Формирование системы правосудия в колониальной Мексике

Номер журнала:

Краткая информация об авторах: 

 

  • Гребенников Валерий Васильевич - Заслуженный юрист Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой судебной власти, правоохранительной и правозащитной деятельности Российского университета дружбы народов;
  • Марчук Николай Николаевич - Почётный работник высшего профессионального образования Российской Федерации, доктор исторических наук, профессор, профессор кафедры судебной власти, правоохранительной и правозащитной деятельности Российского университета дружбы народов
Аннотация: 

В настоящей статье авторами анализируются вопросы формирования системы правосудия в колониальной Мексике.

Ключевые слова: 

правосудие, система, формирование, колониальная Мексика.

I. Предпосылки колониальных институтов

     В поисках предпосылок колониальных учреждений Мексики обычно достаточно посмотреть на Кастилию в период средневековья, в частности, начиная с Реконкисты, которая, конечно же, очень важна в истории испанских политико-правовых институтов, так как в ней смешались романо-германско-канонические и мусульманские элементы, приспособившиеся к потребностям формирующейся кастильской культуре, равно как арагонской, каталонской и так далее.

     Эту мысль хорошо иллюстрирует институт Королевской аудьенсии, который являлся основным в колониальную эпоху. Не известно в точности, каково происхождение Королевской аудьенсии Кастилии, но похоже, что она состояла из специалистов по юридическим вопросам для предоставления консультаций королю, когда он лично осуществлял правосудие. Эти эксперты в области права находились в процессе обучения, чтобы лично его постичь, поэтому те, кто выполнял эту функцию, "слушания", были оидорами.

     Обычно кастильский истец позднего средневековья прибегал к суду первой инстанции путем обращения к верховному королевскому судье (аделантадо) или окружному судье; но всегда у людей было желание обратиться к государю, их естественному господину, что ощущалось в различных судах. Тем не менее, суверен не всегда располагал временем, чтобы разрешать судебные тяжбы, и иногда он делегировал полномочие по разрешению этих апелляций так называемым судьям по апелляциям и алькальдам по обжалованиям, которые находились не только в суде, но даже принимали в доме короля.

     Похоже, постепенно оидоров, которые первоначально были только советниками короля, стали смешивать с этими судьями и алькальдами по апелляциям, так что они отныне не только присутствовали при заслушивании споров, чтобы затем высказать о них свое мнение перед монархом, но также как посланники короля в некоторых случаях они принимали решения по апелляциям.

     Отдельные преступления определенной тяжести резервировались для рассмотрения королем, однако государственные дела мешали ему рассматривать такие случаи, и он должен был передавать их в ведение именно этих алькальдов. Они назывались "дворцовыми и судебными".

     Эти судьи имели двойную функцию: обычной юрисдикции какого-либо провинциального алькальда; но особенно в городе, где располагался Двор, и в радиусе пяти лиг вокруг него, что придавало ему некоторое превосходство над другими лицами. С другой стороны, ведение и разрешение этих уголовных процессов были специальной компетенцией монарха; но он им ее делегировал по практическим соображениям.

     К этим полномочиям католические монархи добавили компетенцию по рассмотрению апелляции по уголовным делам, которые должны были разрешаться коллективно в уголовной палате, которая впоследствии вместе с палатой слушателей (оидоров) составляла королевскую канцелярию. Таким образом, мы видим, в общих чертах, как такой королевский суд состоял из двух палат: палаты слушателей и палаты алькальдов.

     Наконец, мы должны рассмотреть еще одну функцию, которая была придана этому суду: хранение королевской печати, официальной бумаги и регистра распоряжений короля. Функция, которая характерна для такого органа короны, который назывался канцелярией. Это родовое понятие использовалось для всего органа, который появился в результате объединения палаты слушателей, уголовной палаты и бюро регистрации и аутентификации официальных документов.

 

II. Новоиспанская судебная система

     В Новой Испании было разнообразие юрисдикций в результате испанского средневекового наследия и конкретных потребностей того времени, которые требовали специализации судов в определенных областях и на физических лицах. Поэтому наряду с обычными судами существовали различные специальные юрисдикции: торговые, церковные, индейские, Инквизиции, скотоводческие, военные, горнодобывающей промышленности, Королевского Казначейства, университетские и др.

