Экологи-правозащитники как уязвимая категория населения: международно-правовые аспекты

Номер журнала:

Краткая информация об авторах: 

кандидат юридических наук, доцент, заместитель заведующего кафедрой международного права Российского университета дружбы народов

Аннотация: 

В статье рассматривается статус правозащитников, занимающихся деятельностью по защите экологических прав. Приводимая статистика нападений позволяет говорить о том, что экологи-правозащитники являются одной из наиболее уязвимых категорий правозащитников во всем мире. Указываются рекомендации по повышению защищенности экологов-правозащитников.

Ключевые слова: 

экологические права человека, правозащитники, экологи-правозащитники, экофеменизм.

     Каждый человек имеет право индивидуально и совместно с другими поощрять и стремиться защищать и осуществлять экологические права на национальном и международном уровнях. Журналисты, неправительственные организации (НПО), политические партии занимаются активной деятельностью по практической защите экологических прав человека.

     По мере того, как экологический кризис углубляется индивидов, движимых соображениями защиты окружающей среды, становится все больше. Они объединяются в экологические группы и движения — в «зеленые» партии. Традиционно активисты зеленых партий и движений исповедуют принципы гуманизма, миролюбия и демократии. Это не случайно, поскольку решение экологических проблем тесно связано с отказом людей от насилия над природой и другими людьми, с прекращением эксплуатации, с установлением всеобщего мира. Поэтому многие экологические организации используют в своей деятельности принципиально ненасильственные методы борьбы.

     По своему отношению к использованию политической власти экологические организации делятся на две категории. С одной стороны, это «зеленые» партии, считающие необходимым использовать властные государственные структуры изнутри, и поэтому участвующие в выборах. Например, наблюдается постоянная тенденция к увеличению представительства «зеленых» политических партий в Европарламенте и парламентах отдельных стран Европейского Союза [3]. С другой стороны, это негосударственные внеполитические НПО, не желающие иметь формальную связь с государством и выступающие только от имени природы и тех, кто желает ее спасти.

     Сегодня заметно возросла активность международных неправительственных организаций. Повысилась их роль в деятельности ООН и различных специализированных организаций. В области прав человека действует не менее 150 международных неправительственных организаций, многие из которых имеют официальный статус при ЭКОСОС. Особенно активны такие организации как «Амнести интернэшнл», профсоюзные, молодежные, студенческие, женские, пацифистские, «Пакс Кристи» и многие другие. Их штаб-квартиры расположены в столицах западных стран, многие из них имеют постоянные представительства при ООН в Нью-Йорке и Женеве. Делегации некоторых НПО при ООН по численности превышают правительственные. Многие из этих организаций занимаются обширной издательской деятельностью, публикуя ежегодные доклады о положении с правами человека в различных странах, а также доклады, посвященные отдельным аспектам прав человека или отдельным странам. Некоторые организации имеют разветвленную сеть филиалов и отделений, охватывающую многие страны.

     Неправительственные организации играют традиционно большую роль в деле защиты экологических прав человека. Исторически, еще в конце XIX в. действовали движения, направленные на защиту птиц, китов [11.C.24]. И сегодня именно НПО часто инициируют иски в судах о защите экологических прав. В зарубежной правовой доктрине много книг посвящено этому вопросу. Так, например, подробно исследована деятельность широко известных в мировом масштабе НПО, таких как Международный институт экологии и развития (International Institute for Environment and Development — IIED), Гринпис (Greenpeace International) [5.C.98–121], Всемирный Фонд дикой природы (World Wildlife Fund), Друзья Земли (Friends of the Earth International — FOEI) [14]. Интересной представляется коллективная монография «Environmental NGOs in World politics. Linking the local and the global» [12], в которой показана роль НПО в защите Великих озер, в запрете на торговлю слоновой костью, в защите Антарктики.

     Особенно важной становится роль НПО при защите экологических прав человека в национальных и международных судах (или квазисудебных учреждениях). В этом отношении можно отметить деятельность НПО в Комитете по соблюдению Орхусской конвенции [6.C.130-135], Комитет НАФТА по экологическому сотрудничеству и др.

