Имущественные права ребёнка: проблемы реализации

Номер журнала:

Краткая информация об авторах: 

кандидат юридических наук, доцент Брянского государственного университета им. акад. И.Г. Петровского

Аннотация: 

Статья представляет собой анализ правового регулирования имущественных прав ребёнка по законодательству РФ. Имущественные права исследуются с точки зрения достаточности и эффективности их правовой регламентации в отношении ребёнка, как особого субъекта правовых отношений. Перечень исследуемых имущественных прав представлен наиболее значимыми для обеспечения жизнедеятельности ребёнка такими как: право на содержание, право на жилище и право наследования. Имущественные права исследуются через призму конкретных жизненных ситуаций, субъектами которых выступают несовершеннолетние лица. Целью исследования соответствующих положений Семейного кодекса РФ, Гражданского кодекса РФ, Жилищного кодекса РФ, является выявление проделов и, возникающих на практике проблем при реализации закреплённых законодательством положений.

Ключевые слова: 

несовершеннолетний, право проживания, наследник, наследодатель, дееспособность, алименты, имущественные интересы, соглашение об уплате алиментов.

     Имущественные права ребенка относятся к категории малоисследованных и неоднозначных понятий в юридической науке. Сложность вызывает отсутствие законодательного закрепления норм, регулирующих имущественные отношения ребенка как субъекта права. Конвенция ООН о правах ребенка, рассматривает личные неимущественные права детей, вскользь затрагивает отношения имущественного характера. В ст. 27 Конвенции говорится об обязанностях родителей обеспечивать ребенка в пределах своих финансовых возможностей, праве собственности ребенка не рассматривается вовсе.

     Ю.Г. Долгов полагает, что «содержащийся в Семейном кодексе перечень имущественных прав несовершеннолетних, которыми наделяется каждый гражданин с момента его рождения, не дает полного представления об их объеме. Это происходит в результате отождествления понятий «имущественные права» и «право собственности на имущество» [5. С. 124]. На наш взгляд, семейное законодательство исходит из признания наличия у ребенка имущественных интересов, реализация которых может быть обеспечена при осуществлении им права собственности и иных имущественных прав, в том числе права на получение содержания.

     Действующее семейное законодательство не раскрывает понятие имущественные интересы несовершеннолетних. В связи с этим возникает неоднозначность трактовки этого понятия судами. В одних случаях суды трактуют имущественный интерес как нуждаемость ребенка в элементарных насущных потребностях в пище, одежде, жилье. В других суды соотносят имущественные интересы ребенка с понятием «достаточная обеспеченность», под которой судебная практика подразумевает возможность родителей обеспечить ребенку достойные условия жизни.

     Статья 60 СК наделяет ребенка следующими имущественными правами:

     1.- правом на получение содержания от своих родителей и других членов семьи;

     2.- правом собственности на полученные им доходы, имущество, полученное им в дар или в порядке наследования, и на любое другое имущество, приобретенное на средства ребенка;

     3.- правом владеть пользоваться имуществом родителей при совместном проживании (по взаимному согласию ребенка и родителей).

     По мнению И.В.Жилинковой, с которым сложно не согласиться «в течение многих лет в цивилистической литературе вопрос имущественных прав несовершеннолетних, по сути, сводились к правам ребенка на получение алиментов, да и то в первую очередь рассматривался с точки зрения обязанности родителей по уплате средств по его содержанию» [6. С.261].

     В этой связи, представляется логичным первым рассмотреть право ребёнка на получение содержания В соответствии с п.1 ст 60 СК РФ ребёнок наделен «на получение содержания от своих родителей и других членов семьи в порядке и размерах, которые установлены разделом 5 – Алиментные обязательства членов семьи СК РФ» [7]. Что касается различных денежных сумм, причитающихся ребенку, в качестве алиментов то право собственности на них признается за ребенком. Согласно п.2 указанной статьи эти средства поступают в распоряжение родителей или лиц, их заменяющих (усыновители, опекуны, попечители, приемные родители), и должны расходоваться ими на содержание, воспитание и образование ребенка.

