Конкурсное производство как процедура несостоятельности (банкротства) кредитных организаций: практика, проблематика, вопросы правоприменения

Номер журнала:

Краткая информация об авторах: 

советник отдела нормативно-правового отраслевого обеспечения Департамента нормативно-правового обеспечения Министерства спорта Российской Федерации

Аннотация: 

Институт конкурсного производства является очень важным этапом при несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций и имеет недостатки правового регулирования. Законодатель пытается разрешить ряд сложных теоретических и практических проблем данного правового института, создать справедливый баланс публичных и частных интересов, обеспечить соблюдение прав и законных интересов всех лиц, участвующих в деле о несостоятельности. Но, устраняя одни проблемы, законодатель, как мы видим, одновременно порождает другие. Это лишний раз подтверждает актуальность данных особенностей.

Ключевые слова: 

конкурсные отношения, институт несостоятельности, банкротство, арбитражный суд, сохранность имущества должника, конкурсный управляющий.

     Проблемы правового регулирования конкурсных отношений и пути их разрешения актуальны для любого общества, основанного на свободных рыночных отношениях.

     Действующие в настоящее время в этой области нормативные акты сыграли свою положительную роль. Но каждый, кто связан с практикой предпринимательских отношений, на собственном опыте ощутил необходимость совершенствования правового регулирования института несостоятельности (банкротства).

     Для российской действительности характерны не только недостатки в текстах законодательных актов, но и их противоречие друг другу, а также некомпетентность участников конкурсных отношений в процессе применения норм несостоятельности (банкротства) на практике.

     Изучение законодательства о банкротстве и практики его применения показывает, что оптимальные научные и практические решения по целому ряду ключевых вопросов регулирования конкурсных отношений в нашей стране пока не найдены. Прежде всего, это те положения Закона о банкротстве, которые закрепляют определенный баланс интересов лиц, участвующих в деле о банкротстве: интересов должника и кредиторов, конкурирующих кредиторов, должника и кредиторов, с одной стороны, и интересов государства – с другой и т.д. [12, стр. 4, 5]

     Общая характеристика процедуры конкурсного производства

     Конкурсное производство является единственной процедурой, вводимой арбитражным судом после признания кредитной организации банкротом.

     Необходимо отметить, что Федеральным законом от 25 февраля 1999 г. № 40-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» [19, Ст. 1097] (далее – Закон о банкротстве кредитных организаций) предусматривалась процедура наблюдения. Однако 20 августа 2004 г. в данный Закон были внесены изменения. В настоящее время Закон о банкротстве кредитных организаций не предусматривает процедуру наблюдения.

     Наблюдение являлось процедурой банкротства, применяемой к должнику в целях обеспечения сохранности имущества должника, проведения анализа финансового состояния должника, составления реестра требований кредиторов.

     При этом конкурсный управляющий при процедуре конкурсного производства наделен следующими полномочиями: принимает меры к обеспечению сохранности имущества должника, анализирует финансовое состояние должника.

     Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод, что законодатель целесообразно отказался от процедуры наблюдения, так как в ходе данной процедуры  дублировались полномочия конкурсного управляющего.

     Исключение процедуры наблюдения из процесса банкротства обусловлено и тем, что действующее законодательство предусматривает, что банкротство кредитной организации возможно только после отзыва у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций. Отзыв лицензии влечет за собой обязательное назначение временной администрации (если временная администрация не была уже назначена к тому времени в качестве меры предупреждения банкротства), к задачам которой относится, в том числе, изучение финансового состояния кредитной организации и выявление признаков банкротства.

     В связи с этим наблюдение как процедура банкротства является излишней, поскольку стоящие перед временным управляющим задачи (изучить финансовое состояние должника и представить свои выводы) выполняет временная администрация. В свою очередь, исключение процедуры наблюдения из процесса банкротства сокращает сроки этого процесса и позволяет быстрее начать расчеты с кредиторами.

     Перейдем к рассмотрению единственной процедуры, применяемой при банкротстве кредитных организаций, – конкурсному производству.  

     Итак, принятие арбитражным судом решения о признании кредитной организации банкротом влечет за собой открытие конкурсного производства.