     В самом деле, наряду с привилегированными позициями, которыми пользовались военные, церковники, владельцы рудников, торговцы и выпускники университетов, были и другие вопросы, требовавшие специализации, такие как медицинская практика, преступления против веры или грабежи на дорогах, а также животноводство и вопросы, касающиеся индейцев, которых нельзя было подвергать судам общей юрисдикции с их законами и сложными процедурами. Отсюда необходимость создания специальных судов для этих субъектов и специальных вопросов.

     В дополнение к этому на испаноамериканцев, естественно, повлияла испанская традиция. Подобно тому, как современное государство характеризуется объединением в нем самом всей политической власти, характерная черта европейского средневековья состояла в том, что эта политическая власть была разделена. В самом деле, император, папа, короли, феодалы и вольные города соперничали во многих случаях за временное обладание этими населенными пунктами и землями. Это приводило к правительственной, судебной и законодательной дисперсии. Такое положение в испанских королевствах усугублялось Реконкистой. Если в Англии после нормандского завоевания 1066 года наблюдался очень ослабленный феодализм, то в Кастилии и Арагоне война против ислама привела к тому, что всякий, кто оказывал Короне услуги в этих войнах, мог в качестве вознаграждения получать привилегии от короля, а среди этих привилегий одной из первых была юрисдикция.

     Тот, кто содержал дружину, как правило, претендовал на поместье, так же поступал монастырь, бравший на себя задачу восстановления населения; поместья, которые несли свою собственную юрисдикцию. Точно так же город или гильдия, которые оказывали особые услуги Короне, заявляли об определенных привилегиях и свободах, среди которых была, конечно, и юрисдикция. Стоит отметить в этой связи распространенный случай военных и церковных юрисдикций (фуэро), которые все еще существует по сей день.

     Только в конце средневековья монархи начинают восстанавливать за собой эти полномочия, и именно при абсолютизме Астурии (Карла I и Филиппа II) наблюдается явная консолидация королевской власти по сравнению с другими феодальными, муниципальными и корпоративными властями, хотя эти последние окончательно исчезли только в конце XIX века с появлением либерализма.

     Когда была поставлена проблема завоевания и колонизации Америки – Индий, эти компании не могли проводиться за счет казны, потому что она была истощена после завершения Реконкисты. Поэтому получила распространение старая практика содержания дружин, хотя Корона долго стремилась не давать бессрочные льготы, так называемые поместья, однако бывали и исключения.

     Самое главное, однако, не в том, что были созданы или позволено создавать специальные режимы, а в том, что как на полуострове, так и в Индиях остались некоторые реликвии – законодательные и судебные – средневековой дисперсии и получили распространение специальные юрисдикции, которые не всегда представляли собой привилегию, но также и необходимую специализацию.

     Наконец, важно отметить, что, когда либерализм постулировал равенство людей перед законом, то торжество этого течения привело к тому, что были упразднены почти все особые привилегии (фуэро), а, следовательно, практически все сопутствующие юрисдикции. Что в целом было хорошо, в некоторых случаях оказалось контрпродуктивно, так как подлинное правосудие состоит не в равном отношении к неравным, а наоборот. Именно это произошло, например, когда был упразднен Генеральный индейский суд и аборигены оказались полностью беззащитными.

     Суды общей юрисдикции имелись на трех уровнях: на самом высшем уровне находился Королевский высший совет по делам Индий; ниже - те, что осуществлялись королевскими аудьенсиями (их было две в Новой Испании: одна в Мехико, а другая в Гвадалахаре); наконец, суды первой инстанции, которые варьировали в зависимости от города пребывания, предмета и объема дел, находившихся в их ведении.

 

III. Королевский высший совет по делам Индий

     В 1367 г. был образован Королевский совет Кастилии, чтобы помогать государю в управлении кастильско-леонской монархией. С открытием Америки и ее включением в корону Кастилии этот Королевский совет начал рассматривать дела, связанные с новым континентом. Поначалу в его составе была создана специализация по делам Индий, а с 1524 г. речь уже идет о Королевском высшем совете по делам Индий, который вступил в свои полномочия 1 августа 1524 г. под председательством Фрая Гарсии де Лоайсы и состоял из следующих членов: Луис Кабесы де Вака, Гонсало Мальдонадо, Диего Бельтрана и Педро Мартира де Англериа. В 1809 г. Совет по делам Индий был упразднен; Кортесы Кадиса закрыли его в 1812 г., а Фердинанд VII снова открыл его в Испании в 1814 г. В 1834 г. он был упразднен окончательно.

