К вопросу о судебной власти в системе разделения властей в Российской Федерации

Номер журнала:

Краткая информация об авторах: 

магистрант кафедры судебной власти, правоохранительной и правозащитной детальности Российского университета дружбы народов

Аннотация: 

Статья посвящена принципу разделения властей и особому месту судебной власти в России. Исследование основано на анализе научных трудов российских и зарубежных авторов, законодательства и правовых позициях Конституционного Суда России.

Ключевые слова: 

разделение властей, судебная власть, Конституционный Суд России.

     Одним из элементов правового государства принято считать принцип разделения властей на исполнительную, законодательную и судебную, который прямо закреплен в Конституции 1993 года. Наряду с этим существуют определенные постулаты, указывающие на равнозначность всех ветвей власти, т.е. отсутствие главной и второстепенной ветвей власти. Каждая ветвь власти существует обособленно от другой, а в процессе осуществления собственных полномочий между ними отсутствует подчиненность. Е.Н. Киминчижи содержание принципа разделения властей определяет следующим образом:

     1) законы должны обладать высшей юридической силой и приниматься только законодательным органом;

     2) исполнительная власть должна заниматься в основном исполнением законов и только ограниченным правотворчеством, быть подотчетной законодательному органу;

     3) между законодательным и исполнительным органом должен быть обеспечен баланс полномочий, исключающий перенос полноты власти на одного из них;

     4) судебные органы независимы, пределах своей компетенции действуют самостоятельно;

     5) ни одна из ветвей власти не должна вмешиваться в прерогативы другой власти, а тем более сливаться с ней;

     6) споры о компетенции должны разрешаться только конституционным путем и через правовую процедуру;

     7) конституционная система должна предусматривать правовые способы сдерживания каждой власти двумя другими [5. С. 24-25].

     В.С. Шевцов полагает, что система разделения властей обеспечивает:

     1) самостоятельность и независимость судебной власти по отношению к другим основным властям – законодательной и исполнительной. Самостоятельность органов судебной власти – организационное обеспечение и гарантия самостоятельности судебной власти;

     2) взаимодействие и согласованное функционирование государственной власти, воплощенной в различных ее областях, их взаимный баланс, служащий главной основой устойчивости, стабильности и динамизма социальной, экономической, политической, государственно-правовой систем общества;

     3) функционирование системы «сдержек» и противовесов» властей, в которой самими этими «сдержками» и «противовесами» («балансирами») выступают как сами власти по отношению друг к другу, так и специально предназначенные для этого правовые средства и процедуры [12. С. 196-197].

     Как таковая идея разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную как гарантия законности порядка в государстве  была выдвинута Дж. Лильберном [6] и только в период буржуазных революций XVII-XVIII веков сформировалась как самостоятельная доктрина. Дж. Локк писал: «Теория разделения властей концентрируется на разделении законодательной и исполнительной властей, а судебная власть является элементом последней» [7]. Французский мыслитель Монтескье говорил совершенно обратное «не будет свободы, <…> если судебная власть не отделена от власти законодательной и исполнительной. Если она соединена с законодательной властью, то жизнь и свобода граждан окажутся во власти произвола, ибо судья будет законодателем. Если судебная власть соединена с исполнительной, то судья получает возможность стать угнетателем. Все погибло бы, если бы  одном лице или учреждении <…> были соединены эти три ветви: власть создавать законы, власть приводить в исполнение постановления общегосударственного характера и власть судить преступления или тяжбы частных лиц [8. С. 290-291].

     Сегодня выделяют две основные модели разделения властей: «гибкую» и «жесткую». Первая из них в своем обосновании восходит к идеям Дж. Локка о тесном сотрудничестве и взаимодействии властей при верховенстве одной из них и характерна для стран с парламентской формой правления (Великобритания). Вторая модель основывается на концепции Монтескье и его последователей о равновесии, независимости и взаимном контроле властей (США). Под влиянием учений Монтескье в практике различных стран сложилась типичная модель механизма государственной власти, основанная на разделении на законодательную, исполнительную и судебную [4. C. 5].

     Теория разделения властей получила признание и в России, однако однозначного отношения к ней не было. В Основных положения судоустройства (1862 г.) идея отделения властей провозглашалась, но возможность ограничения монархической власти полностью исключалась. Возникновение самостоятельного правового института происходит в 1864 году в связи с проведением судебной реформы. В Конституции 1918 г., а затем и в Конституции 1924 г. судебная власть была объединена с исполнительной ветвью власти. Конституция 1936 г. содержала отдельную главу, но существовали внесудебные репрессии, а также идеология того времени не признавала теорию разделения властей. Закрепление судебной власти происходит только в Конституциях 1977 г. и 1978 г. Ныне действующая Конституция Российской Федерации провозгласила Россию демократическим федеративным государством с разделением государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную.

     Принцип разделения властей имеет две особенности. Во-первых, это распределение власти между органами государства. Ни одному из органов не принадлежит вся государственная власть в полном объеме, поэтому ни одна из ветвей власти не способна занять лидирующее положение. Во-вторых, разделение властей не абсолютно. Оно в то же время предполагает единство властей на основе общих политико-правовых принципов и целей современного общества. Единство и разделение властей наблюдается в различных исторических ситуациях, но наряду с этим существует обязательное условие, согласно которому не должно быть сосредоточения власти в руках одного лица или органа, иначе станет невозможным взаимоконтроль властей [2. C. 3].