     Конкурсное производство является конечной стадией в процедуре банкротства кредитной организации. В результате конкурсного производства прекращается существование кредитной организации как юридического лица. Данная процедура применяется к кредитной организации, признанной банкротом, в целях соразмерного удовлетворения требований кредиторов за счет реализации имущества должника и распределения полученных средств (конкурсной массы) между кредиторами в определенной Федеральным законом от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» [19, Ст. 4190] очередности. Таким образом, принятие арбитражным судом решения о признании кредитной организации банкротом и об открытии конкурсного производства означает окончательную невозможность восстановления ее платежеспособности.

     В целом указанная процедура регламентируется в Законе о банкротстве, однако Закон о банкротстве кредитных организаций в гл. 6 устанавливает особенности конкурсного производства кредитной организации, признанной банкротом. Федеральный закон о банкротстве кредитных организаций специального определения такой процедуре банкротства, как конкурсное производство, не дает, но Закон о банкротстве в ст. 2 дает определение конкурсного производства, применимое, в том числе, к кредитным организациям-должникам, так как в Законе о банкротстве кредитных организаций из понятия «несостоятельность (банкротство) банка» исключается возможность добровольного объявления им о своем банкротстве и ликвидации.

     Ряд авторов отмечают, что конкурсное производство является системой мероприятий, отмечают системный характер процедуры конкурсного производства [17, стр. 162]. К числу элементов (или этапов) данной системы можно отнести: формирование конкурсной массы и реализация имущества должника в целях обращения его в денежные средства, выявление требований кредиторов, подлежащих удовлетворению, соразмерное удовлетворение этих требований, ликвидацию юридического лица-банкрота[11, стр. 154].     Каждый из данных этапов конкурсного производства характеризуется наличием специфических правил, закрепленных законодательством о несостоятельности. Данные правила часто порождают серьезные проблемы на практике.

     Одна из проблем касается вопросов инвентаризации и оценки имущества кредитной организации, которые должны быть произведены не позднее шести месяцев со дня признания кредитной организации банкротом и открытия конкурсного производства. А. Егоров [6, стр. 1, 2] считает этот срок излишне длительным, аргументируя это следующим. Поскольку Закон о банкротстве кредитных организаций не устанавливает особенностей применительно к сроку конкурсного производства, по истечении указанных шести месяцев останется полгода на реализацию имущества кредитной организации и расчеты с кредиторами. Срок конкурсного производства может продлеваться по ходатайству лица, участвующего в деле, до шести месяцев, о чем говорится в п. 2  ст. 124 общего Закона о банкротстве. Однако разъяснение данной нормы, которое содержится в п. 16 постановления Пленума ВАС РФ от 8 апреля 2003 г. № 4 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», сформулировано вполне четко: по истечении установленного годичного срока конкурсное производство может быть продлено судом в исключительных случаях с целью завершения конкурсного производства по мотивированному ходатайству конкурсного управляющего [13].

     В результате жесткого подхода к сроку конкурсного производства отведение на стадию оценки и инвентаризации имущества кредитной организации половины годичного срока выглядит явно преувеличенным. Например, если банк обладает в большей части однородным имуществом (ценные бумаги), инвентаризация может произойти в течение одного месяца. Чем раньше она завершится, тем быстрее управляющий перейдет к продаже конкурсной массы. А норма, указанная выше, дает ему возможность ждать еще пять месяцев. То же самое касается оценки. Совершенно не обязательно заказывать оценку у одного и того же оценщика, рынок оценочных услуг в настоящее время в России достаточно развит, и, если одновременно привлечь несколько оценщиков, общий срок на оценку также составит не более одного-двух месяцев.

     Полагаем, что абз. 2 п. 1 ст. 5032 Закона о банкротстве кредитных организаций нужно понимать следующим образом: инвентаризация и оценка имущества кредитной организации должны  происходить в максимально сжатые (но при этом разумные) сроки, но в любом случае не позднее шести месяцев со дня признания кредитной организации банкротом.

     Однако здесь в абз. 2 п. 1 ст. 5032 Закона о банкротстве кредитных организаций есть оговорка – «если иное не определено комитетом кредиторов».

     Из указанной нормы следует, что комитет кредиторов может определить срок проведения инвентаризации и оценки имущества кредитной организации превышающий шесть месяцев.

