Принципы обеспечения общественной безопасности Российской Федерации

Номер журнала:

Краткая информация об авторах: 

аспирант кафедры теории и истории государства и права Тамбовского государственного университета имени Г.Р. Державина

Аннотация: 

В настоящей статье анализируется система принципов обеспечения общественной безопасности Российской Федерации, установленная федеральным законом «О безопасности». Автор приводит сравнение указанных принципов с аналогичными принципами, установленными ранее действовавшим законом.

Ключевые слова: 

Национальная безопасность, общественная безопасность, принцип, ФЗ «О безопасности», Россия, РФ.

     С точки зрения философии, «принцип» есть центральное понятие, основание системы, представляющее обобщение и распространение какого-либо положения на все явления той области, из которой данный принцип абстрагирован  [27, стр. 543]. Согласно общепринятой {1}  концепции в отечественном правоведении принципы права выражают главное, основное в праве, тенденции его развития, то, на что право должно быть ориентировано, устремлено  [2, стр. 123]. Иными словами, принципы права – основные идеи, основополагающие начала в праве.

     Следует отметить, что правовой принцип есть выражение развитой правовой доктрины. Так, по мнению Т.В. Кашаниной, «принципы права в отличие от правовых предписаний модального характера (конкретных юридических норм) больше зависят от состояния правовых знаний. Они возникают лишь на определенном этапе развития права, непосредственно связанном с появлением развитого юридического мышления, то время как нормы-предписания возникают еще в древности, стихийно, в ходе повседневной практической деятельности людей» [9, стр. 242].

     Принципы обеспечения безопасности содержатся в Федеральном законе «О безопасности». Безусловно, они относятся к обеспечению национальной безопасности, однако распространяются на сферу обеспечения общественной безопасности, поскольку последняя входит в систему национальной безопасности.

     Закон Российской Федерации «О безопасности» 1992 года определял в качестве принципов обеспечения безопасности в Российской Федерации:

     1) законность; 2) соблюдение баланса жизненно важных интересов личности, общества и государства; 3) взаимную ответственность личности, общества и государства по обеспечению безопасности; 4) интеграцию с международными системами безопасности [6].

     Новый Федеральный закон «О безопасности» устанавливает следующие принципы обеспечения безопасности в Российской Федерации:

     1) соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина;
2) законность; 3) системность и комплексность применения федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, другими государственными органами, органами местного самоуправления политических, организационных, социально-экономических, информационных, правовых и иных мер обеспечения безопасности; 4) приоритет предупредительных мер в целях обеспечения безопасности; 5) взаимодействие федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, других государственных органов с общественными объединениями, международными организациями и гражданами в целях обеспечения безопасности  [25].

     Таким образом, в новом Федеральном законе «О безопасности» законодателем были существенно изменены основные принципы обеспечения безопасности, что, на наш взгляд, может и должно сказаться на всей системе обеспечения национальной безопасности в России на современном этапе.

     Первым в иерархии принципов является соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина. Отметим, что В.М. Редкоус еще в 2008 году писал о необходимости включения данного принципа в систему принципов обеспечения безопасности [15, стр. 43]. Позиция законодателя объясняется тем, что данный принцип установлен в развитии конституционной нормы о том, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Более того, данный принцип закреплен также и на международном уровне: во Всеобщей декларации прав человека 1948 г., а также Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Следует подчеркнуть, что данный принцип установлен в ряде других федеральных законах  [20], [22, ст. 3215], в том числе – в сфере обеспечения различных видов безопасности [23], [24].

     Особую важность данный принцип имеет в разрезе ст. 55 Конституции, согласно которой государство праве ограничивать некоторые права и свободы для устранения угроз безопасности. В этой связи данный принцип, так или иначе, служит защитой от такого ограничения прав человека, которое не соотносимо с реальными угрозами безопасности. Примером такого ограничения может служить, в частности программа слежки, внедренная Агентством национальной безопасности США после событий 11 сентября 2001 года, которая не была бы известной без разглашения ее деталей бывшим сотрудником ЦРУ Э. Сноуденом [17].

