Роль средств массовой информации в противодействии терроризму в условиях реализации правовых реформ в России

Номер журнала:

Краткая информация об авторах: 

старший преподаватель кафедры международного права Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена

Аннотация: 

Статья посвящена исследованию роли средств массовой информации в противодействии терроризму в условиях реализации правовых реформ в России. Основное внимание уделяется ключевым проблемам и рискам в информационной сфере в контексте противодействия терроризму. В статье изучаются положения Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации», рассматриваются точки зрения различных исследователей, анализируется значение средств массовой информации в антитеррористической стратегии.

Ключевые слова: 

терроризм, противодействие терроризму, антитеррористическая стратегия, информация, средства массовой информации, информационная сфера, общество, правовые реформы.

Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках проекта проведения научных исследований
«Правовые реформы в России: типология, логика развития, критерии результативности», проект № 14-03-00172.

     В условиях правовых реформ, осуществляющихся в России, в том числе, в системе противодействия терроризму, нельзя недооценивать значение информационной сферы, поскольку «развитие глобального информационного пространства диктует новые потребности правового и организационного регулирования в информационной сфере, связанные с обеспечением защиты государства и его граждан от посягательств со стороны других стран или террористических организаций» [7, стр. 39].

     Система отноше­ний к тому или иному явлению в различных общественных группах, а также позиция средств массовой информации может служить одним из факторов, которые косвенно воздействуют на развитие определенного явления или, напротив, на его «блокирование», - не является исключением и терроризм. Это обстоятельство зачастую напрасно игнорируется. При этом трудно рассматривать данную проблематику вне контекста проводимых в России правовых реформ, и, как было отмечено А.А. Дорской, «власть должна довести правовую реформу до конца, несмотря на неизбежно меняющееся к ней в обществе отношение» [4, стр. 154]. Очевидно, что любая страна, в том числе Россия, в качестве одного из элементов национальной антитеррористической стратегии должна включать продуманную стратегию в сфере отношений с общественностью, в раз­работке и реализации которой существенная роль принадлежит именно средствам массовой информации. Полагаем, что это непременно должно учитываться в процессе реформирования правовой сферы жизни нашего общества.

     Закон Российской Федерации «О средствах массовой информации» раскрывает понятие «массовая информация» (это предназначенные для неограниченного круга лиц печатные, аудио-, аудиовизуальные и иные сообщения и материалы) и «средство массовой информации» (это периодическое печатное издание, сетевое издание, телеканал, радиоканал, телепрограмма, радиопрограмма, видеопрограмма, кинохроникальная программа, иная форма периодического распространения массовой информации под постоянным наименованием (названием) (ст. 2)), а также закрепляет, с одной стороны, свободу массовой информации (ст.1), с другой стороны, недопустимость злоупотребления свободой массовой информации (ст. 4) [1].  Как при реализации любой другой свободы или любого другого права, здесь необходимо сочетание правовых и нравственных начал [5, стр. 8]. В частности, статьей 4 Закона «не допускается использование средств массовой информации в целях совершения уголовно наказуемых деяний … для распространения материалов, содержащих публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публично оправдывающих терроризм, других экстремистских материалов…» [1].

     В этой связи, ряд исследователей, в числе которых, например, А.А. Робинов, предостерегают: «Пропагандируемая иногда концепция «свободного, не контролируемого потока информации» на самом деле работает на наиболее радикальные, экстремистские и террористические внутригосударственные и международные организации и группировки, которым эта концепция помогает захватывать или подчинять своему влиянию то или иное средство массовой информации. При этом преследуется задача достижения вполне конкретных тактических целей, например: дестабилизации социально-политической обстановки в стране или регионе; нарушения установленного порядка управления; подрыва авторитета власти; инициирования недовольства населения действиями правительства, неспособного навести надлежащий порядок и защитить собственных граждан от насилия… Все террористические акции конца XX – начала XXI вв. не обходятся без спланированного применения средств, форм и методов распространения информации с целью соответствующего влияния на поведение человека (установки) и представляют собой не что иное, как спланированные психологические операции» [8, стр. 104].  

     Нередко можно встретить весьма негативные оценки влияния средств массовой информации, например, подобные: «…В конце XX – начале XXI века зародилась и постепенно усилилась негативная тенденция использования СМИ для оказания «силового» давления на государство со стороны национальных и международных террористических групп. Сегодня, в условиях нарастания глобальной террористической угрозы, можно с сожалением говорить о переходе этой тенденции в качественно новое измерение… Современные террористы … учитывают и эффективно используют особенности нынешней информационной эры, сумев с большой эффективностью для себя задействовать информационное поле. Таким образом, современный терроризм становится все более связанным с деятельностью средств массовой информации. Террористы сегодня крайне нуждаются в публичности и внимании общества и поэтому стараются максимально использовать взрывоопасный потенциал средств массовой информации, в первую очередь электронных, в своих целях. Посредством СМИ они доносят свое «послание» до общественности, именно через них общество узнает об актах насилия. Ряд современных террористических организаций стремятся даже обзавестись собственными СМИ, многие содержат свои интернет-сайты, имеют радио- и телестанции» [11, стр. 145-152].

