К вопросу о месте и роли правоохранительной деятельности

Номер журнала:

Краткая информация об авторах: 

старший преподаватель кафедры судебной власти, правохранительной и правозащитной деятельности юридического факультета Российского университета дружбы народов

Аннотация: 

В настоящей статье автором рассматриваются теоретические и практические вопросы правоохранительной деятельности. Автором рассматриваются мнения учёных-правоведов, практиков, специалистов в данной области.

Ключевые слова: 

право, правоохрана, охрана права, место, роль.

     Атрибутом любой системы является иерархия ее элементов, а правоохранительная деятельность рассматривается нами в качестве одной из подсистем правовой деятельности государства, поэтому важным условием теоретической легитимации концепции правоохранительной деятельности является определение ее места среди других аналогичных элементов в правовой системе.

     В правовой науке, как мы уже упоминали, приводятся разумные доводы против научной концептуализации правоохранительной системы, в частности, в стиле У. Оккама: не умножать сущности без необходимости. Так К. Григоров не поддерживает идею так называемой правоохранительной системы, или правоохранительной власти, постольку, поскольку она разрушает теорию классической триады ветвей власти, а также никак не соответствует действующим законодательным нормам, которые не позволяют считать суды правоохранительными органами, иные правоохранительные органы прямо относит к ветви исполнительной власти, а «кроме того, это может повлечь за собой и выделение других «ветвей власти» по предмету ведения: экономической, социокультурной, оборонной и т.д.» [2. С. 271-277].

     Принимая верный посыл – не умножать сущности, – мы все же считаем, что выявление и описание атрибутов правоохранительной деятельности, а именно: ее цели, задачи, предмета, объекта, метода, определение групп субъектов дает существенные основания для системной характеристики правоохранительной деятельности. В предыдущем параграфе, рассматривая проблемы идентификации субъектов правоохранительной деятельности, мы пришли к выводу о том, что среди всего состава приписываемых правоохранительной деятельности субъектов можно выделить укрупненные группы по степени вовлеченности в указанную деятельность. Так к группе с полной вовлеченностью – бесспорных субъектов деятельности можно отнести органы исполнительной власти, стоящие на страже законности и правопорядка – органы МВД, ФСКН и подобные; к группе с отрицательной вовлеченностью мы отнесли органы правосудия; и к группе «спорных субъектов» с неполной вовлеченностью – органы прокуратуры и структуры гражданского общества. Все перечисленные структуры не являются субъектами только лишь правоохранительной деятельности, ни в теории, ни на практике. Более того, различные варианты классификации предполагают не только разнообразие иерархических отношений правоохранительной деятельности с другими элементами правовой системы, но и предусматривают ее внутреннюю иерархию.

     Для характеристики уровня теоретического знания в области типологии деятельности, связанной с правом, подходит замечание В. Студеникана: «...многообразие подходов и используемых понятий (правотворческая, правоприменительная, правонаделительная, правообеспечительная, юрисдикционная, правоисполнительная), применительно к деятельности, связанной с правом, правовой материи свидетельствует об отсутствии единой методологически выверенной позиции для правильного выделения тех или иных видов деятельности, которая в основном порождается определенными традициями (стереотипами), сложившимися в рамках тех или иных наук, в первую очередь теории права, административного права и теории управления» [5]. Предпримем попытку анализа различных классификаций методом группировки.

     Первый тип классификации – всеобщий характер правоохранительной деятельности. Так, например, согласно К. Бельскому, правоохранительная деятельность разделяется на общую и специализированную. Он пишет: «В той или иной степени правоохранительную деятельность осуществляют все органы государства. Например, Министерство образования РФ, осуществляя регистрацию и лицензирование, реализует правоохранительную деятельность, не будучи правоохранительным органом. То же самое можно сказать о Министерстве здравоохранения РФ и других органах исполнительной власти. Вместе с тем существует специализированная правоохранительная деятельность, осуществляемая структурами, для которых она является основной» [3].

