Применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия как квалифицирующий признак умышленного причинения тяжкого вреда здоровью и убийства

Номер журнала:

Краткая информация об авторах: 

магистрант кафедры уголовного права и процесса Рязанского государственного университета имени С.А. Есенина

Аннотация: 

В настоящей статье автор рассматривает теоретические основы и сложившуюся правоприменительную практику применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия как квалифицирующий признак умышленного причинения тяжкого вреда здоровью и убийства.

Ключевые слова: 

предметы, оружие, УК, Россия, РФ.

     Сразу в три статьи Уголовного кодекса РФ – ст. 111 (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью), ст. 112 (умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью), ст. 115 (умышленное причинение легкого вреда здоровью) федеральным законом от 21.07.2014 № 227-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием законодательства об обороте оружия» внесены изменения. В частности, к обстоятельствам, повышающим общественную опасность совершенного деяния, теперь отнесено применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия. Такое нововведение обосновано увеличением трагических случаев и преступлений, связанных с небрежным хранением оружия. Велико количество случаев, когда преступления совершаются с помощью оружия, которое было украдено или утеряно нерадивыми владельцами. Так, всего в России в 2013 г. куплено более 729 тысяч пистолетов самых различных калибров и моделей, при этом за год наши граждане умудрились потерять 6080 единиц, а 1761 единицу у них украли [12]. Таким образом, налицо широкое распространение случаев криминального оборота оружия.

     Под «применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия» следует понимать применение ви­новным оружия, не предназначенного для поражения цели (например, пневматического, сигнального, стартового, газового и др.). В отличие от огнестрельного оружия, предназначенного, как разъясняется Пленумом Верховного Суда РФ, в постановлении от 12 марта 2002 г. № 5 «О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств», для поражения цели на расстоянии снарядом, получающим направленное движение за счет энергии порохового или иного заряда, пневматическое оружие, сигнальные, стартовые, строительно-монтажные пистолетыи револьверы не предназначены для поражения цели, поскольку заряжаются патронами (сигнальными, осветительными, холостыми, строительными, газовыми, учебными), не имеющими поражающего элемента (снаряда, пули, дроби, картечи и т.п.). Газовое же оружие способно только временно поразить цель путем применения токсичных веществ, оказывающих слезоточивое, раздражающее либо иное воздействие [10]. Но вместе с тем при выстреле с небольшого расстояния из газового, стартового, сигнального пистолета, пневматической винтовки, например, в лицо, можно причинить довольно серьезные телесные повреждения. Соответственно, действия виновного в таком случае подпадают под признаки преступления, предусмотренного п. «з» ч. 2 ст. 111 Уголовного кодекса Российской Федерации.

     В то же время судебная практика по данному вопросу складывается двойственно [2, с. 8] [3, 74-84]. Так, З., используя травматическое оружие самообороны, снаряженное для стрельбы патронами с резиновыми пулями, с расстояния не более двух метров с целью умышленного причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшему Т., произвел в него не менее одного прицельного выстрела на поражение в область головы, причинив потерпевшему тяжкий вред здоровью, опасный для его жизни и здоровья. При этом в приговоре суда сказано, что «отягчающих обстоятельств в отношении подсудимого не имеется» [11]. Между тем, п. «к» ст. 63 УК РФ называет отягчающим наказание обстоятельством «совершение преступления с использованием оружия, боевых припасов, взрывчатых веществ, взрывных или имитирующих их устройств, специально изготовленных технических средств, …». Из приведенного примера видно, что суд оставил без внимания вышеназванное отягчающее обстоятельство, что привело к назначению чрезмерно мягкого наказания, явно не соответствующего характеру и степени общественной опасности совершенного преступления.

     По другому делу, Б., осужденный по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 5 годам лишения свободы, нанес потерпевшему смертельное ранение из травматического пистолета, относящегося к гражданскому огнестрельному оружию. Судебная коллегия в своем апелляционном определении указала следующее: «совершение преступления с использованием оружия в соответствии с п. «к» ч. 1 ст. 63 УК РФ относится к числу обстоятельств, отягчающих наказание. Поскольку применение оружия не предусмотрено ч. 4 ст. 111 УК РФ в качестве признака преступления, суду надлежало вышеуказанное обстоятельство признать отягчающим наказание Б.» [1]. С учетом этого назначенное Б. наказание было усилено до 6 лет 6 месяцев лишения свободы, без ограничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

     Однако, трудно понять, почему законодатель, предусмотрев «применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия» квалифицирующим признаком умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, отказался от такого признака в составе умышленного убийства (ст. 105 УК РФ). При этом, к примеру, совершение указанных преступлений «общеопасным способом» предусмотрено в качестве квалифицирующего признака и в ст. 111 УК (п. «в» ч. 2) и в ст. 105 УК (п. «е» ч. 2). Между тем, статистика МВД России зафиксировала в 2013 году 583 преступления, совершенных с использованием огнестрельного оружия, что почти на 60 % выше, чем годом ранее [9]. Причем стреляют, как правило, «стволы» украденные, переделанные из «травматики» или «пневматики» под боевые патроны, приобретенные на «черном рынке». А объемы «черного рынка» оцениваются у нас в размере от 1,5 до 14 миллионов нелегальных «стволов» [12]. 

     Следует обратить внимание на то, что содержание  п. «к» ч. 1 ст. 63 УК РФ несколько уже, чем во вновь введенном квалифицирующем признаке. В частности в ст. 63 УК РФ речь идет только об оружии, а в квалифицирующем признаке – об оружии и предметах, используемых в качестве оружия. Последнее представляется более целесообразным, поскольку позволяет учесть общественную опасность более широкого круга деяний.

