различном теоретическом приближении [22. стр. 69][29. стр. 58, 59]. С одной позиции государство выступает как совокупность людей (население, нация), проживающих на определенной территории и объединенных публичной политической властью. При другом приближении государство представляет собой властную организацию, отличающуюся от остального населения, (аппарат власти). С позиции конституционного права государство рассматривают как систему государственных институтов, взаимосвязанных между собой [37, c. 43].

     Из вышесказанного можно сделать вывод о том, что государство нетождественно публичной политической власти и аппарату, ее осуществляющему. Государство является теоретически более широким понятием, вмещающим также население и территорию. Аппарат же публичной политической власти (государственной власти) {1} включает в себя законодателя, правительство, суд, полицию, вооруженные силы и другие учреждения [11, c. 21, 22].

     Весьма интересным и приобретающим современное звучание представляется учение Ж.Ж. Руссо о суверенной власти народа. В сво­ем знаменитом сочинении, посвященном общественному договору, Рус­со отмечал недостаточность того, чтобы народ, собравшись, один раз установил государственное устройство, санкционировав свод законов, а также установление им постоянного правительства и единовременного выбора должностных лиц раз и навсегда. Руссо настаивал на необхо­димости проведения определенных периодических собраний, которых ничто не могло бы ни отменить, ни отсрочить, чтобы в определенный день народ был законно созываем по закону, и чтобы для этого не было необходимости в каком-либо ином формальном созыве [27, c. 78, 79].

     Далее Руссо своеобразно сформулировал суть социального контроля через опреде­ление «повестки дня» подобных собраний. В частности, он писал: «От­крытие таких собраний, которые имеют предметом только сохранение общественного договора, должно начинаться двумя предложениями, которых никогда нельзя отменить и которые должны голосоваться каж­дое отдельно. Первое: “Угодно ли суверену сохранить существующую форму правительства?”. Второе: “Угодно ли народу оставить управле­ние в руках тех, на которых оно теперь возложено?”» [27, c. 88]. Анализируя ука­занные тезисы в контексте всей книги Руссо, можно с большой степенью уверенности полагать, что описанный способ поддержания суверенной власти он считал одним из истинных принципов политического права.

     Одной из вершин политико-правовой мысли в России второй по­ловины XVIII в. было учение А.Н. Радищева. Опираясь на концепцию естественного состояния Руссо, Радищев наряду с этим подчеркивал, «что человек есть существо общественное и созданное, чтобы жить в обществе себе подобных» [26, c. 476]. Делая важный вывод о таких естественных правах человека, как жизнь, вольность и безопасность, Радищев гово­рил о праве суверенного народа разорвать узы порабощения, освобо­диться от обязанности соблюдать «общественный договор», если зако­ны, принятые государством, и его власть не были употреблены в пользу народа [26, Т. 2. С. 282].

     Под влиянием идей Радищева, французских просветителей, от­цов-основателей Конституции США сформировались русские револю­ционеры-декабристы. В течение почти 10 лет работал над своим конституционным проектом «Русская правда» глава Южного общества декабристов П. Пестель [1, c. 31, 32].

      «Народ российский, - отмечал Пестель, - не есть принадлежность ка­кого-либо лица или семейства. Напротив того, правительство есть при­надлежность народа, и оно учреждено для блага народного, а не народ существует для блага правительства» [23, c. 83]. Здесь же объявлялось равенст­во всех перед законом и признавалось неоспоримое право каждого гра­жданина участвовать в государственных делах [23, c. 83, 84].

     «Декабристы, - писал Ленин, - разбудили Герцена. Герцен развер­нул революционную агитацию. Ее подхватили, расширили, укрепили, закалили революционеры-разночинцы, начиная с Чернышевского и кон­чая героями “Народной воли”» [19, c. 261].

     А.И. Герцен признавал, что человечество должно перейти к «безгосударственному устройству». По Герцену, «государ­ство как рабство идет к самоуничтожению», но «его нельзя сбросить с себя, как грязное рубище, до известного возраста... С какого народа, в самом деле, может быть снята государственная опека, как лишняя пе­ревязка, без раскрытия таких артерий и внутренностей, которые теперь наделают страшных бедствий, а потом спадут сами?.. что значит отри­цать государство, когда главное условие выхода из него - совершенно­летие большинства» [32, c. 158].