     НПО активно участвовали и участвуют в международных экологических конференциях. Так, например, более 8000 НПО приняли участие в конференции Рио-де-Жанейро в 1992 г. Большое количество НПО традиционно принимает участие в заседании Международной китобойной комиссии [7.C.163–177] [9]. НПО участвуют в заседаниях различных органов и комитетов ООН (ЭКОСОС, Совет по правам человека и др.), специализированных учреждений ООН (Международная морская организация, Продовольственная и сельскохозяйственная организация) и других международных организациях (ВТО, МАГАТЭ).

     С одной стороны, экологи-правозащитники не имеют какого-либо специфического правового статуса. С другой стороны, защита, гарантируемая правозащитникам в Декларации ООН о правозащитниках [2], не зависит от того, на поощрение каких прав — гражданских и политических или экономических, социальных и культурных — направлена их работа. Все мирные действия правозащитников по привлечению внимания к возможной неспособности государства создать необходимые социальные и экономические условия для реализации прав и свобод на практике, являются легитимными и относятся к сфере применения Декларации.

     В преамбуле Декларации ООН о правозащитниках 1998 г. признается легитимность деятельности по поощрению экономических, социальных и культурных прав, поскольку в ней отражено признание «ценной работы отдельных лиц, групп и ассоциаций» по устранению нарушений, включая нарушения, являющиеся результатом «отказа признать право народа на самоопределение и право каждого народа на осуществление полного суверенитета над своими богатствами и природными ресурсами».

     Правозащитники-экологи, как и другие активные борцы за права человека, относятся к группе риска. Отдельным группам правозащитников объективно угрожает чрезвычайно серьезная опасность, обусловленная проводимой ими работой и контекстами, в которых они действуют. Журналисты и работники СМИ становятся объектами нападок из-за опубликованных ими сообщений о нарушениях прав человека или из-за того, что сами оказывались свидетелями этих нарушений. Часто правозащитники подвергаются нападкам в связи с поиском материалов по таким темам, как преступность, коррупция, торговля людьми применение пыток, безнаказанность, природоохранные проблемы и насильственные выселения. Нередко журналисты и работники СМИ подвергаются арестам и задержаниям в связи с осуществлявшимся ими мониторингом демонстраций, участием в деятельности НПО, активной поддержкой демократии и проведением работы и выступлениями в защиту прав отдельных групп населения, например меньшинств. Кроме того, журналисты и работники СМИ подвергаются нападениям, когда в рамках своей деятельности занимаются расследованиями злоупотреблений со стороны таких влиятельных негосударственных субъектов, как организованные преступные группы (Италия, Мексика) и нефтяные группировки (Нигерия).

     Правозащитники, занимающиеся земельными и природоохранными вопросами, особенно уязвимы в связи с тем, что зачастую они не знают о своих правах и о том, как их отстаивать. Кроме того, они обладают скудными ресурсами и слабым организационным потенциалом. Правозащитники, пытающиеся разрешить земельные конфликты или вернуть конфискованные земли, а также те, кто выступают против проектов развития, подвергаются наибольшей угрозе, поскольку работают без прикрытия со стороны какой-либо организации.

     Правозащитники, занимающиеся земельными и природоохранными вопросами, преследуются как правительством, так и частным сектором, в связи с их мирной деятельностью по защите природных ресурсов и средств к существованию, принадлежащих их общинам. Эти проблемы безопасности особенно остры, когда правозащитники вступают в борьбу против строительства дамб, горнодобывающих работ или развития туризма.

     Правозащитники часто выступают в защиту сообществ, чей доступ к исконным землям, воде и ресурсам, а также возможность пользоваться ими не были признаны. В некоторых случаях такого рода экономическая деятельность и деятельность по развитию привела к отравлению общин и загрязнению окружающей среды.

     Специальный докладчик по вопросу о правозащитниках Совета ООН по правам человека Маргарет Секаггия (Уганда) с декабря 2006 по май 2011 г. получила 106 сообщений в связи с предположительно имевшими место нарушениями в отношении правозащитников и активистов, занимающихся земельными и природоохранными вопросами.

