Охрана культурных ценностей в случае вооруженного конфликта. История и современность.

Номер журнала:

Краткая информация об авторах: 

кандидат исторических наук, доцент, доцент кафедры международного права Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена

Аннотация: 

Статья посвящена проблеме охраны культурных ценностей в случае вооруженного конфликта в историческом аспекте.  Особое внимание уделено развитию международно-правовых норм по вопросам международно-правовой охраны культурных ценностей в случае вооруженного конфликта. К ним относятся Гаагская конвенция о законах и обычаях сухопутной войны 1907 г.; Положение о законах и обычаях сухопутной войны 1907г.;  Пакт Рериха 1935г; Гаагская конвенция о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта 1954 г., Второй протокол к Гаагской конвенции о защите культурных ценностей 1999 г. В статье также содержатся исторические примеры наиболее грубого нарушения международно-правовых норм об охране культурных ценностей в случае в случае вооруженного конфликта.

Ключевые слова: 

международно-правовая охрана, культурные ценности, вооруженный конфликт, Гаагские конвенции.

     В этом году отмечается 100-летие начала Первой мировой войны, бомбардировки бельгийского города Лувена, которая произошла в самом начале военных действий, и 60-летие принятия Гаагской конвенции о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта.

     Проблема сохранения культурных объектов, культовых сооружений, произведений искусства во время военных действий ведет свое начало еще с древности. И хотя в древности, в средние века войны велись в соответствии со  знаменитым латинским изречением: «Горе побежденным», храмы, разрушались, культурные ценности либо уничтожались, либо рассматривались в качестве законных трофеев победителей, все же  слышались и голоса протеста против разрушений и грабежа культурных ценностей. Безусловно, что религиозные нормы пытались предотвратить уничтожение культурных ценностей в период военных действий [5, стр. 8-11]. Эта древняя традиция сохраняется до сих пор [7, стр. 38-39].

     Первым в своем труде о праве войны, рассмотрел вопросы охраны культурных ценностей во время военных действий, А. Джентили, вслед за  ним  эту проблему в своем труде затронул Эмер де Ваттель: «Намеренное, произвольное разрушение общественных памятников, храмов, могил, статуй, картин художников и.т.д. абсолютно запрещено добровольным правом народов как такое действие, которое всегда бесполезно для достижения законной цели войны» [1, стр. 83].

     Отдельные положения охраны памятников культуры содержались в Брюссельской декларации права войны, принятой в 1874 г.  Впервые в международно-правовой практике предусматривалась возможность ответственности за причинение вреда культурным ценностям. Хотя документ не вступил в силу, его принятие сыграло определенную роль в выработке международных норм о законах и обычаях войны.

     В 1899 г. состоялась Первая гаагская конференция мира, созванная по инициативе России. Среди разработанных на ней документах значение имела Конвенция о законах и обычаях сухопутной войны (II конвенция), которая была подписана 24 государствами.

      «Особое значение, как показала последующая международная практика, имело принятие на этой конференции  предложения Ф.Ф. Мартенса о включении в преамбулу конвенции положения, получившего название «оговорка Мартенса». «Впредь до того времени, когда представится возможность издать более полный свод законов войны, Высокие договаривающиеся стороны считают уместным засвидетельствовать, что в случаях, не предусмотренных принятыми ими постановлениями, население и воюющие стороны остаются под охраной и действием начал международного права, поскольку они вытекают из установившихся между образованными народами обычаев из законов человечности и требований общественного сознания» [2, стр. 207].

     В 1907 г. состоялась Вторая  гаагская конференция. На этой конференции была принята Конвенция о законах и обычаях сухопутной  войны (IV) конвенция и Положение о законах и обычаях сухопутной войны. Эти акты подписало 41 государство, 25 из которых ратифицировали. В статье 27 конвенции предусматривалось, что «при осадах и бомбардировках должны быть приняты все необходимые меры к тому, чтобы щадить, насколько возможно, храмы, здания, служащие целям науки, искусств и благотворительности, исторические памятники…, под условием, чтобы таковые… не служили одновременно военным целям». Статья 56 Положения 1907 г. приравнивала собственность «учреждений церковных, благотворительных, образовательных, художественных и научных к частной собственности. Всякий преднамеренный захват, истребление или повреждение подобных учреждений, исторических памятников, произведений художественных и научных воспрещается и должны подлежать преследованию» [1, стр. 84].

