Системный кризис государственного управления высшим образованием во Вьетнаме

Номер журнала:

Краткая информация об авторах: 

студент кафедры международного права юридического института Российского университета дружбы народов

Аннотация: 

В настоящей статье приведен анализ кризисных явлений, свойственных современному высшему образованию во Вьетнаме. Рассматриваются субъекты, вовлеченные в сферу высшего образования и отдельные идеи вьетнамских исследователей, касающиеся институциональных инноваций, являющихся необходимым компонентом эффективной реформы образования. Прежде всего, речь идет о преодолении высокого уровня коррумпированности в данной сфере, что затрудняет проведение исследований и значительно снижает социальную привлекательность работы в высших учебных заведениях. Во-вторых, повышенный уровень централизации государственной власти в сфере образования и науки делает всю систему костной и не позволяет целесообразно и продуктивно распределять ресурсы. Таким образом, на основе анализа исторических условий, приведших к данному системному кризису и в результате проведенных параллелей с положением вещей в сфере образования в других странах региона Юго-Восточной Азии в статье делается вывод, что для достижения наиболее высоких показателей в научной и образовательной сфере необходим коренной пересмотр подходов к государственному управлению. Также подчеркивается чрезвычайная важность поиска зарубежных партнеров для обмена опытом и привлечения инвестиций, повышения престижности научной и преподавательской деятельности и построения более гибкой системы управления в сфере высшего образования во Вьетнаме.

Ключевые слова: 

государственное управление, образование, высшие учебные заведения, централизация, системный кризис, коррумпированность, кризис образования, стратегическое видение, инвестиции, финансирование, кадровые вопросы, рынок труда, экономические аспекты образования, экономические развитие, коренные преобразования.

     Трудно переоценить масштаб кризиса, в который вступило высшее образование во Вьетнаме. Без коренных и смелых реформ в данной сфере Вьетнам не сможет в полной мере раскрыть свой потенциал [7]. Многие страны региона Юго-Восточной Азии ясно указывают нам на тесную  взаимосвязь  экономического развития и сферы высшего образования. Так, например, Республика Корея, Тайвань и в последнее время Китай избрали для себя уникальный путь экономического развития, в который в том числе вплетено стремление к совершенству в сфере образования и науки. Прямую противоположность представляют другие страны региона – например, Индонезия, Филиппины, - где, как правило, не уделяется должного внимания вопросам образования, и, как следствие, не удается достичь успехов и в экономической сфере [4]. Вьетнам, как, например, показывают статистические данные по количествам публикаций, отстает по качеству высшего образования даже от этих соседей по региону.

     Ни одно вьетнамское высшее учебное заведение не фигурирует в списке ведущих азиатских университетов. Университеты Вьетнама во многом остаются изолированными от международных баз знаний ввиду малого количества публикаций, как было указано выше.

     Вьетнамские университеты не могут удовлетворить потребности Вьетнама в рабочей силе, квалифицированных рабочих кадрах. Проведенные исследования показали, что около 50 процентов вьетнамских выпускников не могут найти работу по специальности, что лишний раз доказывает разрыв между сферой образования и рынком труда, а также экономическими потребностями страны.

     Также социологические исследования показывают, что около 25 процентов вьетнамских студентов являются абсолютно не готовыми к профессиональной деятельности или к продолжению обучения за рубежом. Наглядным примером может являться попытка корпорации Intel нанять сотрудников на завод в Хошимине. Компания проводила стандартный отборочный тест среди 2000 вьетнамских выпускников по специальности IT, среди них только 90 кандидатов смогли его сдать на должном уровне, а из них лишь 40 владели английским языком. Intel пришла к неутешительному выводу, что это худший результат по сравнению с другими странами, где проводился подобный тест. Следствием данного эксперимента стало решение иностранных инвесторов о невозможности расширения во Вьетнаме производственной базы ввиду отсутствия квалифицированных рабочих и менеджеров.

     Еще одной причиной сложившейся кризисной ситуации является то, что университетская система Вьетнама исторически разделяла научную и образовательную сферы, отдавая первую в ведение научно-исследовательских институтов, а вторую – университетов. Хотя вьетнамское правительство старается способствовать проведению научных исследований, эти усилия не увенчались успехом по ряду причин.