     В важнейшем документе «Народной воли» «Подготовительная ра­бота партии» подчеркивается: «Подготовительная работа партии имеет своей задачей развить количество силы, необходимое для осуществле­ния ее целей. Цели же эти сводятся прежде всего к созданию в бли­жайшем будущем такого государственного и общественного строя, при котором воля народа сделалась бы единственным источником закона» [32, c. 167].

     Трактовка социального контроля в учении Г.В.Ф. Гегеля тесно связана с его концепцией государственной власти и конституционного права. «Го­сударственная власть должна быть сосредоточена в одном центре, который принимает необходимые решения и в качестве правительства следит за проведением их в жизнь. Если этот центр сам по себе прочен вследствие уважения к нему народов.., то государст­венная власть может без какого-либо опасения и боязни соперничества свободно предоставить ведению подчиненных ей систем и институтов значительную долю тех отношений, которые складываются в обществе, и контроль над тем, чтобы они соответствовали законам, тогда каждое сословие, каждый город, каждая деревня и т.д. смогут свободно совер­шать и осуществлять все то, что находится в сфере их непосредствен­ной деятельности» [5, c. 82].

     В своей «Философии права» Гегель отмечает: «Обеспечение го­сударства и тех, кто находится под его управлением, от злоупотребле­ний властью ведомствами и их чиновниками заключается, с одной сто­роны, непосредственно в их иерархии и ответственности, с другой - в правах общин, корпораций, посредством чего привнесению субъектив­ного произвола в доверенную чиновникам власть ставится для себя препятствие, и недостаточный в отдельных случаях контроль сверху дополняется контролем снизу» [6, c. 335]. И далее: «Члены правительства и государственные чиновники составляют основ­ную часть среднего сословия, которое характеризует развитый интеллект и правовое сознание народной массы. Чтобы это сословие не заняло изолированного положения аристократии и образованность и умение не превратились бы в средство произвола и господства, его контролируют учреждения суверенной власти сверху и права корпораций снизу» [6, c. 335, 336].

     Наконец, нельзя не упомянуть и гегелевскую характеристику дес­потических государств, в которых существуют только правители и на­род, действующий, когда он восстает, исключительно как разрушитель­ная масса, направленная против организации. «Выступая же органиче­ски, - указывает Гегель, - толпа проводит осуществление своих интере­сов в соответствии с правом и порядком. Если же это средство отсутст­вует, то самовыражение массы всегда превращается в нечто дикое» [6, c. 343].

     Марксистская точка зрения на значение контроля снизу в целом сфокусирована в «объективе» концепции исторической миссии проле­тариата как могильщика буржуазного строя [35, c. 122].

     Функции государства, а также его назначение и цели определяются потребностями государственно-организованного общества. В научной литературе функции государства понимаются как основные направления постоянной, длящейся деятельности государства по решению его основных задач и обусловлены назначением государства в обществе [3, c. 65] [28, c. 152].

     Например, в послеоктябрьский (1917 г.) период научное обоснование жизнен­но важной необходимости осуществления контроля народа над дея­тельностью советского государственного аппарата, обеспечения прак­тического участия трудящихся в таком контроле и в совершенствовании как высших государственных учреждений, так и местных с тем, чтобы трудящиеся проверяли все государственные дела и научились сами управлять, дал В.И. Ленин [19, Т. 35. c. 19; Т. 40. c. 127, 128; Т. 45. c. 386]. В качестве главных целей действительно демократического контроля народа В.И. Ленин выдвигал борьбу с бю­рократизмом, с его поползновениями на обособление от народа и по­пытками встать над ним, недопущение узурпации власти государствен­ным аппаратом. «Чем решительнее мы должны стоять теперь за бес­пощадно твердую власть, за диктатуру отдельных лиц для определен­ных процессов работы, в определенные моменты чисто исполнитель­ных функций, тем разнообразнее должны быть формы и способы кон­троля снизу, чтобы парализовать всякую тень возможности извращения Советской власти, чтобы вырывать повторно и неустанно сорную траву бюрократизма» [19,  Т. 36. С. 206].