     Таким образом, предлагаем абз. 2 п. 1 ст. 5032 Закона о банкротстве кредитных организаций изложить в следующей редакции: «Инвентаризация и оценка имущества кредитной организации должны быть произведены в течение трех месяцев со дня признания кредитной организации банкротом и открытия конкурсного производства, если иное не определено комитетом кредиторов, но не позднее шести месяцев».

     Правовой статус конкурсного управляющего

     Закон о банкротстве кредитных организаций в ст. 5020 говорит о двух видах конкурсных управляющих: конкурсных управляющих при банкротстве кредитных организаций, имевших лицензию Банка России на привлечение денежных средств физических лиц во вклады (ими в силу закона является Агентство по страхованию вкладов), а также о конкурсных управляющих при банкротстве кредитных организаций, не имевших лицензии Банка России на привлечение денежных средств физических лиц во вклады, – в этом качестве утверждаются арбитражные управляющие, соответствующие требованиям, установленным Законом о банкротстве, и аккредитованные при Банке России в качестве конкурсных управляющих при банкротстве кредитных организаций.

     Физические лица утверждаются конкурсными управляющими в порядке, установленном Законом о банкротстве, с особенностями, предусмотренными Законом о банкротстве банков. Во-первых, они могут утверждаться лишь для управления кредитной организацией, не имевшей лицензии Банка России на привлечение денежных средств физических лиц во вклады (п. 2 ст. 5011). Во-вторых, они не могут утверждаться, когда прежде от управления кредитной организацией – должником отстранен другой управляющий – физическое лицо (п. 3 ст. 5011).  В-третьих, если своевременно не представлена кандидатура конкурсного управляющего – физического лица, больше физические лица в качестве потенциальных управляющих не рассматриваются (п. 3 ст. 5011).                      В-четвертых, они никогда не могут быть назначены для управления организацией, в которую когда-либо назначалось Агентство, поскольку Агентство даже теоретически не может быть отстранено. В-пятых, конкурсным управляющим кредитной организации – отсутствующего должника, также может назначаться только Агентство (п. 2 ст. 52).

     А. Егоров, описывая статус Агентства, останавливается на проблеме «конфликта интересов» в случае, когда Агентство осуществляет полномочия конкурсного управляющего и одновременно является специально созданной организацией по страхованию вкладов в банках.

     Согласно Федеральному закону от 23 декабря 2003 г. « 177-ФЗ                           «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации» [20, Ст. 5029] п. 1 ст. 16 (далее – Закон о страховании вкладов), имущество Агентства формируется за счет имущественного взноса со стороны государства при его учреждении. Страховые взносы, из которых в основном должно формироваться имущество Агентства, – это сумма, на которую банки, привлекающие вклады, снизят процентную ставку, или, иначе, сумма, которую вынужден заплатить каждый вкладчик, доверивший деньги банку, участвующему в системе страхования вкладов, за собственную безопасность (безопасность в пределах 100 тыс. рублей). Но если на эти денежные средства Агентство начнет содержать штат лиц, которые будут реальными арбитражными управляющими, действуя «по доверенности» Агентства, получится, что этих лиц содержат вкладчики. Это не совсем соотносится с принятым в законодательстве о банкротстве подходом: расходы на банкротство (в том числе на выплату вознаграждения арбитражным управляющим) должны нести кредиторы лица, ставшего банкротом. Почему-то к этим расходам опосредованно привлекаются вкладчики других банков. Интересно (указывает А. Егоров в своем комментарии к Закону) через год или два работы Агентства в новом качестве посмотреть, какова среди его затрат доля расходов на содержание штата арбитражных управляющих. По его мнению, лучше было бы создать другое Агентство и разделить между ними функции страховщика и конкурсного управляющего, что на наш взгляд также является обоснованным. После того как Агентство выплатит вкладчику возмещение в связи с финансовыми затруднениями кредитной организации, принявшей вклад, к Агентству переходят права вкладчика к указанной организации, т.е. Агентство становится кредитором первой очереди. Само по себе совмещение в лице Агентства конкурсного управляющего и кредитора первой очереди, допущенное Законом, выглядит странно. В результате в процедуре банкротства выступает лицо, преследующее собственные интересы как кредитор первой очереди и обязанный отстаивать интересы остальных кредиторов, должника, общества и государства как конкурсный управляющий. До кредитора первой очереди причитающееся исполнение должны получить кредиторы по текущим платежам. В гипотетической ситуации, когда имущества кредитной организации будет хватать только на расчеты с текущими кредиторами, «кредиторская» сущность Агентства может возобладать над его статусом конкурсного управляющего.