     Нельзя не заметить, что встречаются случаи, когда суды ошибочно не учитывают те отягчающие обстоятельства, которые реально присутствуют и могли бы оказаться препятствием для применения ст. 62 УК РФ. Особенно это касается такого отягчающего обстоятельства, как совершение преступления с использованием оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, взрывных устройств (п. «к» ч. 1 ст. 63 УК РФ). Так, К. осуждён за убийство к 10 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. Виновный произвел серию прицельных выстрелов в потерпевшего И. из пистолета «GrandPower T12», который является огнестрельным оружием ограниченного поражения. К. указывал, что производил выстрелы из травматического оружия, не предназначенного для причинения смерти человеку, соблюдал все правила применения этого вида оружия. Судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда в своем кассационном определении указала: «суд при назначении наказания не учёл смягчающие обстоятельства: наличие троих детей, больной жены, предшествующее неправомерное поведение потерпевшего в отношении О. и совершение данного преступления из сострадания к О., отсутствие отягчающих обстоятельств». Наказание виновному было снижено с 10 лет лишения свободы до 8 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима [4]. Однако используемое виновным травматическое оружие, согласно Федеральному Закону от 13.12.1996 № 150-ФЗ «Об оружии», изначально предназначено для использования гражданами РФ в целях самообороны, для занятий споротом и охоты, а так же в культурных и образовательных целях. Суд достоверно установил в приговоре, что в данной ситуации К. не от кого было защищаться, он использовал травматическое оружие для нападения, с целью убийства, будучи осведомлённым о последствиях его применения и возможности наступления смерти потерпевшего при причинении ранения в жизненно-важные органы. Разве это не свидетельствует о большей опасности личности преступника и повышенной опасности самого преступления? Существует большой риск, что «судебное усмотрение» здесь может иметь слишком субъективный характер и коррупционную составляющую.

     При назначении наказания нередко недооценивается повышенная общественная опасность получивших широкое распространение преступлений, посягающих на жизнь и здоровье граждан. В связи с этим, лицам, совершившим такие деяния, назначаются иногда явно несправедливые наказания вследствие мягкости [8, c. 26].

     Отсутствие отягчающего наказание обстоятельства [15, с. 123-133] – «совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия» с ч. 2 ст. 105 УК РФ следует назвать недостатком действующего уголовного законодательства. На серьезные пробелы при конструировании уголовно-правовых норм не раз обращалось внимание в научной литературе [5, c. 120-126] [6, c. 17-22] [13, c. 32-34] [14, c. 82-85].

     С учетом вышеизложенного, полагаем целесообразным дополнить ч. 2 ст. 105 УК РФ пунктом «е2»: «совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия». Такое дополнение, на наш взгляд, позволит избежать правоприменительных разногласий и несоответствий и выработать единый подход в квалификации насильственных преступлений.

Литература: 
[1] Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда от 13.03.2014 г.  № 22-1327/2014 // СПС «КонсультантПлюс», 2015.
[2] Галушкин А.А. Роль общественных организаций в обеспечении прав человека и гражданина // Правовая инициатива. 2012. № 2.
[3] Галушкин А.А., Тимошенко Д.Ю. Адвокатура в Российской Федерации на современном этапе // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Юридические науки. 2013. № 2.
[4] Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда г. Кемерово от 14.01.2013 г. Дело № 22-7625 // Картотека судебных решений «РосПравосудие». URL: https://rospravosudie.com
[5] Кругликов Л.Л. О понятии преступлений с квалифицированными составами // Юридическая наука. 2014. № 2.
[6] Ларина Л.Ю. К вопросу о назначении наказания по совокупности преступлений // Актуальные вопросы борьбы с преступлениями. 2014. № 1 (1).
[7] Ларина Л.Ю., Пантюхина И.В. Точность определения места расположения преступлений как фактор сохранения структуры Особенной части УК РФ // Правовая инициатива. 2014. № 2.
[8] Поликарпова И.В. Уголовная политика России в отношении посягательств на здоровье и ее влияние на квалификацию преступлений: на примере ответственности за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью: автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Саратов, 2008.
[9] Портал правовой статистики. URL: http://www.crimestat.ru
[10] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 г. № 5 «О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконномобороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществи взрывных устройств» (в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 03.12.2013 № 34) // СПС «КонсультантПлюс», 2015.
[11] Приговор Энгельсского районного суда Саратовской области от 25.05.2012 г. Уголовное дело № 1-36(1)\12 // Картотека судебных решений «РосПравосудие». URL: https://rospravosudie.com/
[12] Российская Газета. Оружейная палата. Федеральный выпуск №6299 (27) [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.rg.ru/2014/02/06/orujie-site-anons.html
[13] Соловьев О.Г. Использование абстрактного и казуистического приемов в конструировании составов экономических преступлений (гл. 22 УК РФ) // Актуальные вопросы борьбы с преступлениями. 2014. № 1 (1).
[14] Соловьев О.Г. К вопросу о технике применения уголовного права // Юридическая наука. 2014. № 3.
[15] Чиркина Р.В., Галушкин А.А. Удержание несовершеннолетних от повторных преступлений // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Юридические науки. 2012. № 4.
Заголовок En: 

Use Of Weapons Or Subjects Used As Weapon As A Qualifying Sign Of Deliberate Causing Heavy Harm To Health And Murders

Аннотация En: 
In the present article author analyze theoretical bases and law-enforcement practice developed use of weapons or subjects use as weapons as the qualifying sign of deliberate causing heavy harm to health and murders.
Ключевые слова En: 

subjects, weapon, UK, Russia, Russian Federation.