     «Контроль без власти, - писал В. И. Ленин, - есть пустейшая фраза... Для того чтобы контролировать, нужно иметь власть» [19,  Т. 31. С. 345, 346]. Таким образом, социальный контроль выступает здесь в качестве одной из форм реализации суверенитета народа. И если в фундаменте как фактической, так и писаной конституции страны мы хотим иметь принцип народовластия, то и полноценным субъектом права контроля за органами государственной власти (государством, как таковым) следу­ет признать народ в целом [1, c. 32].

     Очевидно, для того чтобы на самом деле реализовать контроль народа за органами государства, необходимо обеспечить народовла­стие либо по крайней мере доминирование институтов прямой демо­кратии над представительными учреждениями. Задача чрезвычайно не­простая, требующая больших физических и духовных затрат, высо­чайшей степени гражданской активности и развитого правосознания граждан [33, c. 211]. Следует заметить, что контроль выступает в качестве полной реализации народного суверенитета там и тогда, где и когда его субъек­том является весь народ, например, во время всенародного голосова­ния (референдума, плебисцита) или же если этот контроль рассматри­вается как все многообразие контрольных функций, осуществляемых массами непосредственно или через свои представительные органы [1, c. 34].

     Имманентно присущая сложным социальным организациям и кон­кретно процессу управления государством функция осознанного целеполагания (выделено нами. – М.Б.) неизбежно влечет за собой наличие контрольно-правовой функции. Развивая полученные выводы, можно гипо­тетически обосновать нормативную модель организационной власти го­сударства в виде «единства (противоречивого и сложного) двойного» - «бинарного» соотношения в системе «Правовая цель - Правовой кон­троль», между которыми существует все многообразие юридических средств (способов) достижения нормативно (законодательно, прежде всего конституционно) закрепленных целей вкупе с инструментарием (механизмом) осуществления самого контроля в его процессуально-правовых формах. Здесь также не обойтись без глубокого рассмотрения вопросов юридической деятельности, которые весьма обстоятельно проанализированы в трудах В.Н. Карташова [14], В.М. Горшенева и И.Б. Шахова [7], В.А. Юсупова [36], Г.В. Атаманчука [2], Д.Ю. Шапсугова [34] и др.

     Например, Д.Ю. Шапсугов в рамках общей теории определяет юридическую дея­тельность как «систему последовательно осуществляемых в установ­ленных процессуальных формах действий и операций, используемых при этом способов и средств, направленных на достижение участника­ми общественных отношений правовых целей, выражающих их публич­ные и частные интересы» [34, c. 38]. В.Н. Карташов выделяет семь видов юридической деятельности, а именно: правотворческую, кодификационную, правоприменительную, распорядительную, интерпретационную, контрольную, учредительную и правоконкретизирующую.

     По нашему мнению, вполне актуально ставить задачу углубленно­го исследования в целом контрольной функции права, а не только в ас­пекте контрольно-юридической деятельности.

     На сегодняшний день существуют различные классификации функций государства [В зависимости от различных критериев выделяют регулятивные и охранительные (по способу осуществления); постоянные и временные (по продолжительности действия); законодательные, управленческие, судебные, информационные (по принципу разделения властей) и др.]. Как правило, выделяют внешние и внутренние функции. В рамках настоящей статьи достаточно рассмотреть основные внутренние функции, где реализация контроля и надзора проявляется наиболее отчетливо. Обычно выделяют шесть внутренних функций современного государства: экономическую, социальную, политическую, идеологическую, экологическую, правоохранительную.

     Реализация указанных функций государства осуществляется посредством государственного аппарата, т.е. системы органов, с помощью которых достигаются стоящие перед государством на различных этапах его развития цели и задачи. Однако функции государства не тождественны функциям государственного аппарата (государственной власти, государственных органов) (выделено нами. – М.Б.). Функции государственных органов имеют конкретный характер, решают задачи в рамках основных задач государства. Органы государства в соответствии с направлениями своей деятельности осуществляют частичные функции, входящие в структуру государства.

