Обеспечение нотариальной защиты наследственных прав иностранных граждан

Номер журнала:

Краткая информация об авторах: 

Магистрант кафедры судебной власти, правоохранительной и правозащитной деятельности Российского университета дружбы народов

Аннотация: 

В настоящей статье автор рассматривает правовые механизмы защиты наследственных прав граждан иностранных государств в Российской Федерации. Автор дискутирует относительно теории и правоприменительной практики, приводит мнения учёных и специалистов в данной области.

Ключевые слова: 

нотариус, нотариат, практика, проблематика, наследство, наследственные права, Россия, РФ.

     Неотъемлемым признаком современных гражданских правоотношений в России стало прогрессирующее в количественном и качественном (прежде всего, для экономики страны) отношении участие в них иностранных лиц. Следует отметить, что иностранцы составляют значительную часть населения многих стран, в  частности, тем, что в условиях глобализации население начинает активно мигрировать из одной страны в другую по разным причинам.

     В соответствии со ст. 2 ФЗ РФ № 115 [12], под иностранными гражданами понимаются физические лица, не являющиеся гражданами Российской Федерации и имеющие доказательства наличия гражданства (подданства) иностранного государства.

     В.В. Новиков дает развернутое определение данному понятию и полагает, что под иностранным лицом следует понимать как иностранное физическое лицо (гражданин; лицо без гражданства; лицо, имеющее два и больше гражданств), так и иностранную организацию. Основу семантики термина «иностранная организация», по его мнению, составляет двоякое значение: иностранное юридическое лицо и иностранная организация, не являющаяся юридическим лицом. Критерием «иностранности» таких лиц служит то, что их гражданская правоспособность, в отличие от отечественных организаций, определяется в соответствии с законодательством государства, в котором они учреждены [9. С. 96-99].

     Специфика правового положения иностранного лица состоит в том, что оно подчиняется как бы двум правопорядкам: праву своего государства и страны пребывания.

     В международном праве обычно выделяют три вида правового режима иностранцев: национальный режим, специальный режим и режим наибольшего благоприятствования.

     В Российской Федерации правовой статус иностранцев определяется, прежде всего,  Конституцией РФ, согласно ч. 3 ст. 62 которой иностранцы и лица без гражданства имеют те же права и несут те же обязанности, что и граждане России. Исключение оставляют случаи, установленные федеральным законом или международным договором.

     В основе российского законодательства лежит основные принципы правового положения иностранных граждан:

  • иностранцы обладают тем же объемом прав и свобод и несут те же обязанности, что и российские граждане;
  • они равны перед законом;
  • в отношении иностранцев тех стран, в которых имеются специальные ограничения прав и свобод российских граждан, могут быть установлены ответные ограничения;
  • иностранные граждане, как и остальные участники гражданского оборота, должны соблюдать российские законы, в том числе и определяющие порядок осуществления субъектами своим гражданских прав. То есть использование иностранцами своих прав в Российской Федерации не должно наносить ущерба интересам общества, государства, российских граждан и других лиц. Иностранцы, которые совершили преступления, а также административные или иные правонарушения на территории России, несут ответственность на общих основаниях с российскими гражданами [6. С. 124-129].

     Таким образом, по общему правилу, иностранцам в России предоставлен национальный правовой режим.

     В соответствии с Основами законодательства Российской Федерации о нотариате [10], институт нотариата осуществляет защиту прав граждан, не выделяя пределы и различия такой защиты по критерию наличия или отсутствия российского гражданства.

     Применительно к области реализации права наследования иностранных граждан в России необходимо отметить, прежде всего, то, что они являются субъектами наследственных правоотношений, то есть могут быть как наследодателями, так и наследниками.

     В ходе обеспечения защиты наследственных прав иностранцев, нотариус должен, прежде всего, выявить наличие или отсутствие у них необходимых предпосылок их участия в наследственных правоотношениях, а именно наследственной правоспособности и дееспособности. При этом определение их право- и дееспособностей базируется на понимании личного закона физического лица (lех реrsonalis).

     Следует отметить, что гражданская правосубъектность иностранных лиц лежит в основе их правового положения в сфере имущественных и личных неимущественных прав. Их участие в гражданском обороте регламентируется не во всех государствах одинаково, а нередко определяется на взаимовыгодных или взаимных обязательствах государств их гражданства или национальной принадлежности [9. С. 96-99]. Таким образом, для решения вопроса о праве, подлежащем применению при определении правового положения иностранных лиц, используются схожие, но не тождественные положения. Обязательными из них необходимо признать личный закон и национальность.