     В данном ключе Д.В. Ирошников предлагает включить в список принципов обеспечения безопасности принцип «ограничения прав и свобод человека и гражданина в случаях возникновения реальной угрозы государственной безопасности», с ключевым словом «реальная угроза». По мнению исследователя «данный принцип будет являться гарантией от необоснованного ограничения прав и свобод человека и гражданина из-за мнимых (выдуманных) угроз государственной безопасности, так как данные случаи имели место в истории нашей страны» [7, стр. 104].

     Вторым в иерархии принципов обеспечения безопасности следует принцип законности. Принцип законности – конституционный общеправовой принцип, который без преувеличения можно отнести к любой сфере общественной жизни. Принцип законности предполагает соблюдение законов и иных нормативных правовых актов всеми субъектами права. С обеспечением безопасности принцип законности связывает М.П.Стетюха: «Законность составляет основу порядка в государстве и гармонии в обществе, через законность формируется правопорядок и обеспечиваются права и свободы, безопасность граждан» [18, стр. 6].

     Далее следует принцип системности и комплексности политических, организационных, социально-экономических, информационных, правовых и иных мер обеспечения безопасности. Это новое принципиальное требование, которое свидетельствует, во-первых, о росте серьезности угроз национальной безопасности страны в современном мире, а во-вторых, - о понимании законодателем, что в нынешних условиях, только совместными усилиями всех государственных и общественных структур и при реализации всего комплекса мер обеспечения безопасности возможно обеспечить надлежащий уровень безопасности [28, стр. 25].

     Данный принцип подразумевает, что меры по обеспечению безопасности должны проводиться в рамках комплексной системы мер, сочетающих в себе политические, организационных, социально-экономические, информационные, правовые, и иные меры обеспечения национальной безопасности в целом и ее видов.

     Следующий принцип закрепляет приоритет предупредительных мер в целях обеспечения безопасности. Здесь имеет смысл указать, что еще в в 2006 году в связи с принятием федерального закона «О противодействии терроризму» в законодательстве центральное понятие «борьба с терроризмом» сменилось более широким понятием «противодействие терроризму», кототрое включает в себя борьбу с терроризмом как один из элементов (помимо предупреждения терроризма и минимизацией и ликвидацией последствий его проявлений). Закрепление применения предупредительных мер (не просто применения, а именно приоритета данных мер по отношению к другим) как принципа обеспечения безопасности прежде всего обусловлено тем, что профилактика в целях предупреждения опасности в любой сфере деятельности человека обладает исключительной важностью [7, стр. 105].

     Заключительный принцип обеспечения безопасности - взаимодействие федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, других государственных органов с общественными объединениями, международными организациями и гражданами в целях обеспечения безопасности. Следует отметить, что в науке уже имело место предложение дополнения закона подобным принципом (в авторской редакции он звучал как принцип «взаимозависимости деятельности общественных объединений по содействию безопасности на федеральном уровне и безопасности конкретного региона» [10, стр. 125]. В ранее действовавшем законодательном акте данный принцип раскрывался через два принципа: принцип интеграции с международными системами безопасности и принцип взаимной ответственности личности, общества и государства по обеспечению безопасности. Последний неоднократно справедливо критиковался исследователями. Так, по мнению Д.В. Ирошникова «словосочетание «взаимная ответственность» характеризует отношения в статике, то есть представляет собой некий постулат о наличии у личности, общества и государства некой ответственности по обеспечению безопасности. Новый принцип через категорию «взаимодействие» указывает на отношения в динамике: через действия граждан, общественных объединений, а также государственных органов, направленных на осуществления взаимодействия между ними» [7, стр. 108]. Кроме того, В.М. Редкоус писал о необходимости заменить в закрепленном в законе «О безопасности» 1992 г. слово «личность» на словосочетание «человек и гражданин». По его мнению, это будет в большей степени отвечать духу и букве Основного закона России [15, стр. 44].

      Нам представляется целесообразным рассмотреть проблемы реализации принципа взаимодействия органов государственной власти с общественными объединениями в целях обеспечения безопасности, поскольку именно для общественной безопасности этот принцип представляет особый интерес, ибо здесь общество и общественные объединения выступают не только как объект, но и одновременно как субъект обеспечения общественной безопасности. На этот счет справедливо отмечает И.Л. Шершнев, что «наряду с деятельностью государства по обеспечению безопасности важно развивать общественную систему безопасности, которая органично дополнит пространство обеспечения национальной безопасности и активизирует общественные силы, объединения и негосударственные организации в этой области» [29, стр. 27].