     По оценкам неправительственной организации "Global Witness", за последние 10 лет более 900 человек погибло, защищая окружающую среду и земельные права. Только в 2012 г., по данным "Global Witness", было убито 147 защитников, что превышает количество убитых за предыдущие 10 лет [5].

     И в этом отношении можно указать, что глава Минприроды России С. Донской направил в июле 2013 г. обращение к министру внутренних дел РФ В. Колокольцеву с просьбой взять под личный контроль расследование уголовных дел, связанных с избиениями и убийствами представителей общественных экологических организаций.

     При этом надо учитывать, что в мире определенно приуменьшают масштабы этой проблемы, особенно если учесть, что эти спорные проекты зачастую находятся в отдаленных районах, и гибель людей и исчезновения не предаются широкой огласке. Несмотря на рост числа убийств среди защитников окружающей среды за последние годы, очень немногие из этих дел расследуются, а даже если и расследуются, то обвинительные приговоры составляют менее 1%.

     Согласно полученной информации эта группа весьма неоднородна. В нее входят правозащитники, работающие по широкому диапазону направлений деятельности, касающихся земельных и природоохранных прав, включая правозащитников, занимающихся проблемами, связанными с добывающими отраслями промышленности и проектами в областях строительства и развития; правозащитники, отстаивающие права коренных народов и меньшинств; женщины-правозащитники; журналисты.

     В течение рассматриваемого периода мандатарий направила 34 сообщения в отношении правозащитников, занимающихся земельными и природоохранными вопросами в связи с деятельностью добывающих отраслей промышленности и осуществлением проектов в области строительства и развития. Основным контекстом, в котором предположительно имели место нарушения, являлись текущие земельные споры с государственными структурами, негосударственными субъектами, включая многонациональные корпорации и частные охранные компании.

     Указанные в сообщениях нарушения явились результатом деятельности, связанной с различными добывающими отраслями промышленности и проектами в областях строительства и развития, включая гидроэлектростанции и цементные заводы (Гватемала, Бразилия); плотины (Бразилия, Индия); свалки (Мексика); газопроводы (Бразилия); охраняемые коттеджные поселки и гавани (Багамские Острова); жилые и развлекательные комплексы (Мексика); эксплуатация шахт (Китай, Мексика, Эквадор, Папуа-Новая Гвинея, Перу); атомные электростанции (Филиппины) и добыча газа и нефти (Китай, Нигерия, Перу), а также заготовка и транспортировка леса (Бразилия, Камбоджа, Гондурас, Мексика).

     Отдельной категорией экологов-правозащитников являются правозащитники, отстаивающие права коренных народов и меньшинств. Специальный докладчик ООН за 5 лет получил утверждения о нарушениях в отношении правозащитников, занимающихся земельными и природоохранными вопросами, поскольку они связаны с положением коренных народов и меньшинств (29 сообщений). К осуществляемым этими правозащитниками видам деятельности относятся: участие в переговорах с органами местного управления в целях урегулирования земельных споров (Бразилия, Гватемала и Колумбия) и расследование случаев захвата земель (Бангладеш); защита прав коренных общин (Боливия, Гватемала, Индия, Камбоджа, Новая Зеландия, Перу) и представление интересов коренных общин на местном и национальном уровнях (Бангладеш, Гватемала, Малайзия, Мексика, Перу, Танзания и Чили); организация кампаний против принудительных выселений (Мексика, Колумбия); участие в протестах (Индия, Непал, Чили); повышение уровня информированности за рубежом о нарушениях прав человека (Папуа-Новая Гвинея); организация кампаний в защиту неприкосновенности границ природных заповедников (Бразилия); представление информации правозащитным механизмам Организации Объединенных Наций (Гватемала) [10].

     Весьма непростой уязвимой категорией правозащитников-экологов являются женщины-правозащитники, занимающиеся и природоохранными вопросами. Данное явление породило специальный термин — «экофеменизм».