     Посредством понятия личного закона физического лица, которое является новым для отечественного правового регулирования, действующее законодательство регламентирует не только вопросы право- и дееспособности, но и личное право на имя, на честь, а также вопросы места жительства и установления опеки и попечительства [4]. В соответствии с данным принципом и в наследственных правоотношениях производится выбор компетентного правопорядка.

     Формула прикрепления по принципу lех регsonalis подразделяется на две основные коллизионные привязки: lех раtriae или lех nationalis (закон гражданства или национальности лица) и lех domicilii (закон места жительства). В законодательстве разных стран оба эти варианта lех регsonalis широко применяются [8. C. 33].

     Модель, которая определяет личный статус гражданина правом страны его местожительства или места пребывания, характерна для законодательства стран общего права, в числе которых США, Австралия, Великобритания и др., а также некоторых стран Европы (Швейцария, Латвия, Эстония) и Латинской Америки (Венесуэла, Аргентина, Бразилия и т.д.) В соответствии с данной моделью, место жительства является универсальной коллизионной привязкой, так как позволяет определить применимое право вне зависимости от того, имеет физическое лицо какое-либо гражданство или нет. Вместе с тем, в том случае, если лицо имеет место жительства в нескольких странах, то для определения государства, с которым он имеет наиболее тесную связь, требуются дополнительные признаки, среди которых может быть его гражданство [9. C. 148].

     Несмотря на относительное многообразие возможностей правоприменительной деятельности, содержание личного статуса иностранного физического лица определяется, как правило, на основе права государства, с которым установлена правовая связь (гражданство). Это характерно для стран СНГ, большинства стран континентальной Европы и ряда других государств (Вьетнам, Египет, Южная Корея, Таиланд, Япония, Куба, Монголия и т.д.).

     Вполне естественно, в ряде стран, сравнительно недавно еще боровшихся за свою самостоятельность, в целях охраны интересов своих граждан широко используется принцип национальности физического лица, который применяется независимо от места его проживания. Напротив, страны, которые в недавнем прошлом принимали к себе большое количество иностранных иммигрантов, стремятся подчинить их действию своего права и, естественно, тяготеют к применению закона места жительства лица [8. C. 34].

     Принцип, согласно которому личным законом физического лица признается закон страны его гражданства (lex patriae), традиционно и для российского законодательства. Это коллизионная норма, которая используется для определения личного статуса иностранного гражданина. Из этого следует, что российский законодатель использует гражданство как признак, отражающий наиболее тесную и устойчивую связь физического лица с государством. Приверженность такому направлению обусловлена необходимостью:

  • повышения уровня определенности и прозрачности в правоприменительной деятельности (гражданство подтверждается официальными документами, установленного образца);
  • минимизации возможности изменения физическим лицом своего гражданства в сравнении с домицилем [9. С. 96-99].

     Такая относительная стабильность имеет большое значение для регулирования вопросов личного статуса, служащего основным элементом правового положения иностранного физического лица. Использование «привязки» к закону страны гражданства обусловливает необходимость установления факта гражданства, которое удостоверяется наличием предусмотренных российским законодательством документов.

     Для иностранного гражданина – это его национальный паспорт либо иной предусмотренный федеральным законом документ или признаваемый в соответствии с международным договором Российской Федерации в качестве документа (п. 1 ст. 10 ФЗ от 25 июля 2002 г. «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации») (например, удостоверение личности моряка) (п. 2 Конвенции Международной организации труда № 108 о национальных удостоверениях личности моряков [5. С. 1193-1197]). Для лица без гражданства это должен быть документ, который выдан иностранным государством и признается Россией в качестве документа, удостоверяющего личность этого лица, а также вид на жительство и другие документы, предусмотренные федеральным законом или признаваемые Россией в соответствии с международным договором.

     По мнению И. М. Горбунковой, правило определения личного статуса наследственных правоотношений по праву страны гражданства оптимально для выполнения задач реализации и защиты институтом нотариата наследственных прав по следующим причинам:

  • так как защита и обеспечение права наследования является обязанностью государства, закономерно, что данную обязанность будет нести то государство, с которым физическое лицо имеет устойчивую связь в виде гражданства;
  • длящийся характер наследственных правоотношений стабилен, а случаи изменения гражданства, в отличие от перемены места жительства, достаточно редки;
  • наличие того или иного гражданства при необходимости легко подтвердить документально, а, значит, в большинстве случаев не вызывает споров, что полностью соответствует бесспорному характеру нотариальной деятельности [4. C. 153].

