Модернизация системы науки в Российской Федерации: тенденции и перспективы

Номер журнала:

Автор: 
Краткая информация об авторах: 

академик Российской академии образования, доктор юридических наук, профессор, директор Института научной и педагогической информации Российской академии образования

Аннотация: 

Российское государство рассматривает науку как отрасль экономики, что закреплено в правовых основах научно-технической политики. Такая политика должна обеспечить ее конкурентные преимущества на мировых рынках и превратить науку в движущую силу преобразования отечественной экономики в «экономику знаний», перехода к инновационному пути развития страны. Именно данный путь развития является целью современной государственной политики в области развития науки и технологий.

Ключевые слова: 

российская наука, конкурентный потенциал российской экономики, духовная жизнь общества.

     Создание эффективной системы науки невозможно без четкой комплексной регламентации взаимоотношений федеральных органов, органов субъектов Российской Федерации, иных территориальных органов, научных организаций, объединений и отправной точки всей системы науки – научных сотрудников. Необходима координация их специализированной деятельности, что позволило бы обеспечить создание устойчивой и эффективной системы науки как социально значимой отрасли, определяющей уровень развития государства и обусловливающей достойное будущее страны.

     Не будет результативным подход к реформированию системы науки, когда предложения о ее преобразовании не учитывают, что:

     - нельзя привлечь в науку талантливую молодежь, если по состоянию на 2010 год оклад младшего научного сотрудника составлял 11 500 рублей. Необходимо законодательно предусмотреть адекватный размер оплаты научного труда;

     - большинство научных работников заканчивают научную карьеру в статусе кандидата наук. В целях продолжения ими научной деятельности следует установить гарантии и компенсации для научных работников (например, как это установлено Трудовым кодексом РФ для разных категорий нуждающихся в правовой защите лиц, – по типу гарантий и компенсаций для лиц, совмещающих работу с обучением);

     - при проведении научных исследований используется устаревшее оборудование. Необходимо предусматривать в бюджете РФ своевременное и достаточное финансирование исследовательской, приборной, опытной базы науки;

     - значительное количество ученых уезжает из России за рубеж. Законодателю следует разрешать проблемы трудоустройства, достойной оплаты труда, жилищные вопросы российских ученых в целях прекращения оттока научных кадров из страны.

     Помимо этого, состояние дел в российской науке в последние два десятилетия характеризуется:

     - падением престижности научного труда;

     - нестабильностью финансирования научных разработок и исследований. В 2009 году средства, отпущенные госбюджетом на фундаментальную науку, сокращены на 30%, а на следующий год ожидаются сокращения еще на 50% [8];

     - сокращением числа госзаказов для научных институтов;

     - отставанием от других мировых держав по различным научным показателям. Например, по количеству ежегодно публикуемых научных работ Россия находится на четырнадцатом месте в мире (первую тройку составляют США, Китай и Великобритания), а по качеству представляемых научных исследований Россия только на девятнадцатом месте (возглавляет этот список Швейцария). Все эти вопросы касаются проблем нормативного правового регулирования системы науки.

     Системно-исследовательский анализ нормативно-правового регулирования системы науки в Российской Федерации свидетельствует о существовании в Российской Федерации комплексного законодательства о науке, поскольку оно отвечает следующим требованиям: наличию внутренней структуры и основополагающего законодательного акта, необходимых элементов законодательного комплекса – нормативных правовых актов федеральных органов власти РФ, нормативных правовых актов органов власти субъектов РФ, подзаконных актов.

     В настоящее время нормативно-правовое регулирование науки в Российской Федерации не представляет собой полноценной системы, поскольку не является полностью согласованной структурой, характеризующейся отсутствием фрагментарности правового регулирования, правовых пробелов, декларативных положений, действием неутвержденных программных документов, а также непротиворечивостью друг другу правовых норм, регулирующих сферу науки и наличием полного перечня определений правовых дефиниций.