     Термин «экофеминизм» появился в литературе по экологическим проблемам на основании многих причин, в том числе и упомянутых выше; введение его в общественно-политический и научный оборот свидетельствует о возрастании роли женщин в решении актуальных вопросов природоохранного движения [8] [13]. Уже с начала 80-х гг. феминистки стали все активнее выражать сожаление, что в природоохранном движении не находят адекватного отражения специфические женские проблемы. В результате в 80-е гг. ХХ в. зародилось новое социальное явление — экофеминизм — как производное от природоохранного и женского движений, — которое также выявляет и определяет взаимозависимость между ними. Представители экофеминизма не только указывают на тесную взаимосвязь между жизнедеятельностью человека и средой его обитания, но выступают «за коренную перестройку рыночной экономики» и подчеркивают «необходимость создания свободного, экологически сбалансированного общества» устойчивого развития [14.C.38,39]. Авторы — экофеминисты развивающихся стран, в частности нобелевский лауреат Вангари Маатаи (Кения), подобно экологам развитых государств мира, полагают, что решения экологических проблем следует непременно увязывать с глубокими преобразованиями в области социальных и гендерных отношений [4.C.77].

     Женщины способны со своей собственной точки зрения давать оценку риску, которому они подвергаются, и определять сферы своей уязвимости; они играют важную роль в раннем предупреждении. Ими созданы собственные организационные структуры (НПО) для оказания влияния на ход международных переговоров по проблеме изменения климата, а также на национальную экологическую политику. В частности, через международные сети, добивающиеся повышения роли женщин в развитии экологически устойчивой энергетики (1), а недавно сформирована также сеть по гендерным вопросам и вопросам изменения климата. Программы предупреждения чрезвычайных ситуаций и смягчения их последствий должны предусматривать расширенное участие женщин в планировании, а также включать учебные мероприятия для женщин и работу с женщинами на местах при широком вовлечении общественности в работу по анализу уязвимости местных общин, в рамках которой определение характера риска и факторов уязвимости следует поручать женщинам.

     При этом особая роль женщин в экологическом движении, в поддержании устойчивого развития признается и в международных документах, таких как Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, Повестка дня на XXI век, Пекинская декларация и Платформа действий и Декларация тысячелетия Организации Объединенных Наций. В Декларации Рио-де-Жанейро 1992 г. в принципе 20 отмечалось: «Женщины играют жизненно важную роль в рациональном использовании окружающей среды и развитии. Поэтому их всестороннее участие необходимо для достижения устойчивого развития».

     В итоговом документе Конференции ООН по устойчивому развитию 2012 («РИО+20») «Будущее, которого мы хотим» подчеркиваются различные специфические аспекты необходимости защиты прав женщин в контексте устойчивого развития.

     • Мы признаем важное значение равноправия полов и расширения прав и возможностей женщин для обеспечения устойчивого развития и построения нашего общего будущего. Мы подтверждаем нашу приверженность обеспечению равных прав женщин, предоставлению им доступа и возможностей для участия в экономической, общественной и политической жизни и выдвижения на руководящие должности (п. 31).

     • Мы подчеркиваем, что женщины призваны играть жизненно важную роль в обеспечении устойчивого развития. Мы признаем ведущую роль женщин и преисполнены решимости способствовать достижению гендерного равенства и расширению прав и возможностей женщин и обеспечивать их всестороннее и эффективное участие на всех уровнях в стратегиях, программах и процессах принятия решений, касающихся устойчивого развития (п. 45).

     • Мы подтверждаем важность расширения прав и возможностей сельских женщин как важных проводников сельскохозяйственного развития и развития сельских районов (п. 109).

     • Мы обязуемся постепенно обеспечивать адекватный доступ к питьевой воде и базовым услугам в области санитарии для всех, что необходимо для искоренения нищеты, расширения прав и возможностей женщин и охраны здоровья людей, и значительно повышать эффективность систем комплексного управления водными ресурсами на всех уровнях, при необходимости (п. 120).

     • Мы будем активно проводить работу с целью обеспечить, чтобы системы здравоохранения предоставляли необходимую информацию и оказывали необходимые медицинские услуги, связанные с сексуальным и репродуктивным здоровьем женщин, включая работу в целях обеспечения всеобщего доступа к безопасным, эффективным, доступным по ценам и приемлемым современным методам планирования семьи, поскольку это является весьма важной предпосылкой обеспечения здоровья женщин и продвижения вперед на пути к гендерному равенству (п. 146).