     Следует обратить внимание на термин «суммы, причитающиеся ребенку». Они имеют строго целевой характер, так как должны расходоваться исключительно на нужды ребенка. Это свидетельствует о том, что право на получение содержания является субъективным правом самого ребенка как самостоятельного субъекта семейных правоотношений.

     Значит, право на содержание — безусловное право ребенка, возникающее с момента рождения. Но в связи с тем, что несовершеннолетний ребенок в возрасте до четырнадцати лет не обладает дееспособностью, от его имени и в его интересах соглашение заключает его законный представитель — родитель, усыновитель или опекун.

     Согласно ст. 99 СК РФ и ст. 28 ГК РФ соглашения об уплате алиментов на несовершеннолетних детей, не достигших возраста четырнадцати лет, могут заключать от их имени родители, усыновители или опекуны — законные представители несовершеннолетнего ребенка. Стороной же материального семейного правоотношения по алиментированию, безусловно, является несовершеннолетний ребенок. Именно он — управомоченное лицо, субъект права.

     Таким образом, именно ребенок является субъектом алиментного обязательства как относительного правоотношения, лицом, имеющим право на получение содержания. Родитель-получатель действует здесь в качестве законного представителя, выступающего от имени и в интересах несовершеннолетнего ребенка (ст. 64 СК РФ, ст. 28, 32 ГК РФ). Родитель в этом отношении восполняет отсутствующую у ребенка дееспособность. В самом договоре должно содержаться указание на то, что получателем алиментов является родитель, действующий от имени ребенка.

     В то же время, на практике довольно часто возникает путаница по поводу того, кому платятся алименты. Многие считают, что супругу, у которого остается ребенок, что порождает серьёзные проблемы при взыскании алиментов в судебном порядке. На этапе предъявления в суд требования о взыскании алиментов, истец, в качестве которого, как правило, выступает законный представитель ребёнка, указывает: «Прошу суд взыскать в мою пользу алименты на содержание ребенка». Эта формулировка в последующем дублируется в судебных актах и исполнительных листах. Такая трактовка взыскателя алиментов позволяет ему в дальнейшем, по своему усмотрению решать вопрос о взыскании, что приводит к нарушению прав ребёнка в интересах которого эти алименты собственно и подлежали взысканию.. Правильным будет использование следующей формулировки судебного акта: «Взыскать в пользу (указать ребенка)», соответствующим образом должно формулироваться и требование о взыскании алиментов.

     Особого внимания заслуживает предоставление родителям права заключать соглашение об уплате алиментов на несовершеннолетних детей. Заметим, что ребенок, достигший возраста 14 лет, может самостоятельно заключать такое соглашение с одним из родителей с письменного согласия другого, что свидетельствует о расширении имущественных прав детей. Если алименты выплачиваются на детей, в возрасте  14-18лет которые являются частично дееспособными, то соглашение об уплате алиментов заключаются с согласия их законных представителя ст. 99 СК РФ. Несовершеннолетний, получивший право на самостоятельное получение алиментов одновременно получает право на распоряжение ими.

     Непонятно как в данной ситуации законный представитель сможет контролировать расход средств несовершеннолетним.

     Если ребенок будет расходовать алименты ненадлежащим образом, возникает необходимость лишить его права на получение алиментов, однако каким правовым средством необходимо воспользоваться:

     - ограничением прав ребенка на основании ст. 26 ГК РФ.

     - расторжении алиментного соглашения.

     И в том и в другом случае необходимо обратиться в суд, но ни в ГК ни в СК не предусмотрены основания для расторжения указанного договора по причине ненадлежащего расходования денежных средств несовершеннолетним.

     В связи с этим видится необходимость дополнить ст.101 СК РФ: «В случае ненадлежащего расходования средств получателем алиментов, не обладающим дееспособностью в полном объёме, его законные представители вправе требовать расторжения соглашения об уплате алиментов и заключения такого соглашения с ними».