     Российское государство рассматривает науку как отрасль экономики, что закреплено в правовых основах научно-технической политики. Такая политика должна обеспечить ее конкурентные преимущества на мировых рынках и ставит задачу превращения науки в движущую силу преобразования отечественной экономики в «экономику знаний», перехода к инновационному пути развития страны на основе избранных приоритетов. Именно данный путь развития страны является целью современной государственной политики в области развития науки и технологий. Для достижения цели государственной политики в данной области должен быть решен ряд задач. К одной из наиболее приоритетных задач относится совершенствование нормативно-правовой базы научной, научно-технической и инновационной деятельности. Такое совершенствование необходимо начать с Конституции РФ, Федерального закона «О науке и научно-технической деятельности» и закончить подзаконными актами [3, стр. 10].

     Таким образом, состояние современной научной и научно-технической политики можно охарактеризовать как политику, ориентированную на развитие и расширение конкурентного потенциала российской экономики, при этом одной из главных проблем политики остается нехватка финансирования науки, и данную задачу предстоит решать, так как без достаточного финансирования нельзя добиться поставленных государством целей.

     Государственные гарантии субъектам научной и (или) научно-технической деятельности означают гарантирование государством беспрепятственной реализации предоставленных субъектам научной деятельности прав, а именно государственные гарантии:

     а) субъектам научной и (или) научно-технической деятельности свободы творчества, предоставление им выбора направлений и методов проведения научных исследований и экспериментальных разработок. Свобода творчества индивида не поддается правовому регулированию в том смысле, что она раскрывается только в его (индивида) внутреннем опыте, творческий процесс не алгоритмичен (он регулирует сам себя); через творчество человек реализует себя как субъект культуры. Посредством правового регулирования обеспечивается выражение государственного отношения к саморазвитию и инициативности личности, результатам творческого труда, к культуре в целом, для которой творчество выступает важнейшим фактором динамики. Свобода творчества – неотъемлемая сторона духовной жизни общества, демократической традиции, правового государства; она заключает в себе «сложный комплекс прав, интересов, общественных потребностей, обязанностей и неизбежных ограничений» [6, стр. 27].

     Право заниматься творческой деятельностью сохраняется в условиях действия принципа несовместимости публичных функций. Хотя законодательный подход к этому вопросу не унифицированный, возможность заниматься творческой деятельностью установлена федеральным законодательством в отношении депутатов и выборных лиц, работающих на постоянной основе, членов Правительства РФ, судей, прокурорских работников, Уполномоченного по правам человека РФ, сотрудников полиции и таможенных органов, военнослужащих и ряда иных субъектов.

     Вопрос о структуре конституционной свободы творчества не является безусловным решенным. Право на творчество включает выбор вида творчества и основы занятия творческой деятельностью (профессиональная или любительская). Остановимся подробнее на содержании этих правомочий, так как оно не раскрыто в Основах законодательства о культуре. Выбор вида творчества заключается в возможности заниматься любым творчеством в соответствии со своими способностями и интересами (федеральным законодательством закреплены такие виды творчества, как самодеятельное (любительское) художественное, местное традиционное, народное художественное, художественно-конструкторское, самодеятельное, научно-техническое, научное, духовное, религиозное, фольклорное, литературное, музыкальное и др.).

     Свобода научного поиска накладывает на исследователя обязанность ценностного выбора. Ясная обоснованность и четкая формулировка – вот те качества суждений, которые признаются безусловными ценностями в научной среде. Выбирая путь научных исследований, направляя усилия собственной мысли, ученый явно или неявно опирается на эти ценности. Но есть и другие, не менее важные, но более сложные для различения качества. Дело в том, что ученого интересует не только истинность и обоснованность добываемых суждений. Ценность этих суждений для науки в сильной степени зависит от их содержательности. Содержательность – это сложное понятие, в него входит и принципиальная новизна, и влияние на дальнейшее развитие науки, и заведомая неочевидность для профессионалов, и большая объяснительная сила, и, быть может, многое другое [11, стр. 12-17].