     Итак, конкурсный управляющий является центральной фигурой при проведении конкурсного производства, имеющий ряд функций, остановимся на одной из них.

     Так, конкурсный управляющий в течение 15 дней со дня представления им в Банк России документов, подтверждающих его право совершать операции по корреспондентскому счету кредитной организации, признанной банкротом, либо в случае осуществления полномочий конкурсного управляющего Агентством со дня открытия основного счета кредитной организации в ходе конкурсного производства направляет для опубликования в официальное издание, определенное Правительством Российской Федерации в соответствии с Законом о банкротстве («Вестник Банка России»), а также опубликовывает в периодическом печатном издании по месту нахождения кредитной организации объявление о решении арбитражного суда о признании кредитной организации банкротом и об открытии конкурсного производства.

     В прежней редакции Закона о банкротстве упоминалась «местная печать», теперь же выражение «местная печать» во всех случаях, где оно встречалось, заменено выражением «периодическое печатное издание по месту нахождения кредитной организации». Раньше имелось в виду печатное издание, которое выходит не на федеральном уровне, а на уровне органа местного самоуправления, на территории юрисдикции которого расположено место нахождения кредитной организации.

     Поскольку с датой публикации этого объявления Закон о банкротстве кредитных организаций связывает существенные правовые последствия (например, срок на предъявление требований кредиторами), возникает вопрос: как быть, когда все  публикации осуществлены в разное время? Ответ дан в п. 3 ст. 5017 Закона о банкротстве кредитных организаций: если сведения опубликованы в указанных официальных изданиях в разное время, срок предъявления требований кредиторов исчисляется со дня первого опубликования этих сведений. Подход, избранный законодателем «небезупречен», поскольку для наибольшего обеспечения интересов вкладчиков и иных кредиторов оптимальным было бы установление приоритета последней публикации. Представим, что кредитор прочитал номер «Вестника Банка России» и узнал о признании банка банкротом. Но полученным сведениям он не может доверять в полной мере: если в другом официальном издании эта информация была опубликована раньше, то «точка отсчета» будет тоже раньше. Положившись на публикацию в «Вестнике Банка России», кредитор может пропустить срок на предъявление требований, что чревато серьезным нарушением его прав. Если бы имела значение последняя публикация, поиск второго официального издания утратил бы смысл – в любом случае кредитор не ошибся бы, если бы ориентировался на начальную дату по той публикации, которая к нему попала.

     Таким образом, предлагаем п. 3 ст. 5017 Закона о банкротстве кредитных организаций изложить в следующей редакции: «В случае если сведения о признании кредитной организации банкротом и об открытии конкурсного производства опубликованы в указанных в пункте 1 настоящей статьи официальных изданиях в разное время, срок предъявления требований кредиторов исчисляется со дня последнего опубликования этих сведений».

     Что касается ответственности конкурсного управляющего, то убытки, причиненные конкурсным управляющим, аккредитованным при Банке России, в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения им своих обязанностей лицам, участвующим в деле о банкротстве, возмещаются за счет его имущества и страхования ответственности на случай причинения таких убытков.

     Конкурсный управляющий, аккредитованный при Банке России, в течение 10 дней со дня его утверждения конкурсным управляющим по делу о банкротстве кредитной организации должен застраховать свою ответственность на случай причинения им убытков лицам, участвующим в деле о банкротстве, в размере, зависящем от оценочной стоимости активов кредитной организации на последнюю отчетную дату, рассчитанной временной администрацией на основании методик, установленных нормативными актами Банка России.

     Санкцией за неисполнение или ненадлежащее исполнение управляющими своих обязанностей является отстранение от их должности. Закон о банкротстве не предусматривает права арбитражного суда по собственной инициативе отстранять арбитражного управляющего от исполнения своих обязанностей в случае  ненадлежащего их исполнения. На наш взгляд, подобная норма необходима. Такая необходимость может возникнуть у суда, в частности, при осуществлении контроля над сроками проведения процедур банкротства, при невыполнении арбитражным управляющим обязанности по предоставлению необходимой информации по запросу суда (п. 3 ст. 143 Закона о банкротстве). Наконец, арбитражный управляющий может просто игнорировать отдельные судебные акты, принятые по жалобам кредиторов, поскольку они не обеспечиваются мерами принудительного исполнения.  