     Государственная власть персонифицируется в институциональной системе - совокупности институтов власти, государственном аппарате. Она включает в себя государственных служащих, чиновников, которые на материально-финансовой основе профессионально осуществляют управленческую деятельность {2}.

     Государство — социальный феномен, в котором социальное управление направлено на упорядочение общественных отношений, регулирование организации и функционирования социального порядка, обеспечение условий для гармоничного развития личности, соблюдения и защиты прав и свобод человека и гражданина. В рамках управления, в частности социального управления, обычно выделяют три основных этапа:

     предварительное управление, которое заключается в выработке цели управления, прогнозировании, т.е. предвидении результатов развития, планирования; это - система мер, необходимых для преодоления отклонения прогнозируемых итогов от намеченной цели; на этапе предварительного управления уже присутствуют элементы контроля, заключающиеся в обеспечении соответствия планов целям, оценке реальности и динамичности планов;

     оперативное управление, предусматривающее реализацию функций организации и мотивации (иногда говорят и о распорядительстве или руководстве как конкретной управленческой функции этого временного этапа процесса управления); содержательно данный этап предполагает формирование организационной структуры управления, специализацию различных структурных частей, делегирование полномочий на разные уровни управленческой вертикали и выбор соответствующих стимулов для исполнителей; контроль здесь также необходим для обеспечения перехода от одного управленческого действия к следующему и замыкания всех действий на выработанный план и сформулированные цели [11, c. 24];

управление на заключительном этапе тесно взаимодействует с учетом и анализом. И учет, и анализ предоставляют ценный материал, но его необходимо соотнести с целями управления {3}. Данную задачу решает контроль на заключительном этапе.

     Как обособленная часть социального управления контроль заключается в:

     -наблюдении за соответствием деятельности подконтрольного объекта предписаниям (нормативам);

     -выявлении результатов воздействия субъекта на объект;

     -определении допущенных отклонений и их оценке.

     Контроль включает анализ причин отклонений, устранение негативных явлений, определяет способы воздействия на управляемый объект с целью преодоления отклонений.

     Одним из видов социального управления является государственное управление {4}, которое представляет собой деятельность государства в целом (деятельность представительных, исполнительных органов власти, судов и др.). Государственное управление в широком смысле характеризует всю деятельность государства по организующему воздействию со стороны специальных субъектов права на общественные отношения [37, c. 43].

     Государственная власть осуществляется посредством государственного управления, одна из основных функций которого есть контроль {5}. Государственная власть в целях повышения эффективности своей деятельности по реализации функций государства осуществляет контрольную деятельность (контрольную функцию), принуждение, другие механизмы регулирования. Контроль является обратной связью в системе управления, обеспечивая субъект управления информацией о состоянии объекта управления и способствуя выработке надлежащих управленческих решений.

     Являясь одной из исторически устойчивых форм организации политической власти в обществе, демократия характеризуется более или менее полным наличием институтов непосредственного народоправст­ва. Она начинается тогда и там, когда и где создана и функционирует система политико-правовых институтов, норм и структур, которые обес­печивают гражданам организованное участие во власти и контроль над нею.

     На наш взгляд, удачное определение было дано авторами коллек­тивного учебного пособия, посвященного демократизации общества, а именно: «Демократия - это власть народа, осуществляемая в интересах народа и самим народом» [11, c. 24]. В этой формуле схвачено единство в наро­довластии (как мы его понимаем сегодня) институтов непосредственной и представительной демократии. Если говорить об институтах прямой демократии, то их назначение (суть) раскрывается той частью формулы, которая требует осуществлять власть непосредственно самим народом (самовластие народа).

     Принцип осуществления власти в интересах на­рода через свободно избираемых им же народных депутатов призваны реализовывать представительные органы власти (институты представи­тельной демократии). В любом типе демократического правления долж­на присутствовать система, органично включающая в себя разнообраз­ные формы непосредственной и представительной демократии. В свою очередь, система представительных учреждений государственной вла­сти должна иметь прочную самоуправленческую основу, а прямая демо­кратия - предшествовать представительной, придавая последней силу и авторитет [15, c. 10].