     Итак, личный выбор свободного (ориентированного на истину) ученого в конечном счете есть выбор ценностей, на достижение которых он готов затрачивать свои усилия, на которые он опирается в своей деятельности. От того, какие ценности предпочитает исследователь, насколько эти ценности значимы в среде, с мнением которой считается данный ученый, зависит уровень добываемого им знания. При этом существенно, следует ли ученый ценностным ориентирам в силу того, что так принято в научном сообществе, или в силу того, что эти ценности стали частью его натуры (как говорят в подобных случаях, интериоризованы в его сознании). В последнем случае можно говорить о «религиозном» отношении ученого к науке, о его убежденности в том, что поиск научной истины имеет некий высший смысл по отношению к жизни ученого. В этом смысле можно интерпретировать выражение Спинозы о том, что науке свойственна «Amor Dei intellectualis». Иными словами, ученым движет любовь к истине, которая выше успеха в науке и связанных с ним простых корыстных соображений [12];

     б) субъектам научной и (или) научно-технической деятельности защиту от недобросовестной конкуренции. Конкуренция является неотъемлемым атрибутом рыночной экономической системы любого государства. Положительное влияние конкуренции на экономическое развитие и необходимость поддержания высокого уровня конкуренции на всех товарных рынках не вызывает сомнения. Конкуренция является наиболее приемлемым средством регулирования основных экономических процессов, распределения материальных благ, удовлетворения интересов потребителей. Вместе с тем конкуренция не способна к саморегуляции в необходимой степени. Поэтому для обеспечения оптимального функционирования рынка требуется законодательное регулирование отношений, складывающихся в условиях конкуренции.

     Защита от недобросовестной конкуренции в начале прошлого века признана составной частью охраны промышленной собственности {1}. И хотя правомерность отнесения защиты от недобросовестной конкуренции к объектам промышленной и интеллектуальной собственности нередко подвергается сомнению, упомянутые факты свидетельствует о давнем признании мировым сообществом необходимости установления правил ведения конкурентной борьбы;

     в) право на обоснованный риск в научной и (или) научно-технической деятельности. В каждом случае целесообразно говорить о необходимости риска. Критериями необходимости выступают, во-первых, большая эффективность рискованных действий по сравнению с другими средствами достижения цели, во-вторых, научная и опытная подготовленность, обусловленная необходимостью внедрения новых средств, ранее не использовавшихся на практике.

     Эффективность рискованного средства, не связанного с риском и связанного с таковым средством, заключается в том, что при равной возможности достижения общественно полезной цели в последнем случае она будет достигнута в более короткий срок и с наиболее положительным результатом.

     Условия правомерности обоснованного риска следует подразделить на относящиеся к:

     1) достигаемой цели:

     а) действительной, а не мнимой;

     б) общественно полезной;

     2) рискованным действиям:

     а) право на совершение рискованных действий принадлежит специальному субъекту;

     б) рискованные деяния (действия, бездействие) должны быть необходимыми, вытекающими из наличия ситуации риска;

     в) при осуществлении рискованной деятельности должна существовать возможность выбора варианта поведения;

     г) при совершении рискованных действий субъекту необходимо предпринять достаточные меры для предотвращения причинения вреда;

     д) совершаемые рискованные действия должны соответствовать имеющимся опыту и знаниям в той или иной области;

     е) неопределенность наступления желаемого результата и негативных последствий в момент осуществления рискованного деяния;

     3) причиненному вреду:

     а) вред при осуществлении рискованных действий (бездействия) может быть причинен любым охраняемым уголовным законом интересам, за исключением жизни многих людей, экологической или общественной безопасности;

     б) вред причиняется рискованными действиями, направленными на достижение общественно полезной цели;

     в) причиненный вред не должен превышать пределов обоснованного риска [2, стр. 23].

     Правовая природа обоснованного риска противоположна правовой природе преступлений. Поэтому, в противоположность составу преступления, правомерно рассмотреть состав исключения уголовной ответственности при реализации лицом своего права на риск. Под последним понимается совокупность необходимых и достаточных признаков, позволяющих не считать деяние, предусмотренное Особенной частью Уголовного кодекса РФ, преступлением. Процесс установления признаков состава обоснованного риска противоположен квалификации преступления, установлению соответствия рассматриваемого деяния составу преступления, описанному в законе[1, стр. 12-19].