     Прежде всего, настоящее положение дел в немалой степени является следствием исторических факторов. При французском колониальном режиме, который просуществовал во Вьетнаме вплоть до 1945 г., практически отсутствовали инвестиции в сферу высшего образования. В результате Вьетнам пропустил ряд важных преобразований и инноваций, которые были восприняты другими странами Азии в начале XX в., а потому после провозглашения независимости Вьетнам оказался намного позади своих соседей. Для сравнения, в Китае большинство ведущих институтов были созданы задолго до революции [1].

     Но еще более весомой причиной сегодняшнего кризиса являются ошибки в управлении. Прежде всего, это высокая степень централизации управления. Правительство определяет количество студентов и количество оплачиваемых преподавателей в высших учебных заведениях. Даже решения о поощрении исходят из «центра», что снижает стимулы к развитию и инновациям. Кроме того, низкие зарплаты преподавательского состава вынуждают преподавателей подрабатывать, чтобы обеспечить себя и свои семьи, что не позволяет повышать уровень предоставляемых образовательных услуг.

     Уровень коррупции во вьетнамских университетах также не дает возможности развиваться сфере образования. Университетская система непрозрачна, что делает возможным продвижение не за счет учебных и научных достижений, а на основе таких критериев как семья, политическая ситуация, личные связи.

     Вьетнамские ученые не имеют необходимых связей с иностранными коллегами, в связи с чем они не могут проводить свои исследования «в ногу» с мировой наукой. Часто из-за подобного несоответствия международным стандартам молодые люди отказываются строить карьеру в сфере образования и науки [6].

     Еще одной причиной кризиса является то, что вьетнамские университеты не подотчетны заинтересованным сторонам. Финансирование университетов не зависит от производительности и качества предоставляемых образовательных услуг [7. Р. 3–9]. Именно по этой причине сотрудники вьетнамских университетов не чувствуют давления и не стремятся к инновациям. Вьетнамские университеты в любом случае будут обеспечены количеством студентов, необходимых для функционирования, поскольку обучение за рубежом остается доступным лишь привелигированному меньшинству.

     В последние годы правительство сделало образование более приоритетным направлением, чем раньше [3]. В 2005 г. была принята Резолюция 14, содержащая решение провести «капитальный ремонт сферы образования» к 2020 г. Реформа подразумевает предоставление большей автономии учебным заведениям и структурные преобразования, связанные с отбором персонала на основе личных заслуг, а не других факторов. Пока что трудно в полной мере оценить воплощение положений Резолюции 14 на практике, но исследователи отмечают, что процесс идет медленно, а изменения практически незаметны.

     Недавно Правительство выступило с инициативой по созданию институтов с привлечением международных партнеров и выразило готовность выделить соответствующие средства, в том числе заимствованные у Всемирного банка. Это – признание необходимости создания новых учебных заведений, что уже само по себе является прорывом. Однако в большинстве университетов сохраняется государственно-ориентированный подход, что плохо корреспондирует с сотрудничеством с иностранными университетами, где превалирует децентрализованный подход к управлению в сфере образования.

     Еще одним ошибочным шагом стало применение «централизованного планирования» в проектировании преобразовательных инициатив в области образования: на государственном уровне было произведено перераспределение областей работы университетов и исследовательских институтов, причем акцент был сделан на технических науках, а многие гуманитарные и социальные науки остались «за бортом».

     Третий спорный момент – неопределенность источников финансирования вновь создаваемых институтов. Не ясно также, будут ли получаемые средства доступны для иностранных партнеров. Наконец, еще только предстоит увидеть, какая степень автономии будет предоставлена новым учреждениям.

     Иностранные инвесторы поддерживали индивидуальный обмен в течение многих лет, но их усилия остались неэффективными, поскольку не были решены управленческие проблемы. Лица и учреждения, которые получали дотации (не на конкурсной основе), не имели права решать, каким образом потратить средства.

     Правительство стремится привлечь к сотрудничеству ведущие международные, в первую очередь американские, университеты. Во-первых, правительство Вьетнама должно осознать, что для привлечения партнеров из-за границы необходимо поднять качество предоставляемых услуг в национальных учебных заведениях, поскольку в «гонке за талантами» американские университеты очень критичны к выбору партнеров для сотрудничества. Таким образом, Вьетнаму следует вложить немалые средства для развития сферы образования, прежде чем предлагать подобное сотрудничство. Во-вторых, сотрудничество потребует предоставления большей автономности, что на данный момент не вписывается в политику Вьетнама и в привычное положение вещей в сфере образования.