     Безусловно, судья должен контролировать действия арбитражного управляющего на предмет их добросовестности, разумности и обеспечения интересов должника и кредиторов. Однако при пассивности кредиторов суду трудно реализовать свои полномочия. По мнению  В.В. Витрянского, с которым следует согласиться, арбитражный суд, назначивший арбитражного управляющего, в порядке осуществления судебного контроля над его деятельностью может заменить арбитражного управляющего по своей инициативе [3], [16, стр. 166].

      С момента назначения конкурсного управляющего к нему переходят  все полномочия по управлению делами кредитной организации, в том числе по распоряжению имуществом кредитной организации. С этого момента полномочия органов управления кредитной организацией прекращаются.

     В соответствии со ст. 129 Закона о банкротстве конкурсный  управляющий с момента его назначения выполняет следующие функции:

     - принимает в ведение имущество должника, проводит инвентаризацию;

         - привлекает независимого оценщика для оценки имущества должника;

     - уведомляет работников должника о предстоящем увольнении;

     - принимает меры по обеспечению сохранности имущества должника;

     - анализирует финансовое состояние должника;

     предъявляет к третьим лицам, имеющим задолжность перед должником, требования о ее взыскании;

     - заявляет в установленном порядке возражения относительно требований кредиторов, предъявленных должнику;

     - ведет реестр требований кредиторов;

     - принимает меры, направленные на поиск, выявление и возврат имущества должника, находящегося у третьих лиц.

     Конкурсный управляющий как лицо, уполномоченное выступать от имени должника-банкрота, вправе распоряжаться находящимися на его счете денежными средствами.

     Так, коммерческий банк обратился в арбитражный суд с жалобой на действия конкурсного управляющего, не представившего исполнительные документы в банк для получения денежных средств, в целях удовлетворения требований кредиторов. Арбитражный суд в адрес конкурсного управляющего вынес частное определение, предлагающее управляющему предъявить учреждению банка исполнительные документы.

     Однако Закон о банкротстве не предусматривает обязанности конкурсного управляющего предъявлять в банк документы, подтверждающие обоснованность требований кредиторов ликвидируемого юридического лица. Обращение управляющего в банк с целью получения денежных средств для удовлетворения требований кредиторов вытекает из его полномочий, установленных Законом. При осуществлении указанных полномочий конкурсный управляющий действовал от имени ликвидируемого юридического лица. Таким образом, ограничение права клиента банка распоряжаться денежными средствами на его счете нарушает также нормы Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), регулирующие договор банковского счета [15].

     Удовлетворение требований кредиторов

     Очередность удовлетворения требований кредиторов регулируется Законом о банкротстве, Законом о банкротстве кредитных организаций, а также ст. 64 ГК РФ [5, ст. 3301].

     По общему правилу, сформулированному в ст. 64 ГК РФ, граждан, перед которыми ликвидируемое юридическое лицо несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, путем капитализации соответствующих повременных платежей, а также по требованиям о компенсации морального вреда во вторую очередь производятся расчеты по выплате выходных пособий и оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, и по выплате вознаграждений авторам результатов интеллектуальной деятельности, в третью очередь производятся расчеты по обязательным платежам в бюджет и во внебюджетные фонды, в четвертую очередь производятся расчеты с другими кредиторами.