     Причиной создания общественных организаций, целью которых является обеспечение безопасности в науке считается то, что «государственные органы, призванные обеспечить безопасность в различных сферах, сами отчасти дезорганизованы и в сегодняшней ситуации неспособны полностью справиться со всем многообразием задач обеспечения безопасности. Остро чувствуя свою незащищенность, общество напрямую, без посредничества государства, пытается предпринять шаги в плане обеспечения собственной безопасности» [1, стр. 303].

     Необходимо отметить, что учеными предлагалось даже принять Федеральный закон «О деятельности общественных объединений в сфере обеспечения безопасности» [29, стр. 62], что, на наш взгляд, весьма спорно, в рамках его соотношения с иными законодательными актами, регулирующими данные вопросы. Да и целесообразность принятия отдельного федерального закона в целом вызывает сомнения.

     Необходимо отметить, что в рамках организационных мер совершенствования негосударственной системы обеспечения безопасности В.Н. Королев предлагает создать орган (Лигу, Ассоциацию, Союз) для координации деятельности общественных объединений в сфере обеспечения национальной безопасности. По его мнению «Национальный антитеррористический комитет» мог бы взять на себя «координацию деятельности институтов гражданского общества по противодействию внутренним и внешним угрозам» [10, стр. 116, 151]. При этом автор указывает на трудности в практическом объединении большинства негосударственных структур на федеральном уровне в Союз или Лигу и предлагает «объединить руководителей этих организаций под эгидой квалифицированных государственных ведомств, например, Совет Безопасности, Национального антитеррористического комитета проповедуя национально-менеджерскую организацию» [10, стр. 162]. Исследователь разработал целый комплекс мер, который включает следующие элементы: «получение от руководителей общественных объединений полных данных… о физических и юридических лицах, которые находятся в их коммерческих интересах», «проверка по учетам ФСБ России и МВД России данных физических и юридических лиц» с целью создания единого «банка данных» [10, стр. 154-155].

     Согласимся с мнением Д.В. Ирошникова, который называет данные меры спорными по следующим основаниям.

     Во-первых, задача подвести под координацию единого органа огромное количество общественных объединений, осуществляющих свою деятельность по различным направлениям (экология, экономика, пожарная охрана и т.п.) представляется практически неосуществимой на практике.

     Во-вторых, достаточно дискуссионный вопрос о том, нужна ли такая координация. Ведь мы говорим о взаимодействии отдельных органов государственной власти с отдельными общественными объединениями в целях обеспечения безопасности. При этом основную роль субъекта обеспечения безопасности играют все-таки госорганы, а общественные объединения лишь содействуют данной деятельности. Встает вопрос, если взаимодействие данных субъектов активно осуществляется, при этом принося пользу обоим, нужен ли координирующий орган?

     В-третьих, создание координирующего органа может нарушить принципы добровольности и самоуправления, вытекающие из определения понятия «общественное объединение», содержащегося в действующем законодательстве.

     В-четвертых, Национальный антитеррористический комитет, предлагаемый автором как вариант координирующего органа –слишком узко специализированная организация для координации широкого спектра общественных объединений, так или иначе задействованных в обеспечении безопасности (например, в сфере экологической безопасности).

     В-пятых, касаемо комплекса мер, в числе которых передача информации в «органы», следует отметить, что здесь автор уже переходит от взаимодействия к некой интеграции, слиянию негосударственных структур и их руководителей и спецслужб. Кроме того, сразу встает вопрос о защите персональных данных и иной, охраняемой законом информации [8, стр. 21].

     Сегодня можно привести ряд примеров, демонстрирующих активное взаимодействие государственных органов с общественными объединениями в целях обеспечения различных видов национальной безопасности.

     В частности, нельзя не отметить Межрегиональную общественную организацию «Общественная академия национальной безопасности», инициатива создания которой поддержана и одобрена Аппаратом администрации Президента РФ, Аппаратом Совета Безопасности РФ. Деятельность Академии курируется администрацией Президента РФ [11]. Направления деятельности академии включают широкий спектр вопросов обеспечения различных видов безопасности.