     Следует отметить, что в теории уголовного права, кроме изучения преступления через его состав, содержание ряда других явлений также раскрывается посредством системного анализа. Метод системного анализа применяется и при изучении и квалификации деяний, совершаемых при обстоятельствах, исключающих их преступность, в частности, необходимой обороны и крайней необходимости. Его также можно использовать при изучении деяния, причиняющего вред в ситуации риска.

     В уголовно-правовой литературе предлагалось классифицировать  риск на  научный  и производственный, а в рамках производственного – на риск  технический, новаторский и из причинения вреда. Кроме того, выделяли даже такие сугубо специальные виды  риска, как атомный, прокурорско-следственный [10, стр. 203-205].

     Наиболее полную классификацию производственного (хозяйственного)  риска  дал в свое время М.С. Гринберг [9, стр. 200-203]. Классификацию видов обоснованного  риска  рассматривал в свих работах В.И. Шевченко, который отмечает, что профессиональный  риск  существует и в науке, однако о нем мало говорят. Это обусловлено тем, что с момента выработки определенного  научного  постулата до его внедрения в практическую  деятельность и получения результата проходит значительное время. Его последствия не носят непосредственной материальной формы.  В   научной   деятельности  вероятность  риска  возрастает из-за того, что получение результата отдалено во времени и обнаружение  научной  или производственной неудачи (наряду с ней материальной потери), вызванной использованием неправильных методов, устанавливается по прошествии длительного срока [4, стр. 80-83];

     г) свободу доступа к научной и научно-технической информации, за исключением случаев, предусмотренных законодательством РФ в отношении государственной, служебной или коммерческой тайны.  Большие изменения происходят во всем мире по мере продвижения к информационному обществу в сфере образования. Одна из принципиальных проблем, стоящих перед современным образованием, – сделать его более доступным для каждого человека. Эта доступность имеет и экономические, и социальные, и технологические аспекты.

     Однако проблемы выстраивания системы образования в информационном обществе не сводятся к технологиям. В силу своего динамизма это общество потребует от своих членов непрерывного, на протяжении десятков лет, обучения. Это позволит человеку не отставать от времени, быть способным сменить профессию, занять достойное место в социальной структуре общества. В связи с этим даже возникло понятие «принцип пожизненного повышения квалификации». Экономически развитые страны уже сегодня встали на путь создания системы непрерывного образования, включающей дошкольное и школьное образование, профессиональное образование, систему профессиональной переподготовки и повышения квалификации, дополнительного образования (иногда и неформального) и т.д. Уровень количественного и качественного развития образовательной системы позволяет судить о степени продвижения страны по пути к информационному обществу.

     С утверждением Федеральной целевой программы «Электронная Россия (2002–2010 гг.)» можно говорить об актуализации вопроса о гарантировании универсального доступа к современным телекоммуникационным средствам. Согласно требованиям крупнейших международных документов в этой сфере, таким, как, например, Окинавская хартия информационного общества от 22 июля 2000 г., Федеральная целевая программа предусматривает ликвидацию физических и ценовых ограничений доступа. Физические ограничения снимаются путем финансирования строительства магистральных телекоммуникационных линий и сетей доступа. Вопрос о ценовых ограничениях решается с помощью бюджетного финансирования подключения к телекоммуникационным сетям государственных и муниципальных органов и учреждений, а также некоммерческих организаций (организаций в сфере образования, здравоохранения, культуры, местных СМИ, центров общественного доступа к сети «Интернет»). В отношении индивидуального использования доступа гражданами и коммерческими организациями можно сказать, что программа допускает общее конъюнктурное снижение цен (в целом до двух раз) на телекоммуникационные услуги ввиду насыщения рынка предложением услуг доступа и развития конкуренции.

     Сегодня право универсального доступа (право на универсальное обслуживание) можно обоснованно рассматривать как новое право в системе прав и свобод, имеющее основой своего возникновения концепцию свободного потока информации. Однако оно выступает, скорее, в качестве нового социально-экономического права, нежели личного или политического информационного права в смысле ст. 29 Конституции РФ.