     Печальный опыт Первой мировой войны показал необходимость дальнейшей разработки международно-правовых норм о защите культурных ценностей во время вооруженного конфликта. Уже в самом начале войны были подвергнуты немецкой бомбардировке бельгийские города. Российская газета «Новое время» по этому поводу писала: «В Америку отправляется особая миссия, составленная из выдающихся людей. Цель миссии ознакомить Америку с жестокостями, допущенными германскими войсками в Бельгии, и между прочим с положением вопроса о сожжении и разрушении Лувена… Разрушили выдающиеся  здания, сожгли драгоценные книгохранилища и уничтожили многие редкие памятники древности. Равным образом эта миссия сообщила, что прекрасный город Малин, основанный в VIII веке, германские войска разрушили … » [6, стр. 2]. Эти факты вызвали возмущение российской общественности. Великий князь Николай Михайлович, глава русского исторического общества, в письме своему другу французскому историку Фредерику Массону писал: «Немцы… повсюду ни во что не ставят Гаагские международные конвенции, следуя только принципу кулака и грубой силы. Целенаправленное разрушение бельгийских городов, таких как Лувен и других это низкие и неслыханные акты со всех точек зрения» [8, р. 28]. Известный русский художник Николай Рерих создал плакат «Враг рода человеческого», осуждающий уничтожение библиотеки и университета в Лувене. Плакат был разослан в части действующей русской армии.

      «В ноябре 1914 г. немецкая артиллерия подвергла обстрелу собор в Реймсе, повредив фасад здания. Летом 1916 г. была разгромлена знаменитая Почаевская лавра - великолепный памятник архитектурного искусства» [1, стр. 84]. 

     После окончания Первой мировой войны,  Лига наций начала разработку договора об охране культурных ценностей. Данный договор, как и многие другие, первоначально поддержанные организацией, так и не был заключен.

      «Единственным договором, заключенным в этот период, был региональный Договор 1935 г. между странами американского континента в Вашингтоне. Он вошел в историю под названием «пакта Рериха», по имени известного русского художника Николая Рериха, поскольку в его основу был положен предложенный им проект конвенции о защите памятников культуры» [2, стр. 208].

     Пакт Рериха содержит, принципиальные положения об охране культурных ценностей (устанавливается их специальная защита, вводится регистрация и помещение на памятниках особого отличительного знака, предложенного художником, и др.)

     Пакт задумывался как международно-правовой документ универсального характера. Об этом свидетельствует наличие в Пакте общих, принципиальных положений об охране культурных ценностей, а также перечня международных организаций, содержащихся в Пакте – Постоянная палата международного правосудия, международный институт интеллектуального сотрудничества.

     Сам Н. Рерих об этом Пакте писал: «Если Красный Крест печется о телесно раненных и больных, то наш пакт ограждает ценности гения человеческого, тем охраняя духовное здоровье» [1, стр. 89].

     Вторая мировая война нанесла колоссальный ущерб мировой культуре. Только на оккупированной советской территории гитлеровцами было разрушено 427 музеев. Во время войны были взорваны Киево-Печерская лавра и здание Киевского университета, знаменитый Ново-Иерусалимский монастырь под Москвой, который является выдающимся историческим и религиозным памятником. Окончательные реставрационные работы проводятся в монастыре в наши дни.  Многие русские города были превращены в руины,  среди них – Новгород, Псков, Смоленск. В Новгороде были уничтожены памятники русского искусства XI –XII веков. Серьезно пострадал  Георгиевский собор Юрьева монастыря, с уникальными фресками XII века и Софийский собор Новгородского кремля - древнейший памятник русского зодчества XI века. Фрески  Софийского собора, иконы, древние иконостасы ,убранство собора было разграблено или уничтожено. Огромной утратой стала гибель уникального памятника византийской и русской архитектуры и живописи – церкви Спаса на Нередице XII века. Фашисты превратили в руины Псков, уничтожили исторические памятники древнего Смоленска XII века, Чернигова. Фашистами были разгромлены многие музеи – дом-музей Л.Н. Толстого в Ясной поляне; дом-музей П.И. Чайковского в Клину; усадьба А.С. Пушкина в Михайловском, дом А.П. Чехова в Таганроге; Дом Римского - Корсакова в Тихвине.  Огромный ущерб был причинен памятникам в дворцово-парковых пригородах Санкт-Петербурга – Петергофе, Царском Селе, Павловске.

     После окончания Второй мировой войны, на 4-й сессии генеральной конференции ЮНЕСКО (1949 г.) было принято решение о начале разработки международного соглашения, предусматривающего охрану культурных ценностей в случае вооруженного конфликта. Как отмечает А.А. Дорская, нормы о защите культурных ценностей стали развиваться благодаря Женевским конвенциям 1949 г. [4, стр. 34]. 14 мая 1954 г. на конференции был подписан Заключительный акт -  Гаагская конвенция о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта. Гаагская конвенция 1954 г. [3, стр. 5-59] – это первое международное соглашение универсального характера, в котором объединены многие нормы, предусматривающие охрану культурных ценностей в случае вооруженного конфликта.