     Позиция относить управленческую деятельность различных исполнительных государственных органов власти (а также и негосударственных) к правоохранительной находит поддержку у Ю. Дмитриева, М. Шапкина и Ю. Шумилова. Соавторы указывают, что «Министерства, федеральные службы и другие органы отраслевого управления наряду с выполнением своих основных функций, занимаются и вопросами обеспечения законности и правопорядка» [6]. В качестве аргумента приводится тот факт, что «п. 2 и 6 Положения о Министерстве экономического развития и торговли Российский Федерации, утвержденного постановлением Правительства РФ от 27 августа 2004 г. N 443 обязывают Министерство экономического развития и торговли РФ при осуществлении хозяйственной и управленческой функций руководствоваться Конституцией РФ, обеспечивать исполнение федеральных законов, указов Президента РФ и постановлений Правительства РФ. Министерство вправе издавать нормативные правовые акты в соответствии с действующими правовыми нормами, в том числе и совместно с другими федеральными органами исполнительной власти». Кроме федеральных органов государственной власти, к правоохранительным авторы отнесли и региональные: «Органы государственной власти субъектов РФ на своей территории осуществляют полномочия, связанные с обеспечением законности, правопорядка и общественной безопасности (п. «б» ст. 72 Конституции РФ)». И, наконец, «вертикаль» правоохранительной системы оказывается на прочном фундаменте муниципальной власти: «К предметам ведения местного самоуправления в числе других в соответствии со ст. 6 Федерального закона от 6 октября 2003 года № 13I -ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» отнесены охрана общественного порядка, организация и содержание муниципальной милиции, муниципальной пожарной службы и ряд других функций» [4. С.8].

     В. Студеникин также считает правоохранительную деятельность внутренне присущей множеству неспециализированных органов государственной власти: «Характер правоохранительной деятельности в силу широты и особенностей целей, задач и функций, – пишет он, – обусловливает активные действия не только специализированных органов и служб, но и многих других государственных органов (не только правоохранительного характера), осуществляющих различные государственные функции - экономические, социально-культурные, экологические, финансовые, в области здравоохранения, а также таможенные, налоговые и ряд других. Не может быть государственного органа, который бы не был заинтересован в качественной правоохранительной деятельности и не способствовал ей, даже если его компетенция на первый взгляд далека от этого» [5]. Нельзя не согласиться с последним утверждением автора о заинтересованности всех органов власти в качестве правоохранительной деятельности. Можно сказать больше – в нем заинтересованы все, кроме правонарушителей. Как справедливо утверждал В. Бессарабов, в правозащитной деятельности участвуют в той или иной мере все ветви государственной власти [1]. Однако следует заметить, что способствовать качеству этой деятельности может не только необозримо широкий круг субъектов социальной жизни, но даже природно-климатические условия. Тем не менее, «полярный день» не обладает качественными признаками и атрибутами правоохранительной деятельности и таким образом не может быть к ним причислен.

Литература: 

[1] Бессарабов В.Г. Постсоветская российская прокуратура//Журнал российского права. 2003. № 3.
[2] Григоров К.А. Функции и направления деятельности прокуратуры Российской Федерации в современных условиях // «Черные дыры» в Российском законодательстве. 2003. № 4.
[3] Груздев В.В. Установительные и преобразовательные охранительные правомочия в составе субъективного гражданского права // Евразийская адвокатура. 2012. Т. 1. № 1-1 (1).
[4] Дмитриев Ю.А., Шапкин М.А., Шумилов Ю.И. Правоохранительные органы Российской Федерации: Учебник. - М.: Омега-Л, 2009.
[5] Студеникин В. Е. Понятие, признаки и основные виды правоохранительной деятельности // Право: теория и практика. 2003. № 13 (28).
[6] Шилова Н.П. Об отдельных аспектах практической реализации норм главы V Федерального закона «О сельскохозяйственной кооперации» // Евразийская адвокатура. 2012. Т. 1. № 1-1 (1).