     Что же касается в целом проблемы обоснования «права на информацию», основанного на ч. 4 ст. 29 Конституции РФ, то можно говорить о следующем. «Право на информацию», которое исследователи склонны находить в ч. 4 ст. 29 Конституции РФ, является прямым следствием развития теории свободы слова и печати, которая не закрепляет самостоятельного субъективного права человека. Поскольку принцип свободы информации универсален для информационного обмена в обществе, объяснимо, что его выражение в конституционном тексте выступает своеобразной «копилкой правомочий» для всех информационных прав в целом. Иными словами, ч. 4 ст. 29 Конституции РФ не фиксирует самостоятельного субъективного информационного права, как это имеет место в конституционном тексте в отношении свобод мысли, слова и массовой информации (ч. 1 и 5 ст. 29), а выполняет служебную функцию, отражая дополнительные гарантии базовых информационных свобод наряду с гарантиями, закрепленными ч. 2 и 3 ст. 29. Значительные перспективы развития этого направления научной дискуссии можно связать с обоснованием на его базе права граждан на коммуникацию (права универсального доступа) как нового социально-экономического права.

     Главной задачей гарантирования права на доступ к информации является допуск граждан к сведениям, которые властные структуры предпочли бы скрыть от общественности, обосновывая эти действия требованиями национальной безопасности или служебным характером документации. Следствием воплощения на практике юридической конструкции права на доступ к информации, таким образом, будет не обеспечение многообразия информационного предложения для общества, которое воплощается в реализации свободы слова и печати, а гарантирование открытости политического властвования.

     Любопытно, что правовое обоснование доступа к информации органов власти в законодательстве зарубежных государств также связывается с принципом «свободы информации». Но, в отличие от описанного выше принципа свободы информации, который использовался в международной дискуссии о свободе мысли и слова, он обусловлен исключительно проблематикой гласности деятельности органов власти. Поэтому зарубежные законы, в наименовании которых содержатся национальные эквиваленты термина «freedom of information», как правило, строго регулируют вопросы доступа к информации органов власти. В международной правовой дискуссии тема свободы информации («freedom of information», или FOI) также осваивается сугубо в связи с проблемой доступа граждан к информации органов власти.

     По данным организации «Transparency International Russia», в мире законы о праве на информацию в составе национального законодательства имеют около 100 государств. Считается, что в мировой правовой практике значительный импульс развитию законодательства о праве доступа к информации и обоснованию самостоятельности этого права придала получившая широкий резонанс борьба американской общественности с засекреченностью документов. Война во Вьетнаме, документы Пентагона и Уотергейта наглядно продемонстрировали, какие угрозы скрыты в чрезмерной секретности и в сопутствующем этому отсутствии официальной отчетности. Принятый в 1966 г. и претерпевший впоследствии более либеральные изменения Закон США «О свободе информации» является сегодня одним из наиболее влиятельных документов в вопросе о построении в национальном законодательстве системы правовых механизмов доступа к информации. С начала 60-х годов прослеживается устойчивая тенденция к принятию национальных законов, гарантирующих доступ к информации о деятельности органов власти. Начиная с этого времени (за исключением Финляндии, где такой закон был принят в 1951 г., и Швеции – в 1766 г.) количество принимаемых национальных законов о доступе растет в геометрической прогрессии. Особенно урожайными на законы о доступе были последние двадцать лет.

     Основы субъективного права на доступ к информации можно найти в ч. 2 ст. 24 Конституции РФ, устанавливающей, что «органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом». В связи с особенностями закрепления этого права в конституционном тексте имеет смысл прокомментировать данную позицию [13].

     Любая попытка дать некую классификацию информационных ресурсов общества оказывается обреченной на неполный результат. В основу классификации можно положить:

     - отраслевой принцип (по виду науки, промышленности, социальной сферы, т.е. того, к чему относится информация);

     - форму представления (по виду носителей, степени формализованности, наличию дополнительного описания и пр.).

     Внутри каждого класса можно проводить дополнительное, более детальное разделение. Например, ресурсы Интернета можно разделять по их назначению и по формам представления на сервисную, библиографическую информация, материалы телеконференций, программное обеспечение, видео и т.д.