     В статье 4 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» указано: «При освещении контртеррористической операции запрещается распространение в средствах массовой информации сведений о специальных средствах, технических приемах и тактике проведения такой операции, если их распространение может препятствовать проведению контртеррористической операции или поставить под угрозу жизнь и здоровье людей. Сведения о сотрудниках специальных подразделений, лицах, оказывающих содействие в проведении такой операции, выявлении, предупреждении, пресечении и раскрытии террористического акта, и о членах семей указанных лиц могут быть преданы огласке в соответствии с законодательными актами Российской Федерации о государственной тайне и персональных данных» [1]. Исследуя место средств массовой информации в борьбе с терроризмом, Р.В. Голубин и С.И. Грачев отмечают следующее: «В случае взятия заложников террористам крайне необходимо иметь как можно более пол­ную информацию в отношении захваченных ими лиц … реакции государственных органов и правитель­ства в отношении их акции, детали подготовки к силовым операциям по освобождению залож­ников и т.п. Все это в комплексе позволяет пре­ступникам оперативно координировать свои планы, изменять требования, принимать новые решения» [2, стр. 219].

     При этом нельзя обойти вниманием следующее обстоятельство: «Наибольшую опасность для обще­ства представляет подталкивание (вольное или невольное) СМИ неуравнове­шенных людей к подражанию действиям террористов путем широкого и неаде­кватного освещения имеющих место инцидентов. Поэтому работники СМИ … должны оценивать публикуемую ими информацию о подобных происшествиях с точки зрения возможного подражания. А это значит, что в текстах и комментариях к информационным сообщениям должно отсутствовать описание «технологии» действий террористов и преступ­ников, а также информация, содержащая указания по совершению террористи­ческих действий» [6, стр. 168-174].

     Анализируя деятельность средств массовой информации как посредников между государством и обществом, значение которых особенно возрастает в кризисные периоды, когда население, находясь в состоянии беспокойства, максимально подвержено внушению и открыто разным призывам, Т.Н. Селедцова приходит к выводам о том, что СМИ часто относятся к кризисной ситуации как к очередному информационному поводу и нередко не придают значения тому, как в последующем выданная в эфир или напечатанная информация скажется на восприятии гражданами тех или иных процессов. Власть должна быть заинтересована в том, чтобы информационный ресурс в процессе преодоления кризиса был задействован в полной мере и максимально эффективно. Тем более, что в условиях кризисной ситуации органы государственной власти остаются и выступают фактически единственным источником достоверной информации. Однако оперативно получить от них интересующую информацию бывает непросто. Имеют место необоснованные отказы в аккредитации журналистов, дозированность информации, ограничение доступа журналистов. В прессу попадают домыслы, слухи под видом достоверной информации. В условиях кризиса от власти требуется оперативность в принятии решений, выбор адекватных механизмов и средств его разрешения. В свою очередь общество вправе получать полную и объективную информацию о складывающейся ситуации [9]. Полагаем, что Т.Н. Селедцовой весьма удачно выявлены существующие на современном этапе проблемы информационной сферы.

     На основании вышеизложенного, считаем, что в современных условиях российским средствам массовой информации совершенно необходимо:

     во-первых, добросовестно соблюдать положения Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации», который запрещает использование средств массовой информации для распространения материалов, содержащих публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публично оправдывающих терроризм, и других экстремистских материалов;

     во-вторых, не допускать распространения сведений о деталях проведения контртеррористических операций;

     в-третьих, не допускать включения в информационные сообщения сведений, подробно раскрывающих технологию совершения террористи­ческих актов;

     и, наконец, быть ответственными трансляторами информации и учитывать, что террористы активно задействуют информационное поле в собственных интересах.

     Совершенно очевидно, что в настоящее время средства массовой информации, будучи основными трансляторами информации, к сожалению, «не уделяют должного внимания проблеме борьбы с насилием в обществе, не видят своего места в противодействии политическому экстремизму и идеологии терроризма» [10, стр. 22], хотя, как верно отмечает Н.Н. Гриб, «сегодня информация является общепризнанным стратегическим ресурсом, посредством которого работают механизмы управления социальными системами и процессами… имеет функцию основного вектора контроля, воздействия и управления локальными криминальными очагами, различными по территории и сфере деятельности, а также инструмента влияния на криминальную ситуацию общества в целом» [3, стр. 16].

Литература: 

[1] Закон Российской Федерации от 27.12.1991 № 2124-1 «О средствах массовой информации» // СПС «КонсультантПлюс».
[2] Голубин Р.В., Грачев С.И. Место средств массовой коммуникации в борьбе с терроризмом // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. 2007. № 3.
[3] Гриб Н.Н. Информационно-психологическая сфера как ведущее звено системы противодействия терроризму // Правовые вопросы связи. 2006. № 1.
[4] Дорская А.А. Правовые реформы в России: проблема классификации // Вопросы правоведения. 2013. № 3 (19).
[5] Дорская А.А. Система и международно-правовые механизмы защиты прав человека в рамках юридического образования // Система и механизмы международно-правовой защиты прав человека. Сборник научных статей / Сост. А.А. Дорская, Н.Ю. Иванова. СПб.: Астерион, 2013.
[6] Кауров О.Ю. Средства массовой информации как инструмент оправдания терроризма // Гуманитарные и социальные науки. 2010. № 5.
[7] Куняев Н.Н. Информационная безопасность как объект правового регулирования в Российской Федерации // Юридический мир. 2008. № 2.
[8] Робинов А.А. Ограничения свободы СМИ и борьба с терроризмом // Журнал российского права. 2003. № 5.
[9] Селедцова Т.Н. Взаимодействие между СМИ и государственными структурами во время кризисных ситуаций // Право и политика. 2006. № 4.
[10] Хлобустов О.М. О стратегии противодействия терроризму // Проблемы борьбы с терроризмом. М., 2000.
[11] Яковенко А. Могут ли СМИ помочь в борьбе с терроризмом // Международная жизнь. 2005. № 7-8.