     Еще один вопрос возникает при исследовании алиментных обязательств несовершеннолетних, выступающих в качестве плательщиков алиментов. В семейном законодательстве нет норм обязывающих лиц, не достигших 18 лет выплачивать алименты, имеются в виду их обязанности по содержанию своих несовершеннолетних детей и супругов. Тогда как на практике может возникнуть проблема алиментной обязанности несовершеннолетних родителей. К сожалению, она не освещена ни в законе, ни в судебной практике, ни в юридической литературе. Несовершеннолетний родитель, по сути, являясь ребенком, должен нести родительские обязанности по содержанию своих детей. На наш взгляд закрепление данной обязанности следует поставить в зависимость от возраста и трудоустройства несовершеннолетнего. Для предотвращения споров о содержании несовершеннолетними родителями своих детей предлагается дополнить ст. 62 СК РФ положением об обязанности несовершеннолетних родителей содержать своих детей, а в случае, когда это невозможно данную обязанность возложить на законных представителей, опекунов, попечителей несовершеннолетнего. В случае возникновения спора по данному вопросу он должен быть разрешен органами опеки и попечительства или судом с их участием.

     Одной из важнейших потребностей ребёнка, определяющих уровень его благосостояния, является право на жилище. Это право, как следует из положений ст. 40 Конституции РФ, является неотъемлемым правом любого субъекта. Обязанность обеспечения данного права в отношении несовершеннолетнего лежит, в первую очередь на родителях.

     В соответствии с п. 2 ст.54 Семейного кодекса Российской Федерации (далее СК РФ), несовершеннолетний имеет право жить и воспитываться в семье и права на совместное проживание с родителями. Пункт 2 ст. 20 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее ГК) конкретизирует названные права: местом жительства несовершеннолетних, не достигших 14 лет, признаётся место жительства их законных представителей – родителей, усыновителей, опекунов.

     Одним из имущественных прав ребёнка ст. 60 СК называет право владеть пользоваться имуществом родителей при совместном проживании (по взаимному согласию ребенка и родителей).

     Таким образом, совместное проживание с законными представителями является непосредственным условием более эффективной реализации имущественных прав ребёнка и их защите.

     Отсутствие согласованного подхода к регулированию жилищных прав несовершеннолетнего нормами соответствующих отраслей порождает серьёзные проблемы с реализацией этих прав на практике.

     Анализ конституционных норм и положений, предусмотренных федеральным законодательством (ст.10 ЖК РФ), показывает, что в настоящее время право на жилище может быть реализовано различными способами:

     - путём предоставление жилых помещений по договору социального найма;

     - путем передачи жилых помещений по договору коммерческого найма;

     - путем приобретения или строительства жилых помещений в домах различного жилищного фонда.

     В соответствии со способом реализации права на жилище различаются право пользования и право собственности.

     Жилищное правоотношение социального найма носит длящийся характер и порождает право пользования жилым помещением у лиц, проживающих в нём. Одной из важнейших проблем жилищного права является проблема прекращения жилищного правоотношения. По общему правилу (ст. 69 ЖК РФ) права членов семьи нанимателя по отношению к данному жилому помещению являются самостоятельными, они сохраняются даже при прекращении семейной связи между ними.

     Данное положение закона вызывает определённые сложности применительно к ситуации, когда родители, являющиеся нанимателями, оказываются лишенными родительских прав. Жилищный кодекс Российской Федерации в ч.2 ст.91 устанавливает, что они могут быть выселены из жилого помещения без предоставления другого жилья, если совместное проживание в жилом помещении с детьми, в отношении которых они лишены родительских прав, признано судом невозможным.