     В Совете по делам Индий служили члены, чиновники и подчиненные служащие. Число его членов варьировало от 8 до 16 . Среди них были прокуроры, (сначала один, а затем два для Новой Испании и один для Перу), которым помогали прокуроры-заявители, а их основной задачей была защита королевской юрисдикции, Королевскго Патроната, Королевской казны, индейцев и вообще вмешательство во все вопросы, которые рассматривались в Совете. Точно так же были секретарь, с 1596 г. – два секретаря: один для Новой Испании и один для Перу. Наконец, были два нотариуса: один по управлению и один по правосудию.

     Среди чиновников были должностные лица для правосудия, в том числе нотариус Палаты юстиции, докладчики, адвокаты, а также адвокат и прокурор для бедных, получатель штрафов от палаты и адвокаты. Был также казначейские чиновники, такие как казначей, депозитарий, сборщик и кассир, а также счетоводы. В этой категории чиновников входил начальник сельской полиции, которому помогали младшие приставы. Научными сотрудниками были: старший летописец Индий, старший космограф, профессор математики. Церковные функции исполнялись капелланом и агентом в Риме.

     Наконец, младший персонал состоял из привратников, надзирателя, глашатая и так далее.

     Функции Королевского совета по делам Индий были четырех типов: законодательные, административные, судебные и военные. К законодательным функциям относились высказывание мнения монарху по законопроектам посредством созванных консультаций, подготовка материалов и регистрации этих распоряжений посредством решений пленума суда. Среди административных функций были формулировка предложений по гражданским и церковным назначениям, перевод или удержание апостольских писем, цензура книг и других печатных изданий, а также общий контроль за Королевским казначейством Индий.

     Судебные функции относились к ведению обжалованиями судебных решений по второму прошению на окончательные решения американских аудьенсий, апелляциями на решения Торговой Палаты, ходатайствами в суд об истребовании дел из церковного суда, должностными преступлениями и инспекционными поездками.

     Наконец, военные функции состояли в предложении военных назначений, обеспечении колоний боеприпасами и администрации укреплений, что осуществлялось его военной хунтой.

     Совет Индий мог действовать как единое целое, в правительственной палате, палате правосудия или в каких-либо постоянных или временных специальных хунтах, так что коллегиальность всегда оставалась его характерной чертой. Когда ставился вопрос на рассмотрение Совета, он изучался, заслушивалось мнение прокурора, он принимался большинством голосов, а затем монарху передавалось соответствующее предложение, которое называлось консультацией; король решал, в конечном счете, принять, отвергнуть или изменить его. Наконец, сам Совет организовывал и записывал решение суверена. Но не так было в случае судебных дел, ибо, чтобы рассматривать поступившие жалобы, Совет был судом неограниченной юрисдикции, так что ему незачем было обращаться к королю; рассматривала эти жалобы палата юстиции.

 

IV. Королевская Аудьенсия и Королевская канцелярия Мехико

     Королевская Аудиенция и канцелярия Мехико была возведена 29 ноября 1527 г. и регулировалась ордонансами от 22 апреля 1528 г., составленными по модели тех, что были изданы для Королевской аудьенсии и канцелярии Санто-Доминго на острове Эспаньола.

     Было отмечено, что оба суда – Санто-Доминго и Мехико – были сформированы по модели королевской канцелярии Вальядолида в Кастилии, на основе положений Капитуляций Санта-Фе. В соответствующих королевских указах о создании этих судов речь шла о том, что они будут создаваться так, как был организован вальядолидский королевский суд; однако, поскольку в реальности эти американские аудьенсии пошли своим путем, некоторые современные историки права  отрицают тезис, отмеченный в самом начале этого параграфа.

     Важной реформой 17 апреля 1536 г. было установлено, что председательство в Аудьенсией Мехико осуществляет вице-король Новой Испании. Новшества также привнесли так называемые Новые законы от 20 ноября 1542 г. Однако 3 октября 1563 г. были приняты новые ордонансы для этого новоиспанского судебного органа.

     Период формирования Королевской аудьенсии Мехико завершился реформами 1568 и 1597 гг., которыми была создана Королевская палата по уголовным делам в составе четырех дворовых алькальдов, также называемых алькальдами по уголовным делам в первой инстанции, и создания уголовной прокуратуры во второй инстанции.

