Социокультурные особенности правового пространства России

Номер журнала:

Краткая информация об авторах: 

кандидат юридических наук, ассистент кафедры теории и истории государства и права Российского университета дружбы народов

Аннотация: 

В настоящей статье автор представляет результаты конкретно-историческое социокультурных особенности правового пространства России. В заключении автор отмечает, что если взглянуть на опыт прошлого, становится очевидным, что именно непонимание особенностей России, её социокультурного многообразия, влекло за собой негативные последствия и обрекало многие реформы на неудачи.

Ключевые слова: 

закон, право, правовое регулирование, социокультурные особенности, правовое пространство, Россия, РФ.

     Современный статус российского государства обусловливает необходимость рассмотрения вопросов развития всех сторон жизни общества, включая и развитие судебной системы Российской Федерации с учетом исторических и культурных особенностей и правовых традиций, имевших место в прошлом, так как нынешняя федеративная Россия сохранила государственно-правовое, географическое, социально-экономическое, культурное своеобразие своих субъектов. 

     Вышеизложенное актуализирует конкретно-историческое исследование особенностей социокультурного ландшафта России, без понимания которого невозможно формирование единого правового пространства.

     Термин «пространство» имеет множество определений. Данное понятие широко используется в разных науках: философии, математике, физике, географии, геополитике. Обращение к категории "пространство'' в сфере права, дает возможность рассмотреть сущностные процессы, происходящие в правовой системе страны. Исследовательский потенциал категории "пространство" заключается в том, что это универсальная правовая категория, позволяющая проанализировать вопросы соразмерности нормативных правовых актов, использования договорных механизмов в федеративных отношениях, охарактеризовать состояние сопряженности, рядоположенности различных правовых явлений, складывающихся, развивающихся и функционирующих в рамках единой государственной территории [1].

     Эпоха модернизации, начатая реформами 1860-х гг., способствовала интеграции различных частей Российской империи в единое политическое и экономическое пространство.

     Значительную часть России данного периода занимали территории с инородческим населением, которое находилось на различных стадиях социально-экономического и политического развития [2]. Некоторые из них имели древнюю историю государственности и более высокий уровень развития по сравнению с великорусскими губерниями. Многие имели государственно-правовой статус генерал-губернаторств, что определялось их отдаленностью от метрополии и приграничным характером. Другая черта – особый этнический и социальный состав населения: преобладание коренных жителей, значительное число переселенцев, часто с криминальным прошлым, или беглых крестьян и рекрутов, либо членов религиозных сект. Отсюда – иные культурные, в том числе и религиозные традиции, чем на великорусской территории [3]. Нельзя не упомянуть и специфику экономического уклада, обусловленную историческими и географическими причинами, такими, например, как небольшое население, распределенное по значительной территории; сильное влияние местной феодальной знати, с которой власти необходимо было считаться и находить общий язык. Таков круг предпосылок, повлиявших на организацию судоустройства и судопроизводства в национальных окраинах. Подчеркнем также, что само понятие “национальные окраины” достаточно условно.

     Сложные вопросы генезиса, эволюции и трансформации подпространств Российской империи – ее национальных окраин, ее протектората, во второй половине XIX в. имеют большое значение для понимания сегодняшней общеполитической системы и характера отношений России с Прибалтийскими и Польским государствами, Кавказом, Средней и Центральной Азией.

     В определении основ «окраинной» политики самодержавие оказалось перед дилеммой введения общегосударственной системы управления или предоставления определенной административной автономии.

     Интерпретация пространства Российской империи постепенно усложнялась расширением, как внешних имперских границ, так и нарастанием внутренних политических и управленческих задач, управленческой специализацией и дифференциацией.

     Ко второй половине XIX в. значительную часть Российской империи заселяли люди различных национальностей, которые находились на различных стадиях социально-экономического и политического развития, кроме того, имели разную религиозную принадлежность. Стоит отметить, что в ходе исторического развития, у каждого из этих народов сохранялись свои правовые обычаи. Соответственно, нужны были суды, которые могли эти обычаи воспринять, и на их основе удовлетворить потребность в справедливости.

     Так, в губерниях европейской части России действовали волостные суды, в Польше гминные, в Туркестанском крае и Средней Азии действовали народные суды казиев и биев, основанные на нормах Шариата, горцы Северного Кавказа для решения возникающих споров обращались к суду кади и в медиаторский суд, основанный на нормах адата. Свой суд был у кочевников Восточной Сибири и Калмыкии. В силу этого политика властей обретала свои особенности в каждом отдельно взятом регионе. Она должна была соответствовать социокультурному пространству, в котором она осуществлялась, то есть она должна быть соотнесена с ментальностью различных этнических групп, которым была адресована, с их уровнем правосознания и правовой культуры.

     К сожалению, если взглянуть на опыт прошлого, становится очевидным, что именно непонимание особенностей России, её социокультурного многообразия, влекло за собой негативные последствия и обрекало многие реформы на неудачи. Кроме того, реформы, опиравшиеся на западный опыт, не всегда хорошо приживались в России, и зачастую давали не тот результат, который ожидали власти.

     Традиционно Россия является страной полиэтнической и многоконфессиональной. Исходя из этого следует, что основная задача органов власти, проводящих государственно-правовые преобразования, состоит в том, чтобы, с одной стороны, выработать универсальный механизм правового регулирования для всех субъектов федерации в целом, не взирая на их социальную, этническую или конфессиональную принадлежность, с другой – учесть особенности каждого отдельно взятого региона.

Литература: 
[1] Барциц И. Н. Конституционно-правовое пространство Российской Федерации : Дис. д-ра юрид. наук : 12.00.02 : Москва. 2001
[2] Гатагова Л.Г. Империя: идентификация проблемы//Исторические исследования в России. Тенденции последних лет. М., 1993.
[3] Плещеев С.И. Обозрение Российской империи в нынешнем и новоустроенном состоянии. СПб., 1787.