     Огромные информационные ресурсы сосредоточены в библиотеках. Пока доминируют традиционные (бумажные) формы их представления, но все больше библиотечных ресурсов в последние годы переводится на цифровую (безбумажную) основу.

     Во всех развитых странах существуют специализированные системы  научно-технической информации. Они включают многочисленные специальные издания, патентные службы и т.д. Информация такого рода часто является дорогостоящим товаром. Правовую информацию составляют своды законов, кодексы, нормативные акты, другие виды документов – без этого не может жить ни одно государство.

     Свои отраслевые информационные ресурсы имеются у любой социальной, промышленной, аграрной и иной сферы общества. Огромны информационные ресурсы оборонной сферы, системы образования и т.д. Классификация, отраженная на рисунке, не охватывает всех видов национальных информационных ресурсов и не претендует на полноту. Дело в том, что это понятие сформировалось относительно недавно, примерно четверть века назад, в ответ на растущую зависимость развитых стран от объемов  информации, уровня развития средств ее передачи и обработки.

     Обилие информационных ресурсов и возможность их представления в современном, «электронном», виде привели к появлению развитого рынка информационных ресурсов, товаров и услуг. В настоящее время во многих странах сформировался национальный рынок информационных ресурсов; видны и явные признаки формирования мирового рынка. Этот рынок во многом подобен рынку традиционных ресурсов, поскольку имеет определенную номенклатуру товаров, в качестве которых выступают информационные продукты и услуги. Товарами могут быть:

     а)  информация  бытового характера о  доступе  к «обычным» товарам и услугам, их стоимости;

     б)  информация   научно-технического  характера (патенты, авторские свидетельства, научные статьи и т.д.);

     в) информационные технологии, компьютерные программы;

     г) базы данных, информационные системы и многое другое.

     Рынок информационных товаров и услуг в своем развитии прошел несколько стадий. Его активное формирование совпало во времени с появлением первых ЭВМ, т.е. с началом 50-х годов ХХ в. Это совпадение в значительной мере случайно, так как первые ЭВМ еще не создавали информационной инфраструктуры. В то время бурный расцвет науки и техники привел к созданию первых профессиональных информационных служб для этих областей, и соответствующий рынок был ориентирован на узкий слой ученых и специалистов.

     По-настоящему рынок информационных товаров и услуг расцвел после широкого внедрения микрокомпьютеров и основанных на их использовании телекоммуникационных систем. Кроме того, решающее значение для формирования рынка имело создание баз данных о множестве направлений знаний и человеческой деятельности. Процесс этот принял массовый характер в 80-х годах ушедшего века, когда появились первые признаки глобализации данного рынка, начинался международный обмен на нем товарами и услугами. Ведущими странами на рынке информационных товаров и услуг в настоящее время являются США, Япония и ряд стран Западной Европы. Вполне сформировавшийся информационный рынок есть и в России, хотя по объему предлагаемых услуг он пока уступает аналогичным рынкам экономически высокоразвитых стран.

     Постепенно в российском обществе начинает формироваться понимание простой истины: если информация – товар, то за нее надо платить. В противном случае разрушается основа рынка. Например, рынок программного обеспечения в нашей стране мог бы быть гораздо более развитым, если бы не происходило массового «пиратского» копирования программ. По мере совершенствования социально-экономических отношений, законодательства, подобная практика постепенно уходит в прошлое, хотя немало проблем в этой сфере остается.

     Информационные услуги – особый вид товара на информационном рынке. Примером информационной услуги является выполняемый многими библиотеками подбор литературы по тематике заказчика. Причем, кроме литературы, которая есть в библиотеке, ее работники могут выполнить и более широкий поиск, чтобы дать клиенту исчерпывающие сведения. Информационные услуги возможны при наличии баз данных по соответствующей проблематике (в компьютерном или некомпьютерном варианте).

     Информационные услуги оказывают не только библиотеки. Во многих странах мира, в том числе в России, существуют специальные институты, которые обрабатывают  информацию  по многим областям знаний и готовят обзоры, рефераты, краткую  информацию  для специалистов.