     Закон в данном случае стремится максимально защитить права и интересы несовершеннолетнего ребёнка, выселение без предоставления другого жилого помещения в данном случае производится не за допущенные нарушения в жилищной сфере [1. C.28], а является, на наш взгляд, дополнительной мерой ответственности за ненадлежащее исполнение обязанностей родителей. В силу отсутствия четкого регулирования семейно-правового статуса несовершеннолетних и имеющейся несогласованности положений семейного и жилищного законодательства реализация положений ст. 91 ЖК РФ на практике либо не осуществляется, либо порождает ситуацию, при которой лишёнными жилья оказываются несовершеннолетние дети, а не их «нерадивые» родители. Поскольку названные положения не нашли закрепления ни в ст. 83 ЖК, устанавливающей основания для расторжения договор социального найма, ни в ст. 71 СК РФ, устанавливающей последствия лишения родительских прав. Как следствие, выселение гражданина без предоставление другого жилья, производится только в случае, если суд установит факт невозможности его проживания в одном жилом помещении с ребёнком, что происходит не часто.

     Проблема заключается в том, что несовершеннолетние, не обладая полной дееспособностью, не могут выступать в качестве самостоятельных нанимателей [9. C.32] и как результат жилое помещение оказывается утраченным.

     Показательной в этом смысле является ситуация, складывающаяся относительно обеспечения жильём несовершеннолетних, оставшихся без родительского попечения, в Брянской области. Так из 84 воспитанников «Жуковского санаторного детского дома» только у 50% детей имеется закреплённое жильё, в большинстве случаев на данной жилплощади проживают родители детей, лишённые родительских прав (1).

     Довольно предсказуема ситуация, при которой после выселения родителя, лишённого родительских прав, в жилом помещении останется проживать только несовершеннолетний ребёнок, который не может быть нанимателем в силу того, что не обладает полной дееспособностью. В этом случае представляется обоснованным установление такой конструкции, в соответствии с которой нанимателем жилого помещения должен признаваться несовершеннолетний гражданин, который остался проживать в данном жилом помещении, с возложением обязанностей, вытекающих из договора социального найма на его опекуна или попечителя. Если ребёнок помещается в учреждение для детей сирот, то обязанности, вытекающие из договора социального найма жилого помещения, следует возложить на органы опеки и попечительства закрепив соответствующие полномочия в Законе «Об опеки и попечительства», учитывая, что в соответствии с п.5 ст.18 Закона №48-ФЗ «опекуны и попечители обязаны заботиться о переданном им имуществе подопечных как о своём собственном. Не допускать уменьшения стоимости имущества подопечного и способствовать извлечению из него дохода» [10].

     На время пребывания ребёнка в образовательном учреждении, в котором он обучается или воспитывается, органы опеки и попечительства могут передать жилое помещение в пользование иным гражданам по договору поднайма. Средства, полученные по данной сделке, должны перечисляться на счёт по вкладу на имя несовершеннолетнего, открываемый в банке [1.C.28].

     Не мене значимым из имущественных прав является принадлежащее ребёнку право собственности на полученные им доходы, имущество, полученное им в дар или в порядке наследования, и на любое другое имущество, приобретенное на средства ребенка. Исследуя правовую природу этого права, представляется интересным остановиться на наследовании как одном из оснований приобретения несовершеннолетним права собственности. С одной стороны право наследовать относится к категории конституционных прав и выступает в качестве одной из составляющих гражданской правоспособности. Таким образом, очевидно, что право наследования в равной мере принадлежит как полностью дееспособным субъектам, так и лицам, не обладающим полной дееспособностью. Однако, законодатель отличает правовое состояние несовершеннолетнего участника наследственных отношений (в том числе и полностью дееспособного), от состояния совершеннолетнего (полностью дееспособного) лица, предоставляя ребенку более мягкий правовой режим и большую защиту его прав [8. С.186]. В то же время, реализация наследственных прав применительно к несовершеннолетнему субъекту на практике сопровождается определёнными сложностями.

     Права несовершеннолетних наследников закон защищает особо. ГК РФ закрепляет институт охраны наследственных прав еще не родившегося ребенка наследодателя на случай рождения ребенка живым (ст. 1116 ГК РФ). Призванных к наследованию несовершеннолетних закон рассматривает в качестве необходимых наследников. Несовершеннолетние дети наследодателя имеют право на обязательную долю в наследстве.