     Однако если речь идет о должнике –  кредитной организации, то в соответствии с Законом о банкротстве кредитных организаций в первую очередь удовлетворяются:

     1) требования физических лиц, перед которыми кредитная организация несет ответственность за причинение вреда их жизни или здоровью, путем капитализации соответствующих повременных платежей, а также осуществляется компенсация морального вреда;

     2) требования физических лиц, являющихся кредиторами кредитной организации по заключенным с ними договорам банковского вклада и (или) договорам банковского счета (за исключением лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью без образования юридического лица, если такие счета (вклады) открыты для осуществления предусмотренной федеральным законом предпринимательской деятельности, а также адвокатов, нотариусов и иных лиц, если такие счета (вклады) открыты для осуществления предусмотренной федеральным законом профессиональной деятельности, а также лиц, указанных в п. 5 ст. 50.36 Закона);

     3) требования Агентства по договорам банковского вклада и договорам банковского счета, перешедшие к нему в соответствии с Федеральным законом о страховании вкладов;

     4) требования Банка России, перешедшие к нему в соответствии с федеральным законом в результате осуществления выплат Банка России по вкладам физических лиц в признанных банкротами банках, не участвующих в системе обязательного страхования вкладов физических лиц в банках Российской Федерации.

     Отнесение требований вкладчиков банков первой очереди появилось в законодательстве о банкротстве с момента принятия в начале 1999 г. Закона о банкротстве кредитных организаций. Как известно, в этот период страна переживала последствия глубокого финансового кризиса, пагубно сказавшегося на банковской системе и вызвавшего банкротства ряда крупных российских банков, что повлекло, в свою очередь, рост социальной напряженности в среде вкладчиков. Поскольку в тот момент не было каких-либо компенсационных механизмов, способных защитить их интересы, и отсутствовали финансовые возможности для создания таких механизмов, законодатель пошел по пути отнесения требований вкладчиков к привилегированной очереди удовлетворения [9].

     Необходимо отметить, что уточнение правовых последствий является весьма важным, так как сделало невозможным перевод требований юридических лиц на граждан с целью изменения очередности (путем уступки прав требования, передачи векселя и т.п.) [18, стр. 267].

     О. Богомолов включает в список граждан – кредиторов первой очереди также граждан – владельцев ценных бумаг банка (векселя, облигации); граждан – предпринимателей, являющихся кредиторами не только в пределах остатка средств на расчетном счете, но и по расчетам за выполненные работы и оказанные услуги; граждан, воспользовавшихся услугами банка по переводу денег без открытия счета в случае невыполнения банком обязательств по переводу [2, стр. 116].

     Можно согласиться с отнесением к кредиторам первой очереди граждан, обратившихся в банк для осуществления расчетной операции без открытия счета, так как по своей природе эта операция аналогична обычным расчетным операциям по договору счета. Однако максимально широкая трактовка круга кредиторов первой очереди представляется неверной. Критерием отнесения граждан, заключивших с банком договоры вклада или расчета, является не разделение на физических и юридических лиц, а юридическая цель договоров: либо сохранение средств для личного потребления, либо предпринимательская деятельность. Индивидуальный предприниматель, выбирая банк, имеет своей целью доступ к посредническим услугам банковской системы и должен нести предпринимательские риски наравне с другими субъектами имущественного оборота. Государственное регулирование направлено на защиту частных вкладчиков, домохозяйств как поставщиков избыточных капиталов для банковской системы, так как именно их доверие определяет стабильность существования банков.

     Граждане – предприниматели без образования юридического лица не относятся к кредиторам первой очереди, так как банковские счета открываются ими для осуществления предпринимательской деятельности и по своему режиму более близки к расчетным счетам юридических лиц, а не к банковскому вкладу. М.В. Телюкина видит спорность этого мнения в том, что не учитывается возможность наличия у предпринимателя обычных отношений вклада или счета [17, стр. 468]. Но никакого спора здесь нет, поскольку закон не исключает наличия у одного кредитора (физического и юридического лица) требований, относящихся к разным очередям (обеспеченных и не обеспеченных залогом, по договору вклада и из трудовых отношений и т.д.).

     По окончании всех расчетов, т.е. при распределении всего имущества должника между кредиторами, конкурсный управляющий обязан составить отчет о результатах своей деятельности по расчетам с кредиторами. К отчету должны быть приложены документы о продаже имущества должника, реестр требований кредиторов с указанием размера погашенных требований и даты погашения каждого требования; документы, подтверждающие погашение требований кредиторов. Конкурсный управляющий обязан представить указанный отчет в арбитражный суд. Управляющий должен обеспечить возможность ознакомления с отчетом любого из кредиторов.

     После составления отчета о завершении конкурсного производства оно вступает в свою последнюю стадию. С этого момента конкурсный управляющий не принимает никаких требований кредиторов.