     Под эгидой Общероссийского союза «За гражданское общество, законность и правопорядок» действует «Национальный гражданский комитет по взаимодействию с правоохранительными, законодательными и судебными органами», который, в частности явился инициатором подписания Общественного Договора об обеспечении национальной и общественной безопасности на Российском Форуме в г. Нижний Новгород (2003 г.) [12].

     Кроме того, в настоящее время действует Московская городская организация Российского Союза негосударственных охранных, детективных, учебных, технических, юридических, информационно-аналитических предприятий и служб безопасности (МГО РСПБ), которая объединяет на основе общих профессиональных интересов субъектов, имеющих отношение к обеспечению комплексной безопасности предпринимательства и личности [13].

     Нельзя не отметить инициативу воссоздания в некоторых регионах России народных дружин. По словам генерал-полковника полиции Н.А. Овчинникова «Фактически народные дружины уже давно действуют во многих регионах. Всего на территории России - более 34 тысяч общественных формирований правоохранительной направленности, в них числится более 363 тысяч человек. С участием дружинников в год раскрывается около 40 тысяч преступлений и выявляется свыше 400 тысяч административных правонарушений» [21].

     Необходимо особо подчеркнуть важность принятия Федерального закона от 6 мая 2011 года №100-ФЗ «О добровольной пожарной охране» [26], который регулирует деятельность общественных организаций, основной уставной целью которых является участие в осуществлении деятельности в области пожарной безопасности и проведении аварийно-спасательных работ, таких, например, как Всероссийское добровольное пожарное общество [14]. Эта деятельность особенно актуальна в связи с крупными лесными пожарами 2010 года.

     Таким образом, активное сотрудничество государственных органов с общественными организациями с учетом их обоюдной заинтересованности должно дать положительные результаты в деятельности по обеспечению различных видов безопасности.

     В рамках нового федерального закона «О безопасности» законодатель отказался от принципа соблюдения баланса жизненно важных интересов личности, общества и государства, который неоднократно подвергался обоснованной критике в юридической науке. В.М. Редкоус на этот счет имел следующее мнение: «Реализация принципа обеспечения баланса интересов личности, общества и государства внутри страны является весьма проблематичным явлением в силу сложности реального установления такого баланса» [15, стр. 43]. С.Ю. Чапчиков обосновывает исключение данного принципа процессом демократизации общественной жизни, что отражает приоритет интересов личности [28, стр. 24].

     Рассмотрев принципы обеспечения безопасности, следует оговориться, что это законодательно закрепленные руководящие идеи обеспечения национальной безопасности. Безусловно, они будут распространяться и на сферу обеспечения общественной, государственной, экономической, информационной и иных видов безопасности. А поскольку национальная безопасность весьма многогранна и имеет множество различных видов и подвидов, то нам представляется логичным выработка своих принципов обеспечения для различных видов национальной безопасности при условии действия базовых принципов (подобие общеправовых и отраслевых принципов, которые дополняют друга в процессе правового воздействия). В частности, Д.В. Ирошников предлагает принцип обеспечения государственной безопасности, который весьма спорно можно включить в федеральный закон и отнести его ко всей системе национальной безопасности. По нашему мнению, чтобы избежать каких-либо противоречий возможно установить свои «узкие» принципы обеспечения того или иного вида национальной безопасности и прописать их в стратегиях, концепциях, доктринах, принимаемых по данным видам национальной безопасности.

     В частности, нам представляется, что в дополнении к установленной законодательно системе принципов, к принципам обеспечения общественной безопасности можно отнести принцип приоритета общественной стабильности и устойчивого развития общества в процессе обеспечения безопасности. На наш взгляд, данный принцип позволит сохранить некоторое равновесие в объекте обеспечения безопасности в процессе такого обеспечения, учитывая, что одним из источников угроз общественной безопасности является само государство.