     Обязательная доля ребенка наследодателя является мерой защиты имущественных интересов несовершеннолетнего в связи с тем, что, семейным законодательством предусмотрена обязанность родителей содержать своих детей. Поэтому в случае смерти родителя ребенок не может оставаться без соответствующего содержания, а если это происходит по воле наследодателя, права несовершеннолетнего обеспечиваются законодателем посредством перераспределения долей в наследственном имуществе независимо от содержания завещания с учетом обязательной доли несовершеннолетнего ребенка наследодателя.

     Право наследника на обязательную долю всегда рассматривалось и рассматривается как исключительное право. Лишить права на обязательную долю можно лишь в случае, если наследник будет признан недостойным. Вместе с тем действующее законодательство, ориентируясь на возникающие жизненные ситуации, в целях защиты наследников по завещанию впервые установило еще одну возможность лишения или ограничения права на обязательную долю. Суду предоставлено право по требованию наследника по завещанию уменьшить размер обязательной доли, или отказать в ее присуждении. Но, сделать это можно только при условии, что обязательная доля будет  удовлетворена за счет имущества, которым наследник по завещанию при жизни завещателя пользовался для проживания (жилой дом, квартира, иное жилое помещение, дача и т.п.), или использовал в качестве основного источника получения средств к существованию (орудие труда, творческая мастерская и т.п.), а обязательный наследник этим имуществом не пользовался (п. 4 ст. 1149 ГК РФ). Кроме того, суд должен учесть имущественное положение наследника, имеющего право на обязательную долю.

     В соответствии с положениями п.2 ст. 37 ГК РФ сделки с имуществом несовершеннолетнего, направленные на его отчуждение, влекущие отказ от принадлежащих ему прав могут быть совершены только с согласия органов опеки и попечительства. Данное указание закона повторяется в ст. 1167 ГК РФ применительно к разделу наследственного имущества. Таким образом, законом определён исключительный характер подобного рода действий. Однако, по смыслу п. 4 ст. 1149 при рассмотрении вопроса об отказе в присуждении обязательной доли привлечение органов опеки и попечительства не предполагается. Законность и обоснованность указанного положения ст. 1149 вызывает сомнение.

     Если несовершеннолетнего наследника закон определяет в качестве особого субъекта, предполагая специальные меры по защите его наследственных прав, то в отношении несовершеннолетнего, выступающего в качестве наследодателя этого сказать нельзя. Права несовершеннолетнего наследодателя не только не имеют чёткого закрепления в законе [8. С.189], но и трактуются весьма ограниченно.

     Наследование имущества несовершеннолетнего в соответствии с положениями Ч. 3 ГК РФ может осуществлять только одним способом – по закону. Применение же в отношении несовершеннолетнего такого способа наследования как наследование по завещанию законом практически исключено.

     Согласно п. 2 ст. 1118 ГК РФ завещание может быть совершено гражданином, обладающим в момент его совершения дееспособностью в полном объеме. Закрепляя данное правило, законодатель не сделал никаких указаний относительно несовершеннолетних, ставших полностью дееспособным, из чего следует ввод о том, что завещать могут лица, которые приобрели полную дееспособность до достижения возраста 18 лет (эмансипированные и вступившие в брак).