     В сфере бизнеса информационные услуги включают в себя предоставление определенной деловой  информации, консультации по определенной тематике и т.д. В сфере коммуникаций информационные услуги оказывают операторы связи, провайдеры Интернета (т.е. организации, осуществляющие за плату  доступ  пользователей и их обслуживание). Некоторые формы услуг по обучению и повышению квалификации также вполне можно рассматривать как информационные (например, дистанционное обучение на технической базе телекоммуникационной сети).

     В основе информационной революции лежит взрывное развитие информационных и коммуникационных технологий. В этом процессе отчетливо наблюдается и обратная связь: движение к информационному обществу резко ускоряет процессы развития указанных технологий, делая их широко востребованными. Однако бурный рост производства средств вычислительной техники, начавшийся с середины ХХ в., не стал причиной перехода к информационному обществу. Компьютеры использовались сравнительно небольшим числом специалистов до тех пор, пока существовали обособленно. Важнейшими этапами на пути в информационное общество стало:

     - создание телекоммуникационной инфраструктуры, включающей в себя сети передачи данных;

     - появление огромных баз данных,  доступ  к которым через сети получили миллионы людей;

     - выработка единых правил поведения в сетях и поиска в них  информации.

     Огромную роль в обсуждаемом процессе сыграло создание Интернета. Сегодня Интернет представляет собой колоссальную и быстро растущую систему, число пользователей которой к началу 2011 г. превысило 1,4 миллиард человек. Необходимо отметить, что количественные характеристики Интернета устаревают быстрее, чем печатаются книги, в которых эти показатели приводятся.

     Информационные и коммуникационные технологии постоянно развиваются. Постепенно происходит универсализация ведущих технологий, т.е., вместо того, чтобы для решения каждой задачи создавать собственную технологию, разрабатывают мощные универсальные технологии, допускающие много вариантов использования. Пример тому – ѕ офисные системы программного обеспечения, в которых можно производить множество разнообразных действий ѕ от простейшего набора текста до создания специализированных программ (скажем, начисления заработной платы с помощью табличного процессора).

     Универсализации информационных технологий способствует широкое использование мультимедиа. Современная мультимедийная система способна объединить функции, например, компьютера, телевизора, радиоприемника, мультипроектора, телефона, автоответчика, факса, обеспечивая при этом и  доступ  к сетям передачи данных.

     Совершенствование вычислительной техники приводит к персонализации и миниатюризации устройств хранения  информации. Крошечные, умещающиеся на ладони, устройства, имеющие все функции персонального компьютера, позволяют человеку обзавестись собственным универсальным справочником, объем информации которого сопоставим с несколькими энциклопедиями. Поскольку это устройство может быть подключено к сети, то оно же передает и оперативные данные, например, о погоде, текущем времени, состоянии пробок на дорогах и т.д.;

     д) подготовки, повышения квалификации и переподготовки научных работников и специалистов государственных научных организаций. Система подготовки, переподготовки и повышения квалификации кадров является главным источником получения педагогами и управленцами новой информации, нового знания и новых навыков, поэтому именно данная система, в известной мере, несет ответственность за подготовленность работников образования к модернизационным процессам.

     Повышение квалификации и переподготовка научных работников и специалистов государственных научных организаций осуществляется в соответствии с тремя основными приказами Министерства науки и образования РФ:

     1) от 14 декабря 2010 г. № 1759 «О повышении квалификации научно-педагогических работников государственных образовательных учреждений высшего и дополнительного профессионального образования, подведомственных Министерству образования и науки Российской Федерации, в федеральных государственных образовательных учреждениях высшего и дополнительного профессионального образования, подведомственных Министерству образования и науки Российской Федерации, в 2011 году»;

2) от 14 декабря 2010 г. № 1760  «О повышении квалификации педагогических работников государственных образовательных учреждений среднего профессионального и начального профессионального образования, подведомственных Министерству образования и науки Российской Федерации, в федеральных государственных образовательных учреждениях высшего и дополнительного профессионального образования, подведомственных Министерству образования и науки Российской Федерации, в 2011 году»;

     3) от 27 июня 2011 г. № 1277 «Об организации повышения квалификации научно-педагогических и педагогических  работников  за счет средств федерального бюджета в 2012 году».