     После рассмотрения арбитражным судом отчета конкурсного управляющего о результатах проведения конкурсного производства арбитражный суд выносит определение о завершении конкурсного производства, а в случае погашения требований кредиторов – определение о прекращении производства по делу о банкротстве, которые направляются конкурсному управляющему и в Банк России. Определения о завершении конкурсного производства и о прекращении производства подлежат немедленному исполнению. Затем в Книгу государственной регистрации кредитных организаций вносится запись о ликвидации кредитной организации. Момент внесения указанной записи является, во-первых, моментом завершения конкурсного производства; во-вторых, моментом прекращения полномочий управляющего; в-третьих, моментом ликвидации должника – юридического лица [10, стр. 55].

     Итак, можно сказать, что институт конкурсного производства является очень важным этапом при несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций и имеет недостатки правового регулирования:

     1. Позицию законодателя в исключении процедуры наблюдения следует считать оправданной, поскольку кредитные организации находятся под надзором Банка России и, раз уж дело дошло до отзыва лицензии и банкротства, попытки спасти кредитную организацию оказались безрезультатными. В обычном деле о банкротстве наблюдение требуется для того, чтобы временный управляющий оценил финансовое положение должника и предложил собранию кредиторов выбрать путь дальнейшего развития дела о банкротстве – либо одну из процедур по восстановлению платежеспособности, либо распределение имущества должника в конкурсе среди его кредиторов.

     2. Закон о банкротстве кредитных организаций в ст. 5020 говорит о двух видах конкурсных управляющих: конкурсных управляющих при банкротстве кредитных организаций, имевших лицензию Банка России на привлечение денежных средств физических лиц во вклады (ими в силу закона является Агентство по страхованию вкладов), о конкурсных управляющих при банкротстве кредитных организаций, не имевших лицензии Банка России на привлечение денежных средств физических лиц во вклады, – в этом качестве утверждаются арбитражные управляющие, соответствующие требованиям, установленным Законом о банкротстве, и аккредитованные при Банке России в качестве конкурсных управляющих при банкротстве кредитных организаций.

     Делаем вывод, что может возникнуть «конфликт интересов», когда Агентство осуществляет полномочия конкурсного управляющего и одновременно является специально созданной организацией по страхованию вкладов в банках, а для того, чтобы ее исключить, целесообразно создать другое Агентство и разделить между ними функции страховщика и конкурсного управляющего.

     3. Что касается инвентаризации и оценки имущества кредитной организации, срок в шесть месяцев представляется  для этих мероприятий излишне длительным.  Например, если банк обладает в большей части однородным имуществом (ценные бумаги), инвентаризация может произойти в течение одного месяца. Чем раньше она завершится, тем быстрее управляющий перейдет к продаже конкурсной массы. А правило, указанное выше, дает ему возможность ждать еще пять месяцев. То же самое касается оценки. Не обязательно заказывать оценку у одного и того же оценщика: рынок оценочных услуг в настоящее время в России достаточно развит, и, если одновременно привлечь несколько оценщиков, общий срок на оценку также составит не более одного-двух месяцев. Инвентаризацию и оценку имущества кредитной организации  необходимо проводить в максимально сжатые, но при этом разумные сроки, но в любом случае не позднее шести месяцев со дня признания кредитной организации банкротом.

     В этой связи предлагается абз. 2 п. 1 ст. 5032 Закона о банкротстве кредитных организаций изложить в следующей редакции: «Инвентаризация и оценка имущества кредитной организации должны быть произведены в течение трех месяцев со дня признания кредитной организации банкротом и открытия конкурсного производства, если иное не определено комитетом кредиторов, но не позднее шести месяцев».

     4. Выявлена проблема возникновения начала срока для предъявления требований кредиторами в связи с тем, что Закон о банкротстве кредитных организаций связывает начало такого срока с датой первой публикации, в которой конкурсный управляющий опубликовывает необходимые сведения. Такое условие может повлечь за собой пропуск кредитором срока, когда он может предъявить требования, что может послужить нарушением его прав.

     В этой связи предлагается п. 3 ст. 5017 Закона о банкротстве кредитных организаций изложить в следующей редакции: «В случае если сведения о признании кредитной организации банкротом и об открытии конкурсного производства опубликованы в указанных в пункте 1 настоящей статьи официальных изданиях в разное время, срок предъявления требований кредиторов исчисляется со дня последнего опубликования этих сведений».