     Согласно конституционным установлениям носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федера­ции является ее многонациональный народ, который осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления (ч. 1, 2 ст. 3 Конституции РФ) [1, c. 67].

     В принятой еще I Съездом народных депутатов РСФСР Декларации о государственном суверенитете Российской Со­ветской Федеративной Социалистической Республики было записано: «Носителем суверенитета и источником государственной власти в РСФСР является ее многонациональный народ. Народ осуществляет государственную власть непосредственно и через представительные органы на основе Конституции РСФСР» (п. 3) Советская Россия. 1990. 14 июня.

     В Декларации о государственном суверенитете Украины (принята Верховным Советом Украинской ССР 16 июля 1990г.) об этом было ска­зано так: «Полновластие народа Украины реализуется как непосредст­венно, так и через народных депутатов, избранных в Верховный и мест­ные Советы Украинской ССР». Наглядным примером и одним из основных способов сочетания прямой демократии и представительных органов является осуществле­ние народом контроля за деятельностью парламента, законодательных органов субъектов Российской Федерации, их депутатов. Этот контроль может осуществляться как всеми гражданами непосредственно, так и через массовые общественные объединения, органы территориального общественного самоуправления, самодеятельные организации населе­ния и т.п. [37,  c. 43].

     Как отметила Е.В. Шорина, «независимо от формы суть на­родного контроля едина: она состоит в том, что в Советском государст­ве право контроля за основными сторонами государственной и общест­венной деятельности принадлежит народу, что это право осуществля­ется гражданами как через представительные органы власти, общест­венные организации, так и непосредственно» [35, c. 71].

     Принцип подконтрольности представительных ор­ганов государственной власти непосредственно народу и их ответст­венности перед ним должен получить более четкое закрепление в на­шем конституционном законодательстве [1, c. 67]. «Проблема правовых гарантий прямого властвования советского народа, - отмечает В.Т. Кабышев, - есть, в сущности, проблема правово­го контроля народа как суверена за его представителями» [13, c. 140].

     В.М. Корельский подчеркивает: «Прямая демократия, развитие самоуправленческих начал заключают в себе неисчерпаемые возмож­ности для осуществления всеобъемлющего и постоянного контроля за работой аппарата» [16, c. 18].

     В государственно-правовом значении контроль рассматривается автором, с одной стороны, как специфическая правовая форма деятельности государст­венных органов, а с другой - как организационно-правовой способ обеспече­ния законности в сфере деятельности исполнительной власти (государствен­ном управлении) [20, c. 156 – 158]; [7, c. 26 - 29]. Как отмечали еще дореволюционные государствоведы, сущ­ность контроля как государственной деятельности состоит в проверке соблю­дения законов; что контрольной деятельности присуща проверка, в ходе кото­рой что-либо обследуется и выясняется; что контроль есть способ, средство, метод обеспечения законности и дисциплины в управлении.

     Исходя из того, что законность - важнейший принцип государствен­ной и общественной жизни, закрепленный в ст. 15 Конституции РФ и заключающийся в точном, неуклонном и единообразном исполне­нии законов и других нормативно-правовых актов всеми государственными ор­ганами, органами местного самоуправления, должностными лицами, граждана­ми и их объединениями, становится понятной важность и необходимость суще­ствования контроля.

     Автор разделяет точку зрения о том, что сущность государственного кон­троля проявляется в том, что он наблюдает за соответствием деятельности под­контрольного объекта тем предписаниям, которые объект получил от управ­ляющего органа или должностного лица.

     Так, Ю.А. Тихомиров отмечает, что «контроль призван обеспечивать нормативно урегулированную деятельность путем анализа и проверки реализа­ции законов и иных правовых актов и обоснованности совершаемых действий». К объектам контроля он относит анализ выполнения законов, указов и иных нормативных актов, соблюдение стандартов и других нормативно-технических правил, нормоконтроль, т.е. рассмотрение правомерности принятия право­вых актов, изучение фактической ситуации и оценку совершенных действий [29, c. 3].