     Следует отметить, что равенство иностранных граждан в вопросе гражданской правоспособности с российскими гражданами не ограничивается, по общему правилу, случаями их проживания в Российской Федерации, что подтверждается судебной практикой. Так, в 1955 г. Судебной коллегией по гражданским делам Московского городского суда по иску Гриневой к французскому гражданину Реве, который проживал во Франции, признано, что иностранный гражданин может владеть и распоряжаться принадлежащим ему в Москве домом на тех же основаниям, что и советский гражданин, и что такое право не обусловлено проживанием его в СССР [4. C. 148].

     Согласно п. 2 ст. 1 ГК РФ, правоспособность иностранных граждан и лиц без гражданства, в том числе и в сфере наследственных правоотношений, может быть ограничена в том случае, когда это обусловлено защитой основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

     Так, например, наиболее значимым ограничением в содержании права наследования является вытекающее из особенностей регулирования режима отдельных видом имущества запрещение иностранным гражданам и лицам без гражданства получать по наследству земельные участки, находящиеся на приграничных территориях, перечень которых устанавливается Президентом РФ, так как ст. 15 ЗК РФ запрещается указанным лицам обладать на праве собственности таким имуществом.

     Еще одним элементом статуса иностранного гражданина в качества субъекта наследственных правоотношений в России, является дееспособность. По действующему законодательству гражданская дееспособность физического лица определяется его личным законом. То есть объем его гражданской дееспособности неразрывно связан не только с его возрастом, но и с местом жительства и правовым статусом.

     Признание в России физического лица недееспособным или ограниченно дееспособным подчиняется российскому праву. Решение вопросов гражданской дееспособности физического лица иным образом возможно в соответствии с нормами международных договоров. Так, в соответствии со ст. 23 Минской конвенции 1993 г. применяется закон гражданства в отношении граждан, а в отношении лиц без гражданства – закон места жительства; по нормам двусторонних договоров Российской Федерации о правовой помощи – закон гражданства.

     Субъектами наследственных правоотношений наряду с физическими могут быть и юридические лица, в том числе иностранные, которыми признаются организации, образованные и зарегистрированные в соответствии с законодательством другого государства. Помимо иностранных юридических лиц, субъектами гражданских правоотношений и участниками хозяйственной деятельности могут быть организации, не являющиеся таковыми. В соответствии со ст. 1203 ГК РФ личным законом иностранной организации, не являющейся юридическим лицом по иностранному праву, считается право страны, где эта организация учреждена [9. С. 96-99].

     Согласно ст. 1202 ГК РФ, коллизионная норма определяет не только личный закон юридического лица, но и вопросы, которые относятся к области действия данного закона. В соответствии с правом государства, в котором учреждена иностранная организация, определяются порядок ее создания, реорганизации и ликвидации, содержание правоспособности и т.п. Этот перечень можно сопоставить с личным законом организации, являющейся юридическим лицом.

     Факт регистрации организации на территории России указывает на российскую «национальность». Конечно, относительно юридического лица употребление этого термина несколько необычно, но доктриной гражданского и международного частного права применимо. Необходимость определения национальности иностранных юридических лиц возникает в основном при признании их правосубъектности как ключевого условия заключения с ними сделок. При этом определяется национальная принадлежность, т.е. к какому государству относится это юридическое лицо, взаимное признание правосубъектности и правовой режим деятельности (национальный, наибольшего благоприятствования, специальный).

     Необходимо отметить, что специалистами в рассматриваемой области ставится под сомнение уместность применения к отношениям с участием иностранных юридических лиц термина «национальность». Предполагают, что эта категория применительно к юридическим лицам является неточной, и используется она лишь для краткости и удобства, в юридическом же смысле не может быть признана надлежащей [1. C. 44]. Возможно, этимологически термин «национальность» применительно к организации как-то неуместен. Его привыкли понимать в смысле принадлежности к устойчивой общности людей, племени, народу и относить к конкретному физическому лицу, человеку. Но ведь организация – это объединение физических лиц для достижения определенных целей. Объединяясь, «индивидуальная личность находит себе естественное продолжение и восполнение» [11]. Отношения в современном мире регулируются с использованием норм двух типов правовых систем: международного и национального. А коль скоро ни монистическая, ни дуалистическая теории о соотношении международного и национального права не получили подтверждения и проверки временем, правовое положение лица все же необходимо определять, пока единой системы права в мире нет [3. С. 12].

     По мнению В.В. Новикова, универсальным на современном этапе мирового правогенеза термином определения правового положения юридического лица, в частности, да и организации в ассоциативном понимании такого образования, видимо, пока приходится считать национальность, и не потому, что это – форма объединения лиц известной национальности, а потому, что право, предназначенное для регулирования отношений с их участием, дифференцировано на национальные сегменты [9. С. 96-99].