     Логика законодателя в вопросе определения завещательной дееспособности несовершеннолетних, с одной стороны, понятна. В соответствии с п. 3 ст. 1118 ГК РФ завещание должно быть совершено лично. Совершение заве­щания через представителя не допускается. Малолетние практически все сделки совершают через своих представителей, , достигшие 14 лет, по общему правилу совершают сделки, хотя и не через законных представителей, но с помощью родителей (лиц их заменяющих), предоставляющих согласие на сделки. Предоставляя согласие на сделку, родитель знакомится с ее условиями и оце­нивает возможные последствия такой сделки, что недопустимо при составлении завещания. Сделка по составлению завещания предполагает исключительно личный характер ее совершения, обеспечивающий также тайну завещания. Более того, лицами, присутствующими при составлении завещания, не могут быть родители завещателя (п. 2 ст. 1124 ГК РФ). Исходя из данных условий и личного характера сделки, законодатель посчитал невозможным совершение завещания лицом не полностью дееспособным. Однако, законодатель не учел в полной мере положения кодекса, которые могли бы позволить несовершеннолетнему лицу, достигшему возраста 14 лет тайно, лично и самостоятельно совершить завещание [8.  С.190]. Так, согласно ст. 1120 ГК РФ завещатель вправе совершить завещание, содержащее распоряжение об имуществе, которое он может при­обрести в будущем. При этом завещатель может распорядиться своим имуществом или какой-либо его частью. В соответствии с п.2 ст. 26 ГК РФ несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет вправе без согласия родителей (лиц их заменяющих) самостоятельно распоряжаться заработком, стипендией и иными доходами (например, от предпринимательской деятельности). Таким образом, несовершеннолетний может распорядиться своими доходами, завещав их, не нарушая при этом ни положения о дееспособности несовершеннолетних, ни природу завещания, как личной и самостоятельной сделки по распоряжению лицом своим имуществом (его частью) на случай смерти. Представляется, что для несовершеннолетних, достигших 14 лет, кодексом должна быть установлена возможность завещать имущество, которым они вправе распоряжаться самостоятельно в силу ст. 26 ГК РФ. Ведь положение о распоряжении доходами несовершеннолетнего не ограничено в отношении завещания, ибо согласно норме ст. 26 ГК РФ допустимо любое распоряжение заработком [8. С.190].  Представляется нелогичным, что несовершеннолетний, спо­собный совершать дарение своего имущества оказывается лишённым способности его завещать. По сути, и об этом пишут отдельные учёные, такое положение является ограничением дееспособности и правосубъектности несовершеннолетних в целом [4. С.155].

     Включение возможности завещать в объём дееспособности несовершеннолетнего с 14 до 18 лет независимо от приобретения им полной дееспособности не только целесообразно с точки зрения согласованности норм различной отраслевой принадлежности, но и необходимо в целях дополнительной защиты прав несовершеннолетних участников наследственных правоотношений.

     Подобная практика закреплена в законодательстве ряда зарубежных государств. Так в Венгрии п. 2 § 624 ГК предусматривает возможность составления завещания лицами с ограниченной дееспособностью - достигшими 14-летнего возраста и не являющимися недееспособными по состоянию здоровья, а также совершеннолетними, в отношении которых в судебном порядке установлено попечительство. Эти лица вправе самостоятельно совершать завещание, но только в форме публичного. По § 2229 ГГУ минимальный возраст для составления завещания - 16 лет. Для составления завещания не требуется согласия законного представителя несовершеннолетнего. Параграф 2064 ГГУ требует, чтобы завещание было составлено завещателем лично [3. С.401].

     Особого внимания в свете рассматриваемых проблем заслуживают положения Гражданского кодекса о принятии наследства Для приобретения наследства наследник должен его принять (ст. 1152 ГК РФ). Принятие наследства представляет собой одностороннюю сделку, совершение которой, как и любой другой, требует определенного объема дееспособности. При этом принятие наследства может быть совершено двумя способами: совершение юридического действия — подача нотариусу по месту открытия наследства заявления о принятии наследства; совершение действий, свидетельствующих о фактическом принятии наследства — вступление во владение или управление наследственным имуществом, принятие мер по его сохранению, защите от посягательств третьих лиц, оплата расходов на содержание наследственного имущества, оплата долгов наследодателя и получение причитавшихся ему средств (ст. 1153 ГК РФ).

     Существо отношений по принятию наследства, а также складывающаяся практика позволяет констатировать, что, действия по принятию наследства, в чём бы они не выражались, не входит в состав дееспособности несовершеннолетнего лица. В этой связи, целесообразно в целях исключения возникающих на практике спорных ситуаций, зачастую связанных с утратой несовершеннолетними наследственного имущества закрепить в законе положение, обязывающее нотариусов привлекать Органы опеки и попечительства в случае, когда в числе наследников имеются несовершеннолетние. Обязанность по уведомлению указанных органов следует возложить не только в случае поступившего отказа от наследства, как того требует п.4 ст.1157 ГК РФ, но и в силу его открытия, в целях контроля за реализацией прав несовершеннолетних наследников принятие наследства.