     Область действия Конвенции сформулирована исключительно широко. Применение положений Конвенции предусматривается в случае «любого вооруженного конфликта». Другой особенностью Конвенции 1954 г. является то, что в ней дается четкое  определение  объекта международной охраны. Термин «культурные ценности» был введен в международную терминологию именно этой Конвенцией. Еще одна особенность Конвенции 1954 г. состоит в том, что она вводит две формы защиты: общую (гл. I) и специальную (гл.II). Все объекты, рассматриваемые Конвенцией как культурные ценности, подпадают под общую защиту.  Специальная защита предоставляется ограниченному кругу объектов, особенно важным, сохранение которых имеет значение не только для одной страны, но для человечества в целом. Эти ценности должны регистрироваться в особом реестре. Конвенция предусматривает применений особого отличительного знака для культурных ценностей, находящихся под специальной защитой. Этот знак представляет собой заостренный книзу щит, разделенный на четыре части, синего и белого цветов. «Выбирая такой знак, специалисты исходили из того, что он будет отчетливо виден с самолетов. Как показали военные конфликты второй половины  XX - начала XXI  века, в условиях современной военной техники это обозначение потеряло свое значение» [2, стр. 215].

     Вообще изменения в характере военных действий, проявившиеся в вооруженных конфликтах во второй половине XX века, таких как Ирано-Иракский конфликт, война в Персидском заливе, конфликт между Азербайджаном и Арменией в отношении территории Карабаха и, особенно, на Балканах в бывшей Югославии, привели к необходимости совершенствования ряда положений Гаагской конвенции. Это было осуществлено благодаря принятию Второго протокола 1999г., к Гаагской конвенции 1954г.  «Второй протокол, во-первых, уточнил условия реализации положений Конвенции 1954 г., во-вторых, усовершенствовал положения об осуществлении предварительных мер по охране культурных ценностей в мирное время, до начала военных действий; в-третьих, предусмотрел возможность уголовно-правовой ответственности за разрушение культурных объектов» [2, стр. 212].

     Пожалуй, самым крупным преступлением против культурных ценностей со времен Второй мировой войны стало разграбление музеев Ирака в 2003 г. Ирак занимает территорию древней Месопотамии, где в древности возникли центры человеческой цивилизации. Национальный музей Ирака, основанный в 1923 г., считался крупнейшим на всем ближнем Востоке, и представлял музейный комплекс из 28 залов, библиотеки, архивов, запасников. Музей насчитывал 170 тысяч экспонатов, являющихся памятниками шумерской, вавилоно-ассирийской культур, парфянского и арабского искусства.

     Еще до начала боевых действий многие видные  американские археологи выступили с публичными заявлениями о недопустимости причинения вреда культурным ценностям, находящимся на территории Ирака. В частности, известный американский востоковед, профессор Чикагского университета Макгвайр Гибсон  трижды побывал до войны в Пентагоне, предупреждая военных о непреходящей ценности уникальных коллекций Ирака и настаивая на том, что в случае вторжения под охрану в первую очередь должны быть взяты багдадские музеи.

     Но должные меры так и не были приняты, хотя следует отметить, что сотрудники музея все же приняли определенные меры для сохранения экспонатов.  Однако, немногочисленная охрана музея, не имевшая оружия, не смогла оказать сопротивления вооруженным мародерам. За 48 часов грабежа из Национального музея Ирака было расхищено более 15 тысяч экспонатов. Лишь через неделю после начала грабежа, американское командование взяло музей под охрану.

     Под давлением мировой общественности оккупационные власти вынуждены были начать работу по возвращению расхищенных культурных ценностей. К декабрю 2003 г. удалось найти и вернуть порядка 4 тысяч экспонатов Национального музея Ирака. Но затем этот поток возвращаемых исторических ценностей иссяк. Национальный музей Ирака вновь открылся после реставрации в 2009 году. Но вернутся ли в него все экспонаты, похищенные при штурме Багдада?

Литература: 

[1] Богуславский М.М. Международная охрана культурных ценностей. М., 1979.
[2] Богуславский М.М. Культурные ценности в международном обороте. Правовые аспекты. М., 2005.
[3] Гаагская конвенция о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта. / Нормативные акты ЮНЕСКО по охране культурного наследия (конвенции, протоколы, резолюции и рекомендации) М., 2002.
[4] Дорская А.А. К 60-летию Женевских конвенций 1949 г.: защита свободы совести в период вооружённых конфликтов международного и немеждународного характера // История государства и права. 2009. № 20.
[5] Дорская А.А. Защита свободы совести в международном гуманитарном праве // Международное публичное и частное право. 2009. № 4.
[6] Западный фронт // Новое время. 18(31) августа 1914.
[7] Пашенцев Д.А. Развитие государственно-конфессиональных отношений в России в контексте международно-правовых стандартов // Евразийский юридический журнал. 2011. № 39. С. 38-39.
[8] Grand Duc Nicolas Mikhailovitch. La fin du tsarisme. Léttres inédites à Fréderic Masson. (1914-1918). Paris, 1968.