     Впоследствии, хотя и издавались некоторые положения, касающиеся такого высшего суда, они не имели большого значения. Таким образом, мы приходим к 1680 г., когда король Карл II ввел в действие первый и единый кодекс для всех своих колоний в Америке и Азии, под названием Свод законов Королевств Индий.

     При институциональном исследовании Королевской аудьенсии и канцелярии Мехико мы должны учитывать другую дату в нашей периодизации, а именно: 1776 г., самой важной даты в ее истории после XVI в. То же самое мы изучали в другой оказии , о чем скажем ниже.

     Затем мы находим либеральное законодательство Кадиса 1812 г.

     В соответствии с положениями Свода законов 1680 г., Королевская аудьенсия и канцелярия Мехико состояла из следующего персонала: председателя, которым был вице-король Новой Испании, восьмерых судей, четырех дворцовых и судебных алькальдов, двух прокуроров и судьи, помимо подчиненных: начальника сельской полиции, заместителя главного судьи, докладчиков, нотариусов палаты, адвокатов, оценщики и распространителей, обычных и чрезвычайных судебных приставов с их распространителями, прокурорами, переводчиками и привратниками . Они могли работать в королевском соглашении, палате правосудия или в уголовной палате.

     Поскольку за двести лет освоения колонии работы у Королевской аудьенсии прибавилось, в 1740-х гг. число оидоров в ней увеличилось с восьми до двенадцати, которые теперь составляли четыре гражданские палаты вместо прежних двух. В уголовной палате число алькальдов достигло шести, а вместо одной уголовной палаты они составляли теперь две.

     Такие изменения значительно улучшили работу Королевской аудьенсии. Это было тем важнее, что на горизонте уже маячила Война за независимость Латинской Америки, в которой одну из ведущих ролей сыграли выросшие в колониальный период судьи, прокуроры и адвокаты.

Литература: 

[1] Cruz Barney O. El Poder Judicial en la Evolución Constitucional de México // Jurídica Anuario. P. 237-270. <http://www.juridicas.unam.mx/publica/librev/rev/jurid/cont/33/pr/pr16.pdf> 6.04.2014.
[2] Enciso Contreras J. El Proceso Penal en los Pueblos de Indios durante la Colonia <http://www.juridicas.unam.mx/publica/librev/rev/hisder/cont/18/pr/pr15.pdf> 3.11.2013.
[3] Fernández Fernández V., N Samaniego Behar. El juicio de amparo: historia y futuro de la protección constitucional en México // Revista IUS. Puebla (México). - Ene./jun. 2011. – vol. 5. – No. 27. <http://www.scielo.org.mx/scielo.php?pid=S1870-21472011000100009&script=s... 21.11.2013.
[4] Maldonado Goti K. El juzgado indígena de Huehuetla, Sierra Norte de Puebla Construyendo la totonaqueidad en el contexto del multiculturalismo mexicano <http://www.ciesas.edu.mx/proyectos/relaju/documentos/Maldonado_Korinta.pdf > 17.10.2013.
[5] Nandayapa C.N. 1824-2004: 180 Años de Evolución del Poder Judicial en México. P. 93-101 <http://biblio.juridicas.unam.mx/libros/4/1671/15.pdf> 6.04.2014.
[6] Segovia Philip A.L. Evolución Histórico-Jurídica de las Instituciones Protectoras de Derecho Indígena en el Estado de Puebla (Tesis profesional). – Puebla: Universidad de las Américas Puebla, Escuela de Ciencias Sociales, Departamento de Derecho, 2004. <http://catarina.udlap.mx/u_dl_a/tales/documentos/ledi/segovia_p_al/ind ice.html> 27.12.2011.
[7] Soberanes Fernández J.L. El Poder Judicial Federal en el Siglo XIX (Notas para su estudio). México: Universidad Nacional Autónoma de México, 1992.
[8] Suñe Blanco B. Evolución de la figura del protector de indios en la frontera norte de Nueva España //. Gutiérrez Escudero A., Laviana Cuetos M.L. (coords.): Estudios sobre América: siglos XVI-XX.. - Sevilla: Asociación Española de Americanistas, 2005. - p. 727-743. <http://www.americanistas.es/biblo/textos/10/10-36.pdf> 16.02.2012.