     Рассматривая правовое регулирование принятия наследства, следует обратить внимание на то, что законодателем не учитывается тот факт, что в данных отношениях велика вероятность возникновения противоречия интересов несовершеннолетних и их законных представителей. В соответствии с положениями п. 2 ст. 64 СК РФ родители не вправе представлять интересы своих детей, если органом опеки и попечительства будет установлено, что между интересами родителей и детей имеются противоречия. Следуя логике данной нормы и учитывая специфику наследственных правоотношений с участием несовершеннолетних наследников, представляется логичным закрепление участия органов опеки и попечительства в качестве необходимого условия, обеспечение которого должно быть возложено на нотариуса. Перечень обязанностей последних следует расширить за счёт возложения обязанности по уведомлению указанных органов, а также принятию особых мер по охране имущества наследуемого несовершеннолетним.

     Основы законодательства РФ о нотариате указывают, что соответствующие меры принимаются нотариусом "по сообщению граждан, юридических лиц либо по своей инициативе" (ст. 64). Таким образом, нотариальное законодательство позволяет нотариусу принимать меры по охране наследства по своей инициативе, однако наследственное законодательство такой возможности не предусматривает.

     В литературе было высказано мнение о том, что принятие мер по охране наследства нотариусом по собственной инициативе не соответствует действующему законодательству и противоречит принципам взаимодействия государства с субъектами гражданского права в отношениях, основанных на частных интересах [2. С. 269-270]. С такой позицией нельзя согласиться, так как лишение нотариуса инициативы в принятии мер по охране наследства может привести к тому, что при отсутствии лиц, перечисленных в абз. 1 п. 2 ст. 1171 ГК РФ, меры по охране наследства не будут своевременно приняты, результатом чего может стать утрата или повреждение наследственного имущества. Поэтому абз. 1 п. 2 ст. 1171 необходимо изложить следующим образом: « в отсутствие заявления прямо названных в законе лиц о принятии мер по охране наследства и управлению им нотариус, которому стало известно о необходимости принятия этих мер, действуя в интересах сохранения наследственного имущества, не только может, но и обязан принять соответствующие меры по собственной инициативе для защиты интересов наследников». Особенно актуально это применительно к ситуации, когда в качестве наследника выступает несовершеннолетний.

     Таким образом, реалии сегодняшнего дня и складывающаяся судебная практика позволяют говорить о необходимости реформирования законодательства в интересах ребёнка.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

(1) По материалам заседания межведомственной комиссии по вопросам женщин, семьи и детей при Администрации Брянской области от 29.04.2010.

Литература: 

[1] Алексеева О.Г. Прекращение жилищного правоотношения социального найма // Семейное и жилищное право. 2007. №1.
[2] Ануфриева Л.П. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть третья (постатейный), М., 2004.
[3] Булаевский Б.А. и др. Наследственное право / Отв ред. К.Б. Ярошенко. М.: Волтерс Клувер, 2005.
[4] Веберс Я.Р. Правосубъектность граждан в советском гражданском и семейном праве. Рига. 1976.
[5] Долгов Ю.Г. Охраняемые законом интересы супругов, родителей и детей в семейном праве Р.Ф., Дис. к.ю.н., М., 2004.
[6] Жилинкова И.В. Правовой режим имущества членов семьи. Харьков. 2000.
[7] Пчелинцева Л.М. Комментарии к Семейному кодексу Российской Федерации. М., 2006.
[8] Тарасова А.Е. Правосубъектность граждан.Особенности правосубъектности несовершеннолетних, их проявления в гражданских правоотношениях. М.,:Волтерс Клувер, 2008.
[9] Титов А.А Комментарий к жилищному кодексу Российской Федерации. 2-е изд., М.: Юрайт-Издат, 2007.
[10] Федеральный закон от 24.04.2008 № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве» // СЗ РФ 2008. №17. Ст.1755