     • Мы признаем также, что неформальная неоплачиваемая работа, выполняемая главным образом женщинами, вносит существенный вклад в благосостояние человечества и устойчивое развитие. В этой связи мы обязуемся бороться за обеспечение безопасных и достойных условий труда и доступа к социальной защите и образованию (п. 153).

     Помимо указанных важных элементов эколого-правового статуса женщины в итоговый документ «РИО+20» включен подраздел «Равенство между мужчинами и женщинами и расширение прав и возможностей женщин» (п. 236–244).

     Специальный докладчик Совета ООН по правам человека отмечает, что с 2006 по 2011 г. неблагополучному положению женщин-правозащитников, занимающихся земельными и природоохранными вопросами, был посвящен ряд сообщений (25), направленных в течение отчетного периода странам Америки (17), Азии и Тихого океана (6) и Африки (2).

     Женщины-правозащитники вели переговоры с органами местного управления с целью урегулирования земельных конфликтов (900 женщин-правозащитников в Бразилии, Колумбии, Гватемале, Индии) и разоблачали попытки незаконного захвата земель (Китай); добивались предоставления возмещения коренному населению (Индия, Непал и Перу) и изобличали попытки постепенного захвата их земель (Индия, Непал); организовывали общинные мероприятия (Колумбия); проводили кампании за отказ от ядерной энергетики (Филиппины — 2); проводили кампании против строительства охраняемых коттеджных поселков и гаваней (Багамские Острова); отстаивали права сельхозработников (Гондурас); протестовали против создания жилищно-досугового комплекса (Мексика); снимали документальный фильм о неблагоприятных последствиях процесса добычи нефти (Нигерия); организовывали кампании в защиту прав в сфере водоснабжения и против строительства плотины (Индия); организовывали кампании против осуществления проектов горнодобывающей промышленности (Перу).

     Специальный докладчик ООН приводит страшные данные: при осуществлении такого рода деятельности женщины-правозащитники сталкивались с угрозами посягательства на физическую неприкосновенность, включая убийства, прежде всего в регионе Америки (Колумбия, Гватемала, Гондурас); чрезмерное применение силы против них во время акций протеста (Бразилия, Индия и Непал); нападения с применением оружия (Гватемала). Кроме того, они подвергались другим угрозам, включая угрозы смертью (Колумбия, Эквадор, Мексика, Филиппины, Перу); притеснениям и запугиваниям (Багамские Острова, Мексика, Перу), направленным также и против членов их семей (Колумбия) и т.д.

     Таким образом, можно констатировать, что правозащитники, занимающиеся природоохранными вопросами, в значительной степени подвержены посягательствам на их физическую неприкосновенность, нередко со стороны негосударственных субъектов, и многих из них убивают из-за проводимой ими работы по определению воздействия, оказываемого на окружающую среду в результате деятельности добывающих отраслей промышленности и реализации проектов освоения месторождений, или по защите права коренных народов и меньшинств на землю. Регионом, в котором правозащитники, как представляется, в наибольшей степени подвергаются риску, является регион Америки.

     Государствам следует в полной мере признать ту важную работу, которую проводят правозащитники, занимающиеся природоохранными вопросами, в стремлении найти равновесие между задачами экономического развития и задачами охраны окружающей среды, включая право на использование земель, природного богатства и ресурсов и права отдельных групп, в том числе коренных народов и меньшинств.

     Государствам не следует проявлять терпимость к порицанию деятельности правозащитников государственными должностными лицами или средствами массовой информации, особенно в контексте социальной поляризации, поскольку это способно привести к возникновению обстановки запугивания и притеснений, которая может благоприятствовать неприятию деятельности правозащитников и даже применению насилия по отношению к ним.

     Государствам следует бороться с безнаказанностью за нападения на правозащитников и посягательства на их права, прежде всего со стороны негосударственных субъектов и тех, кто действует в сговоре с ними, и обеспечивать с этой целью проведение оперативных расследований утверждений и предоставление жертвам надлежащей компенсации и возмещения.