     В целях организации повышения квалификации  научно-педагогических работников  федеральных государственных образовательных учреждений высшего профессионального образования, а также педагогических  работников  федеральных государственных образовательных учреждений начального и среднего профессионального образования, подведомственных Минобрнауки России, за счет средств федерального бюджета в 2012 г. Департамент профессионального образования просит представить свои предложения по организации:

     -  повышения   квалификации   научно-педагогических   работников  вузов за счет контрольных цифр приема, выделяемых вузам и учреждениям дополнительного профессионального образования, подведомственным Минобрнауки России и реализующим образовательные программы дополнительного профессионального образования (далее - контрольные цифры приема);

     - повышения  квалификации  командированных  научно-педагогических   работников  вузов, подведомственных Минобрнауки России;

     - повышения квалификации командированных педагогических  работников  учреждений начального и среднего профессионального образования, подведомственных Минобрнауки России;

     е) финансирования проектов, выполняемых по государственным заказам. К настоящему времени в целом завершилось формирование современной системы государственной поддержки фундаментальной науки в России, основными компонентами которой являются:

     - базовое финансирование, обеспечивающее выполнение плановых научных исследований, содержание и развитие инфраструктуры науки: научных установок, аппаратуры, зданий, сооружений и т.п. Эта часть государственной поддержки науки как единого целого реализуется, главным образом, через Российскую академию наук; 
     - целевые программы, ориентированные на выполнение научных исследований по приоритетным направлениям. Финансирование этих программ осуществляет Министерство образования и науки РФ; 
     - поддержка проектов, предложенных самими учеными в инициативном порядке. 
     Российская наука сегодня предельно сильно зависит именно от базового бюджетного финансирования. Стратегическим интересам государства отвечало бы финансирование на уровне 2–3% ВВП, который характерен для большинства стабильно развивающихся стран. Слабый научно-технический сектор, поглощающий менее 2% ВВП, характерен для стран с сырьевой ориентацией экспорта.

ПРИЛОЖЕНИЕ

{1} Например, в 1900 г. в Парижскую конвенцию по охране промышленной собственности были включены положения о защите от недобросовестной конкуренции. В середине XX в. Конвенция, учредившая Всемирную Организацию интеллектуальной собственности, включила защиту от недобросовестной конкуренции в перечень прав, составляющих интеллектуальную собственность.

Литература: 
[1] Аюева Е.И. О взаимосвязи цели и интереса в правоприменительной  деятельности  // Советское государство и  право. 1973. № 2. 
[2] Балалаева М.В. Обстоятельства, исключающие преступность действий сотрудников органов внутренних дел, совершаемых в сфере их профессиональной  деятельности: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2001. С. 23.
[3] Гордеева Н.А., Филь М.М. Право и реформирование науки. Проблемы и решения. М.: Новая правовая культура, 2005. 
[4] Завьялов Ю.С. Связь  права  с интересами коллектива и личности // Советское государство и  право. 1967. № 7. 
[5] Козлов И.П. К вопросу о качестве современного юридического образования // Юстиция. 2013. № 1.
[6] Кудрявцев В.Н. Свобода научного творчества // Государство и право. 2005. № 5. 
[7] Лебедев В.В. Правовое положение научных и образовательных учреждений в Российской Федерации // Юстиция. 2012. № 4.
[8] Пуговкин А. Российской науке требуется господдержка // Сайт о нанотехнологиях № 1 в России, http://www.nanonewsnet.ru/blog/birger/rossiiskoi-nauke-trebuetsya-podder..., 30.10.2009.
[9] Ситковская О.Д. Психология уголовной ответственности. М., 1998. С. 200–203. 
[10] Уголовное  право. Общая часть / Под ред. А.И. Рарога. М., 1997. 
[11] Шрейдер Ю.А. Свобода как предпосылка науки // Ценности, которые мы выбираем. М.: Эдиториал УРСС, 1999. 
[12] Шрейдер Ю.А. Галилео Галилей и римско-католическая церковь // Вопросы истории, естествознания и техники. 1993. № 1.