     Часто в литературе поднимается вопрос, может ли судебная власть претендовать на особое положение в системе государственной власти при условии, что разделение властей не является абсолютным и следовательно возникает ситуация, при которой какая-то ветвь власти все же должна выйти на первое место и занять верховное положение? На основании ст. 125 Конституции РФ и Федерального Конституционного закона «О Конституционном суде Российской Федерации» Конституционный суд РФ признает неконституционными акты законодательной и исполнительной ветвей власти. Суды общей юрисдикции и арбитражные суды проверяют законность актов законодательной и исполнительной ветвей власти. Это указывает на определенное превосходство судебной власти над другими ветвями власти. Но у каждой ветви власти своя компетенция, своя сфера деятельности, свой круг вопросов и задач, которые осуществляются самостоятельно.   

     Место суда в системе разделения властей видится по-разному. В одних случаях акцент делают на том, что суд в системе разделения властей должен выступать как гарант сложившегося их равновесия. В других случаях суд в системе разделения властей рассматривается как своего рода арбитр, как институт, выступающий в качестве посредника между законодательной и исполнительной властями. В третьих случаях суд представляется в виде института, призванного в ходе непрекращающейся между различными ветвями власти борьбы за влияние своими решениями «приспосабливать непрерывно возрастающую государственную структуру к конституционным требованиям разделения властей, каждая из которых должна выполнять свои собственные, уникальные функции» [1. С. 47].

     По мнению Т.И. Махлаевой, судебная власть может осуществляться лишь на основе ее взаимодействия с другими отраслями государственной власти, которое определяет весь смысл и назначение разделения властей как правового явления и понятия [9. С. 30]. Стоит отметить, что ни одна из ветвей власти не вправе вторгаться в деятельность другой ветви власти, но в то же время, как отмечает Фетищев Д.В., «без постоянного взаимодействия система государственных органов не сможет функционировать как единое целое» [11. С. 51]. Судебная власть, будучи разновидностью государственной власти, действительно составляет единое целое с законодательной и исполнительной властью. Однако между ними происходит постоянное и регулярное взаимодействие, взаимоотношения строятся в разных случаях и по разным основаниям, но с единой целью — построения правового государства в России. И, как справедливо отмечал В.М. Савицкий, в контексте системы сдержек и противовесов судебную власть характеризует не столько правосудие, сколько юридическая возможность оказывать активное влияние на решения и действия законодательной и исполнительной властей, «уравновешивать» их [10. С. 29].

     Особое место  судебной власти в системе разделения властей подтверждается и анализом ст. 80 и 85 Конституции РФ, наделившей Президента России полномочием по обеспечению согласованного функционирования и взаимодействия органов государственной власти, по использованию согласительных процедур для разрешения разногласий между органами государственной власти субъектов Федерации с правом передачи разрешения спора на рассмотрение соответствующего суда в случае недостижения соответствующего решения. Поэтому Президент России с помощью судебной власти обеспечивает взаимодействие всех трех ветвей власти в стране. По мнению Ю.А Дмитриева и Г.Г. Черемных, «судебная власть является частью так называемой системы сдержек и противовесов, средством разрешения споров между органами государственной власти» [3. С. 49].

     В целом принцип разделения властей сыграл положительную роль в построении российской государственности, в формировании конституционализма. Тесное взаимодействие всех ветвей власти способствует укреплению законности в России.

     Несмотря на то, что разделение властей подразделяют на идеальное и реальное, в России на сегодняшний день реальная модель разделения властей приближается к идеальной и бесспорно, что судебная власть играет здесь огромную роль.

Литература: 

[1] Бурдина Е.В.  Судебная власть в Российской федерации: Учебник. Саранск: Мордовское книжное издательство. 2006.
[2] Галушкин А.А., Толстых Р.Ю. Арбитражные суды в Российской Федерации: практика, проблематика, концепция развития // Правовая инициатива. 2013. № 2.
[3] Дмитриев Ю.А., Черемных Г.Г. Судебная власть в механизме разделения властей и защите прав и свобод человека // Государство и право.  1997.  № 8.
[4] Каллагов Т.Э. Конституционно-правовой статус Президента Российской Федерации в системе органов государственной власти // Юстиция. 2013. № 1.
[5] Киминчижи Е.Н. Судебная власть в зеркале реформ. Белгород: Вазелица. 2006.
[6] Лильберн Дж. Памфлеты.  М., 1937.
[7] Лок. Дж. Избранные философские произведения.  М., 1960. Т.2.
[8] Монтескье Ш.Л. Избранные произведения. М.. 1955.
[9] Махлаева Т.И. Судебная власть в системе разделения властей. – М.:АЭФП. 2003.
[10] Савицкий В.М. Организация судебной власти в Российской Федерации. М., 1997.
[11] Фетищева Д.В. Судебная власть в современном государстве: сравнительно-правовое исследование (история, теория и практика): Монография. М.: Научная книга. 2007.
[12] Шевцов В.С. Право и судебная власть в Российской Федерации. М., 2003.