     5. Для обеспечения судебного контроля над сроками проведения процедур банкротства, при невыполнении арбитражным управляющим обязанности по предоставлению необходимой информации по запросу суда, в п. 1 ст. 145 Закона о банкротстве необходимо установить, что арбитражный суд имеет право по собственной инициативе отстранить арбитражного управляющего от исполнения своих обязанностей в следующих случаях:

     - нарушения арбитражным управляющим сроков проведения процедур банкротства;

     - невыполнения  арбитражным управляющим обязанности по предоставлению необходимой информации по запросу арбитражного суда;

     - если арбитражный управляющий игнорирует жалобы кредиторов.

     Итак, можно констатировать, что в современном российском законодательстве изменилась концепция построения процесса банкротства. Законодатель пытается разрешить ряд сложных теоретических и практических проблем данного правового института, создать справедливый баланс публичных и частных интересов, обеспечить соблюдение прав и законных интересов всех лиц, участвующих в деле о несостоятельности. Но, устраняя одни проблемы, законодатель, как мы видим, одновременно порождает другие. Это лишний раз подтверждает актуальность данных особенностей.

Литература: 
[1] Белов О.Н. Век информационных технологий – век информационного права // Правозащитник. 2012. № 3.
[2] Богомолов О. Формирование первой очереди кредиторов при банкротстве банков: некоторые проблемы // Хозяйство и право. 1999. № 6. С. 
[3] Витрянский В.В. Неправомерные действия должника, кредиторов и арбитражных управляющих //   Специальное приложение к журналу Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, 2001,  № 3.
[4] Галушкин А.А. К вопросу о юридической ответственности, справедливости, праве, законе // Правозащитник. 2012. № 4.
[5] Гражданский кодекс Российской Федерации от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ // СЗ РФ. 1994. № 32.
[6] Егоров А. Последние изменения российского законодательства  о банкротстве банков // Хозяйство и право. 2005. № 1, 2.
[7] Зайцев О.А. Единство и борьба интересов залоговых и иных кредиторов в деле о банкротстве // Юридическая наука. 2011. № 4. 
[8] Захорольных Н.В.  Особенности административно-правового статуса арбитражного управляющего // Юридическая наука. 2012. № 4.
[9] Кряжков А.В. Актуальные проблемы совершенствования законодательства о банкротстве кредитных организаций (тезисы доклада) // Предпринимательское право. Приложение «Бизнес и право в России и за рубежом. 2010. № 3.
[10] Макова Л.Я. Некоторые особенности конкурсного производства в деле о банкротстве (несостоятельности) коммерческого банка // Право и политика. 2007. № 6. С. 
[11] Попондопуло В.Ф. Конкурсное право. Правовое регулирование несостоятельности (банкротства) предпринимателей. СПб., 1995. 
[12] Попондопуло В.Ф., Слепченко Е.В. Проблемы совершенствования законодательства о банкротстве в условиях финансового кризиса  // Арбитражные споры. 2010. № 1. 
[13] Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 апреля 2003 г. № 4 // Вестник Высшего Арбитражного Суда  РФ. 2002. № 6
[14] Правовое регулирование несостоятельности предпринимателей. СПб.: Лань, 2001. 
[15] Приложение к информационному письму Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 7 августа 2003 г. № 20  // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2003. № 10
[16] Российско-ританский семинар судей, рассматривающих дела о несостоятельности (банкротстве).
[17] Телюкина М.В. Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)»: Комментарий для специалистов / Отв. ред. А.Ю. Кабалкин. М., 1998. 
[18] Трофимов К.Т. Кредитные организации в банковской системе России: Учебно-методическое пособие. М.: Контракт, 2004. 
[19] Федеральный закон от 25 февраля 1999 г. «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» // СЗ РФ. 1999. № 9.
[20] Федеральный закон от 23 декабря 2003 г. № 177-ФЗ «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации // СЗ РФ. 2003.  № 52 (часть I)
[21] Фролов И.В. Характер влияния административно-процессуальной формы реализации положений института банкротства на правовую природу банкротства// Юридическая наука. 2012. № 4.