     В Российской Федерации активно действуют экологи-правозащитники. Из последних акций можно отметить деятельность против строительства мусоросжигательных заводов в Москве, против прокладки нефтепровода Транснефти на Байкале, против уничтожения Химкинского леса.

     В последние годы, к сожалению, можно наблюдать все больше примеров преследования экологов в Москве и Подмосковье, Санкт-Петербурге и Ленинградской области, Екатеринбурге, Краснодарском крае, причем как государством, так и криминалом. Эти данные были доведены до Президента России на заседании Совета по развитию гражданского общества и правам человека. Стоит отметить, что на этой встрече Президенту России был передан доклад «Обеспечение прав граждан на благоприятную окружающую среду. Основные проблемы. Возможные решения», а также подготовленные на его основе «Предложения по улучшению ситуации с обеспечением прав граждан на благоприятную окружающую среду» [1]. В разработке этих документов принимали участие многие общественные экологические организации России, а также Гринпис, WWF, «Беллона», Международный социально-экологический союз и другие.

     В заключение представляется возможным поддержать следующий тезис. В рамках Управления Верховного комиссара ООН по правам человека (УВКПЧ ООН) сегодня все больше голосов раздается в пользу разработки декларации о защите журналистов, схожей с Декларацией ООН о правозащитниках [1]. Безусловно такой документ, принятый в рамках Совета ООН по правам человека сможет придать новый импульс в защите экологов-журналистов.

ПРИМЕЧАНИЯ

(1) Такие как ЭНЕРГИА (URL: http://www.energia.org), САГЕН (Южно-африканская сеть по гендерным вопросам и проблемам энергетики. URL: http://mepc.africa.co.za/content/sagen/sagen.htm) и LIFE E.v. (URL: http://www.life-online.de).

Литература: 

[1] Безопасность журналистов: государства должны действовать, чтобы положить конец беззаконности // URLhttp://www.ohchr.org/RU/NewsEvents/Stories/Pages/SafetyOfJournalists.aspx
[2] Декларация о праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы принята резолюцией 53/144 Генеральной Ассамблеи ООН 9 декабря 1998 г. // URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/ /defender.shtml
[3] Объединение «Bellona» "Зеленые" увеличили своё представительство в Европарламенте // URL: http://www.bellona.ru/news/news_2009/zelenye-uvelichili-predstavitetstvo...
[4] Рыбалкина И.Г. Женщины и экологические проблемы в Африке // Африка. Гендерное измерение/ Сост. и отв. ред. Н.Л. Крылова и Н.А. Ксенофонтова. М., 2010.
[5] Сериков А.Е. Ненасильственные методы в экологическом движении (на примере деятельности Гринпис) // Опыт ненасилия в ХХ столетии: Социально-этические очерки / Под ред. Р.Г. Апресяна. М.: Аслан, 1996. URL: http://iph.ras.ru/uplfile/ethics/biblio/N/4.html
[6] Солнцев А. М. Вклад Орхусской конвенции 1998 г. в защиту прав человека // Современное право. 2014. №7.
[7] Солнцев А.М., Мжаванадзе Г.Т. Международно-правовые проблемы регулирования добычи китов // Международное право - International Law. №2 (46).
[8] Davies К. What is ecofeminism? Women and environments, 1988 (Spring) // ISIS International 1991 (Information pack).
[9] D’Amato A., Chopra S.K. Whales: Their Emerging Right to Life // AJIL. — 1991. — Vol. 85.
[10] Harrison A. The deadly environment for human rights defenders // URL: http://www.ishr.ch/news/deadly-environment-human-rights-defenders
[11] McCormick. The global environmental movement. L., 1989.
[12] Princen Th., Finger M. Environmental NGOs in World politics. Linking the local and the global. London and New York, 2001.
[13] Sacks C.E. Gendered Fields. Rural Women, Agriculture and Environment. — Bolder (Col.), 1996.
[14] Wapner P. Environmental activism and world civic politics. — State University of New York Press, 1996.