     По мнению В. Воронова, государственный контроль - это деятельность государства в лице уполномоченных им органов по проверке соблюдения нор­мативных правовых актов, норм, стандартов и правил использования государ­ственной собственности, а также по устранению и предупреждению различных нарушений. К основным задачам государственного контроля он относит оценку законности и эффективности расходования государственных средств и исполь­зования государственной собственности на возможно более ранней стадии с тем, чтобы иметь возможность принять корректирующие меры, а в отдельных случаях - привлечь виновных к ответственности; анализ состояния дел в под­­контрольной сфере, информирование высших органов государственной власти о результатах проверок и мерах по результатам этих проверок; профилактика различных видов нарушений исполнительской дисциплины [4, c. 3].

     A.B. Ерицян определяет контроль как правовую процедуру, направлен­ную на выявление возможных составов правонарушений, состоящую из стадии получения контролирующим субъектом необходимой информации, стадии пра­вовой квалификации и из стадии принятия решения о применении при­нудительных мер к подконтрольному объекту [10, c. 106].

     Е. Ю. Грачева отмечает, что сущность контроля состоит в том, что субъект управления осуществляет учет и проверку того, как управляе­мый объект выполняет его предписания. Основной целью данной функции яв­ляется блокирование отклонений деятельности субъекта управления заданной управленческой программы, а при обнаружении таких отклонений — приведе­ние управляемой системы в устойчивое положение при помощи всех социаль­ных регуляторов [8, c. 80].

     По мнению Е.А. Кочерина, существуют два подхода к определению задач контроля. Со­гласно первому задачей контроля является контролируемость состояния и по­ведения объектов контроля в соответствии с установленной нормой. Согласно второму задача контроля состоит в том, чтобы выявить фактическое состояние дела, сопоставить его с намеченными целями, оценить ситуацию' и предложить в случае необходимости корректирующие меры [17, c. 14].

     Оценивая взгляды ученых на сущность контроля, можно сделать вы­вод о том, что контроль предполагает осуществление квалифицированного, профессионального наблюдения за тем, чтобы фактическая деятельность госу­дарственных органов и должностных лиц строго соответствовала предписани­ям, содержащимся в законе, и в максимальной степени обеспечивала бы вы­полнение ими своих функций, охрану правопорядка, интересов общества, прав и свобод граждан.

 