ПРИМЕЧАНИЕ

{1} Безусловно, некоторые исследователи высказывают аргументы против традиционного понимания правовых принципов [19]

Литература: 
[1] Бабурин С.Н., Дзлиев М.И., Урсул А.Д. Стратегия национальной безопасности России: теоретико-методологические аспекты: монография. – М.: Магистр: ИНФА-М, 2012. 
[2] Байтин М.И. Сущность права (современное нормативное правопонимание на грани двух веков). Саратов : СГАП, 2001.
[3] Гусева О.В. Ситников Н.И. Повышение психологической компетентности населения и профессионалов разного уровня // Специальная психология. 2012. № 2.
[4] Гусейнов А.А. П.П. Апрышко, А.П. Петров, Ю.Н. Солодухин. 8-е изд., дораб. и доп. М. : Республика ; Современник, 2009.
[5] Ермаков К.Д. К вопросу о профессиональной подготовке специальных психологов // Специальная психология. 2012. № 2.
[6] Закон РФ от 05.03.1992 № 2446-1 (ред. от 26.06.2008) «О безопасности» // Российская газета. 1992. № 103. 6 мая.
[7] Ирошников Д.В. Правовая политика Российской Федерации в свере государственной безопасности. дис. … канд. юрид. наук. Тамбов, 2011.
[8] Ирошников Д.В. Взаимодействие органов государственной власти с общественными объединениями в целях обеспечения национальной безопасности Российской Федерации // Юридическая наука. 2012. № 3. 
[9] Кашанина Т.В. Структура права: монография. М., Проспект, 2013. 
[10] Королев В.Н. Взаимодействие органов государственной власти и общественных объединений по обеспечению национальной безопасности в современной России: дис. … кадн. полит. наук. Орел, 2007. 
[11] Официальный сайт Межрегиональной общественной организации «Общественная академия национальной безопасности». URL: http://www.anb.cc
[12] Официальный сайт Общероссийского союза «За гражданское общество, законность и правопорядок» URL: http://ngounion.ru 
[13] Официальный сайт Московской городской организации Российского Союза негосударственных охранных, детективных, учебных, технических, юридических, информационно-аналитических предприятий и служб безопасности (МГО РСПБ). URL: http://mgorspb.ru 
[14] Официальный сайт Всероссийского добровольного пожарного общества. URL: http://www.vdpo.ru 
[15] Редкоус В.М. Законодательное обеспечение национальной безопасности в государствах-участниках СНГ. 
[16] Рабова А.Д. Специальная психолого-правовая подготовка сотрудников МВД России и ФСИН России // Специальная психология. 2011. № 4.
[17] Сноуден стал «разведчиком Года» // Российская газета. 28.06.2013 г.
[18] Стетюха М.П. Принцип законности: теоретическая конструкция и практическая реализация в правотворческой деятельности // Право и государство: теория и практика. 2009. № 8.
[19] Сурко Е.В. Принципы права : монография. М. : Ось-89, 2008).
[20] Трудовой кодекс Российской Федерации от 30.12.2001 № 197-ФЗ (ред. от 23.07.2013) // СЗ РФ. 07.01.2002. № 1 (ч. 1). 
[21] Ул. Безопасная, № Порядковый. Милиция призывает граждан к охране общественного порядка // Российская газета. 11 марта 2009. Федеральный выпуск. № 4864.
[22] Федеральный закон от 27.07.2004 № 79-ФЗ (ред. от 02.07.2013) «О государственной гражданской службе Российской Федерации» // СЗ РФ. 02.08.2004. № 31. 
[23] Федеральный закон от 06.03.2006 № 35-ФЗ (ред. от 03.05.2011) «О противодействии терроризму» // Российская газета. 2006. № 48. 10 марта; 
[24] Федеральный закон от 07.02.2011 № 3-ФЗ (ред. от 01.07.2011) «О полиции» // Российская газета. 2011. № 28. 10 февр.
[25] Федеральный закон от 28.12.2010 № 390-ФЗ «О безопасности» // Российская газета. 2010. 29 декабря. № 295.
[26] Федеральный закон от 6 мая 2011 года №100-ФЗ «О добровольной пожарной охране» // Российская газета. № 98. 11 мая 2011.
[27] Философский словарь / под ред. И.Т. Фролова.
[28] Чапчиков С.Ю. Комментарий к Федеральному закону от 28 декабря 2010 года № 390-ФЗ «О безопасности» (постатейный). М.: Юстицинформ, 2011. 
[29] Шершнев И.Л. Деятельность общественных объединений в области обеспечения национальной безопасности Российской Федерации. Дис. … канд. Полит. наук. М., 2004.