     Необходимо подчеркнуть, что, предоставляя иностранным гражданами национальный режим в области наследования, российское право никогда не ставило условия о взаимности. И хотя ст. 1232 ГК РФ предусматривает возможность установления Правительством РФ ответных ограничений (реторсий) в отношении прав граждан и юридических лиц государства, в которых имеются специальные ограничения прав российских граждан и юридических лиц государств, данные ограничения, как подчеркивает И. М. Горбункова, не должны применяться к отношениям в области наследования, потому что, едва ли справедливым является наказание (ущемление прав) частных лиц за действия их государства, на которое они не могут эффективно влиять [4.C.152].

Здесь необходимо отметить, что роль международного права в деятельности нотариата РФ довольно велика, так как, во-первых, Федеральная нотариальная палата входит в состав Международного союза нотариата, что в свою очередь налагает определенные обязанности по сотрудничеству с идентичными национальными организациями, и во-вторых, с усилением процессов миграции населения, возникают сложные правовые ситуации, разрешение которых невозможно без вмешательства нотариуса [7. С. 159-161].

     В главе XXI «Применение нотариусом норм иностранного права» Основ законодательства РФ о нотариате указывается, что нотариус в соответствии с законодательством Российской Федерации, международными договорами применяет нормы иностранного права.

     В обязанности нотариуса входит прием документов, составленных в соответствии с требованиями международных договоров, совершение удостоверительных надписей в форме, которая предусмотрена законодательством других стран, в том случае, если это не противоречит международным договорам РФ. Далее регламентированы полномочия нотариусом при применении норм иностранного права, а именно:

  • охрана наследственного имущества и выдача свидетельства о праве на наследство;
  • принятие нотариусом документов, составленных за границей;
  • взаимоотношения нотариуса с органами юстиции других государств;
  • обеспечение доказательств, требующихся для ведения дел в органах других государств [2. С. 5].

     Итак, в Российской Федерации иностранцам предоставлен национальный правовой режим. То есть иностранные граждане и лица без гражданства как субъекты наследственных правоотношений обладают тем же объемом прав и обязанностей, что и граждане Российской Федерации. Исключения составляют случаи, которые установлены федеральным законом или международным договором Российской Федерации. Таким образом, иностранные граждане могут быть как наследодателями, так и наследниками.

     В основе определения право- и дееспособности иностранных граждан и лиц без гражданства лежит личный закон физического лица, который регламентируется ст. 1195 ГК РФ. В России применяется модель определения личного закона физического лица по закону страны его гражданства, которое является оптимальным для реализации и защиты права наследования институтом нотариата.

Литература: 

[1] Ануфриева Л.П. Иностранные юридические лица: правовое положение в Российской Федерации // Российская юстиция. 1997. № 2.
[2] Галушкин А.А. Правовое регулирование стоимости оказываемых нотариусами услуг, практика и проблематика (на примере нотариусов в городе Москвы) // Правовая инициатива. 2012. № 3.
[3] Галушкин А.А., Максимова М.И., Шелунцева М.В. Современная трактовка субъектов нотариальной деятельности в Российской Федерации // Правовая инициатива. 2013. № 4.
[4] Горбункова И.М. Особенности правоохранительной деятельности российского нотариата в сфере наследственных правоотношений: дис. … канд. юрид. наук. М., 2005.
[5] Конвенция № 108 Международной организации труда «О национальных удостоверениях личности моряков» (заключена в г. Женеве 13.05.1958) // Конвенции и рекомендации, принятые Международной конференцией труда. 1957-1990. Т. II. Женева: Международное бюро труда, 1991.
[6] Лан М.Я. Правовой статус иностранцев в Китае и России: сравнительный анализ // Сибирский юридический вестник. 2011. № 4.
[7] Луканкина Е.В. Международно-правовые аспекты нотариальной деятельности // Ученые записки Орловского государственного университета. Серия: Гуманитарные и социальные науки. 2008. № 3. [8] Мингазов Л.Х., Кондратьева Е. А., Морозова Л. Б. Международное частное право: учебно-практическое пособие. – Казань: Изд-во Ин-та экономики, управления и права, 2006.
[9] Новиков В.В. Личный закон и национальность иностранных лиц в России // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2006. № 3.
[10] Основы законодательства Российской Федерации о нотариате // СПС «КонсультантПлюс», 2014.
[11] Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М.: Статут, 2013.
[12] Федеральный закон от 25.07.2002 № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс», 2014.
[13] Шорников Е.И. Понятие, содержание и этапы исторического развития гражданского общества в России // Правозащитник. 2013. № 1.