     В заключение хочется отметить, что единственно правильным способом для выхода из сложившейся ситуации является создание нового института, который будет основан не на сложившихся традициях, а на инновационных моделях управления. Этот институт будет служить примером для реогранизации уже существующих национальных институтов.

     Для того, чтобы наши выводы не казались голословными, обратимся к исследователям данной проблемы, которые могут постичь ее причины изнутри [5. Р. 119–143]. Самым известным критиком вьетнамской системы образования является проф. Хоанг Туй, чье эссе появилось в журнале Тиа Санг, издаваемом вьетнамским Министерством науки и технологий, а впоследствии было переведено и опубликовано в рамках Гарвардского университета.

     Профессор Хоанг Туй отмечает стремительный взлет Сингапура в течение трех-четырех десятилетий и признает, что во многом это – успех сингапурской политики в области управления образованием. Далее она выделяет несколько ключевых факторов, на которые следует обратить внимание при пересмотре подходов в сфере образования.

     Первый – необходимость стратегического видения. По ее мнению, не деньги являются главной причиной кризисного положения сферы образования, а неумение и непонимание того, как управлять. Наука и образование – сложные системы, которые могут эффективно управляться только при условии хорошего понимания их специфических черт, учета исторического национального и мирового опыта. Наиболее важным является стратегическое видение долгострочных целей, возможность и умение учитывать спрос, направления развития, руководящую идеологию. Без системного мышления и стратегического видения любые реформы будут носить фрагментарный характер.

     Второй – необходимость исправления системных ошибок. Это единственный способ спасти систему от кризиса, поскольку незначительные внутренние корректировки не могут принести желаемого результата. Прежде всего, следует победить коррупцию в сфере образования, поскольку именно она вызывает системные ошибки: официальные зарплаты не отражают реальные доходы, возможность продвижения зависит не от профессиональных успехов. К сожалению, побороть данную проблему будет, пожалуй, сложнее всего, поскольку это заденет большое количество чиновников, которые пользуются подобной системной непрозрачностью в личных целях.

     Третий – думать глобально. Для того, чтобы быть полноценным актором на мировой арене, необходимо учитывать международные стандарты, подчиняться общим правилам игры. На данный момент вьетнамская оценка качества научной работы не соответствует критериям, по которым подобная же оценка проводится в других странах. Более того, научные звания зачастую получают не за талант и выдающиеся исследования, что также тормозит развитие науки и делает Вьетнам неконкурентоспособным на мировой арене в сфере науки и образования.

Литература: 

[1] Мазырин В.М. Реформы переходного периода во Вьетнаме (1986–2006 гг.): направления, динамика, результаты. - М.: Ключ. 2007.
[2] Правительство Социалистической Республики Вьетнам, проект "Формирование и совершенствование качества преподавательского состава и управленческого состава образования в период 2005-2010 годов. Ханой. 2005.
[3] Правительство Социалистической Республики Вьетнам: Стратегия развития образования в период 2011-2020 годов. Образовательное издательство. Ханой. 2011.
[4] Фрейнкман Л.М., Дашкеев В.В., Муфтяхетдинова М.Р. Анализ институциональной динамики в странах с переходной экономикой. - М.: ИЭПП, 2009.
[5] Ca T.C., Hung N.V. Vietnam: Current Debates on the Transformation of Academic Institutions // Universities in Transition: The Changing Role and Challenges for Academic Institutions / Goransson B., Brundenius C. (eds). - Ottawa: IDRC. 2011.
[6] Hong V.C.N., Cuong H.V. Restructuring Technological Innovation Activities in Vietnam. - Hanoi: Ministry of Planning and Investment, 2010.
[7] Nguyem T.H., Alam Q., Prajogo D., Duong A.N. The Importance of the State’s Entrepreneurial Role, Business Support Services, and Technological Assistances to the Development of Vietnamese SMEs // International Business Research. CCSE.  2008.  Vol. 1.  № 4. Nguyen H.L. Role of the State in Industrial Upgrading in Vietnam. Hanoi: Development Strategy Institute, Ministry of Planning and Investment. 2011.
[8] Take a Stock. An Update on Vietnam’s Recent Economic Developments. – Washington: World Bank. 2011.