ПРИМЕЧАНИЕ

{1} На сегодняшний день в науке существует мнение, что публичная власть - понятие более широкое, чем государственная властью [30, стр. 21]
{2} Социальное управление является одним из видов управления в общем смысле, под которым понимается целеполагающее, т.е. созидательное, продуманное, организующее и регулирующее воздействие людей на собственную общественную жизнедеятельность, которое может быть осуществлено как непосредственно (в формах самоуправления), так и через специально созданные органы и структуры (государственные органы, политические партии и др.) [2, cтр. 29, 30)].
{3} Существует ряд отличий контроля от учета и анализа: если учет и анализ отражают деятельность всей управляемой системы в целом, то контроль проводится строго целенаправленно. Учет заканчивается выдачей соответствующего значения измеряемой величины, анализ - исследованием явления, факторов и причин, их обусловивших. Контроль позволяет определить пути преодоления неблагоприятных воздействий. В процессе учета и анализа изучаются в основном количественные показатели. Контроль предполагает получение не только количественной, но и качественной информации. Учет и анализ связаны с уже свершившимися фактами, контроль же в значительной части ориентирован на будущие события. Таким образом, контроль наряду с учетом и анализом является частью заключительного этапа управления. Однако ему присуща и определенная самостоятельность как функции управления.
{4} Объективные предпосылки государственного управления заключаются в том, что оно существует для познания публичных потребностей и интересов, их оценки, структурирования, постановки цели, разработки решений и совершения действий по их практическому осуществлению.
{5} Здесь и далее термин «контроль» употребляется в качестве синонимичного термину «государственный контроль».
Литература: 
[1] Акопов Л.В. Контроль в управлении государством (Конституционно-правовые проблемы): Дис. … д-ра юрид. наук. Ростов-н/Д., 2002. 
[2] Атаманчук Г.В. Государственное управление (Организационно-функциональные вопросы): Учебн. пос. М.: ОАО «НПО “Экономика”», 2000.
[3] Байтин М.И. Вопросы общей теории государства и права. Саратов, 2006. 
[4] Воронов В. За чем следит «государево око» // Президентский контроль. 2002. № 6. 
[5] Гегель Г.В.Ф. Политические произведения. М., 1978. 
[6] Гегель Г.В. Ф. Философия права. М.: Мысль, 1990. §295. 
[7] Горшенев В.М., Шахов И.Б. Контроль как правовая форма деятельности. М.: Юрид. лит., 1987. 
[8] Грачева Е.Ю. Проблемы правового регулирования государственного финансового контроля. М., 2000. 
[9] Гулиев В.Е., Колесников A.B. Отчужденное государство. М., 1998.
[10] Ерицян А.В. Государственный контроль за соблюдением законодательства субъектами предпринимательской деятельности (Теоретический аспект) // Государство и право. 2002. № 2. 
[11] Завалунов А.З. Правовые основы государственного контроля в сфере исполнительной власти: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2009. 
[12] Ильин И.А. Наши задачи. Волгоград: Комитет по печати, 1997.
[13] Кабышев В.Т. Прямое народовластие в советском государстве. Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1974. 
[14] Карташов В.Н. Юридическая деятельность: понятие, структура, ценность / Под ред. Н.И. Матузова. Саратов, 1989. 
[15] Керимов Д.А. и др. Демократизация советского общества: Учебн. пос. М.: Мысль, 1989. 
[16] Корельский В.М. Власть, демократия, перестройка. М.: Мысль, 1990. 
[17] Кочерин Е.А. Основы государственного и управленческого контроля. М., 2000. 
[18] Левакин И.В. Современная российская государственность: проблемы переходного периода // Государство и право. 2003. № 1. 
[19] Ленин В.И. Полн. собр. соч.  
[20] Лунев А.Е. Теоретические проблемы государственного управления. М., 1974. 
[21] Мартынова В.А. Правовая культура в Европейском союзе, опыт, анализ // Юстиция. 2011. № 1.
[22] Нерсесянц B.C. Общая теория права и государства: Учеб. для вузов. М.: Норма, 2004.
[23] Нечкина М.В. Декабристы. М.: Наука, 1983.
[24] Никифоров П.А. Современные методы правового регулирования в условиях глобализации // Юстиция. 2011. № 2.
[25] Попов Д.В. Понятие правового государства, основные права и свободы // Юстиция. 2012. № 1.
[26]  Радищев А.Н. Полн. собр. соч. Т. 5. 
[27] Руссо Ж.Ж. Об общественном договоре или принципы политического права. М.: Гос. соц.-экон. изд-во, 1938. 
[28] Теория государства и права: Учеб. / Под ред. А.С. Пиголкина, Ю.А. Дмитриева. 2-е изд., перераб. и доп. М: Высшее образование, Юрайт-Издат, 2009. 
[29] Тихомиров Ю.А. Закон - основа стратегии // Президентский контроль. 2002. № 8. 
[30] Четвернин В.А. Введение в курс общей теории права и государства: Учебн. пос. М.: ИГП РАН, 2003. 
[31] Чиркин В.Е. Публичная власть в современном обществе // Журнал российского права. 2009.- № 7. 
[32] Шамарин Э.В. Государственно-правовые взгляды предшественников научного социализма в России. Киев: Изд-во Киевского ун-та, 1973. 
[33] Шамхалов Ф. Теория государственного управления. М.: Экономика, 2002. С. 211.
[34] Шапсугов Д.Ю. Теория права и государства: Учебн. пос. по курсу теории права и государства. Ч. II. Ростов-н/Д., 2001.
[35] Шорина E.B. Контроль за деятельностью органов государственного управления в СССР. М.: Наука, 1981. 
[36] Юсупов В.А. Право и советское государственное управление (Административно-правовой аспект проблемы). Казань: Изд-во Казанского ун-та, 1976.
[37] Яблонская А.Б. Контрольно-надзорная функция государственной власти в Российской Федерации (Теоретико-правовое исследование): Дис.  канд. юрид. наук. М., 2009.