Особенности гражданского процесса и гражданско-правовое регулирование в сфере государственно-конфессиональных отношений в Армении, Белоруссии и Молдове

Номер журнала:

Краткая информация об авторах: 

доктор юридических наук, профессор кафедры гуманитарных, социальных, экономических и информационно-правовых дисциплин Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации

Аннотация: 

Рассматриваются особенности гражданского процесса и гражданско-правовое регулирование на постсоветском пространстве, в странах СНГ (в Армении, Белоруссии, Молдове). Выделены особенности государственно-конфессиональных отношений в каждом отдельном государстве. Отмечено, что в Республике Армения церковь отделена от государства и гарантируется свобода деятельности религиозным организациям, но вместе с тем в Основном законе армянской церкви, как национальной, отводится ведущая миссия для сохранения самобытности армянского народа. В Белоруссии отношения государства и религиозных объединений строится на принципах равенства религий и права граждан самостоятельно определять свое отношение к вероисповеданиям, что в целом соответствует общепризнанным международным нормам, жестко контролируется не только деятельность религиозных объединений, но и деятельность чиновников, отвечающих за эти вопросами. Республика Молдова – светское государство, но большинство населения придерживается православного вероисповедания, что отразилось в Законе «О культах», в котором отношения государства с православной церковью  выделены особым образом.

Ключевые слова: 

процессуальная ответственность, гражданский процесс, гражданско-правовые отношения, свобода совести, свобода вероисповедания, теология, права и свободы, светское государство, религиозные организации, национальная церковь, международные правовые нормы, законодательство в сфере свободы совести и свободы вероисповедания, традиционная православная церковь, разжигание религиозной вражды.

     В странах СНГ, в том числе и в Российской Федерации возникают интересные вопросы в контексте гражданского процесса при рассмотрении  проблем, касающихся сферы государственно-конфессиональных отношений. По мнению экспертов, проблема соотношения административной и процессуальной ответственности за гражданские процессуальные нарушения существует не только в России, но и в странах СНГ, таких как Армения, Белоруссия, Молдавия, Украина и др. По мнению Куанова И.З., соответствующие вопросы ставятся и юристами из государств СНГ, законодательство которых восприняло конструкции советского права.
     Проблема состоит в том, что в ряде постановлений по вопросам свободы совести и свободы вероисповедания указывается на то, что меры воздействия за нарушение порядка в судебном заседании или неподчинение распоряжениям председательствующего применяются к нарушителю судом в том судебном заседании, где это нарушение  установлено, а основания и процедура привлечения к ответственности за нарушение порядка в судебном заседании или неподчинение распоряжениям председательствующего в рамках судопроизводства специально урегулированы нормами процессуального законодательства, оснований для привлечения к административной ответственности за соответствующие деяния не имеется.
     Отличаются российские процедуры в национальных законодательствах стран СНГ. По вопросам свободы совести и свободы вероисповедания может применяться ускоренное судебное разбирательство. Например, ГПК Армении предусматривает такой институт как ускоренное судебное разбирательство (гл. 19). В основе ускоренного судебного разбирательства лежат идеи, как ускорения процесса, так и противодействия недобросовестности участников судопроизводства. Согласно ст. 125 ГПК Армении суд вправе применить ускоренное судебное разбирательство, если: необходимость безотлагательного разбирательства вытекает из существа дела; иск явно обоснован; иск явно необоснован. При наличии данных оснований суд выносит решение немедленно. Статья 126 Армении регламентирует положение, касающееся того, что ускоренное разбирательство применяют как по инициативе суда, так и по ходатайству стороны. О применении такого порядка выносится определение. В целом такой институт ГПК Армении содержит большое количество оценочных категорий, что не может способствовать единообразию судебной практики, поскольку у каждого судьи находит собственное определение. Однако данные нормы достаточно широко применяются на практике [8]. 
     Рассмотрим государственно- конфессиональные отношения в странах СНГ, например в Армении. Так, в Армении Конституцией (1995 г.) [3] провозглашено право каждого на свободу вероисповедания. При этом большинство граждан исповедуют ценности Армянской Апостольской Церкви (ААЦ) − 65% населения или 90% всех верующих. Около 30% не исповедуют никакой религии [9, c. 52−63]. А в преамбуле Закон Республики Армения «О свободе совести и религиозных организациях» (1991 г.) говорится, что Армянская апостольская церковь − национальная церковь армянского народа, важный оплот созидания его духовной жизни и сохранения нации. Государство не препятствует осуществлению миссий, являющихся привилегией национальной церкви (ст. 17 Закона):
    − свободно исповедовать и распространять свою веру на всей территории Республики Армения. Официальное освещение теологии Армянской апостольской церкви в СМИ или во время массовых мероприятий может осуществляться только при одобрении Армянской апостольской церкви;
     − воссоздавать свои исторические традиции, структуру, организации, епархии и общины;
     − строить новые церкви, превращать в действующие принадлежащие ей исторические памятники-церкви как по просьбе верующих, так и по собственной инициативе;
     − способствовать духовному образованию армянского народа;
     − на практике содействовать нравственному совершенствованию армянского народа.
     В Республике Армения церковь отделена от государства и гарантируется свобода деятельности религиозным организациям, но вместе с тем в Основном законе армянской церкви, как национальной, отводится ведущая миссия для сохранения самобытности армянского народа. В стране сложились особые отношения государства с ААЦ, например, в 2005 г. правительство Армении приняло решение о безвозмездной передаче земель, занятых церквями и монастырями, а также земельных участков, необходимых для их обслуживания, а также в общеобразовательных школах преподается история ААЦ, система подготовки священнослужителей ведется по всему миру, и церковь, таким образом выполняет важную функцию по мобилизации общественного мнения в других странах, где есть армянские приходы [9, c. 62−63]. В то же время Армянская апостольская церковь как национальная церковь, действующая также за пределами Республики, подлежит защите со стороны Республики Армения в пределах международных правовых норм. ААЦ считается церковью всех проживающих в мире армян.
     На территории Армении прозелитизм запрещается (ст. 8 Закона). Анализ показывает, что Армянская апостольская церковь имеет преимущества по сравнению с другими религиозными организациями. Конституция и Закон не содержат правовой нормы о равенстве религиозных организаций в Республике Армения. Одновременно в Республике религиозные объединения отделены от государства, поэтому государство не вмешивается в соответствующую закону деятельность и внутреннюю жизнь религиозных структур.
     Республика Беларусь Согласно опросам считают себя верующими около 50% взрослого населения страны. Среди них более 89% составляют православные (в 2003 г. законом закреплена доминирующая роль православия), 10% − католики, около 2% − протестанты, 0,2% − мусульмане. Из 3-х тыс. зарегистрированных организаций, 44% − православные, 35,4% − протестантские, 15,2% − католические. Отношения государства с религиозными объединениями строятся на светских принципах, признается конфессиональное разнообразие, а половина населения  придерживается атеистических взглядов [9, c. 74]. 
     Регулирование отношений государства и религиозных организаций в Республике Беларусь, базируется на Конституции (1994 г. с изм. и доп.), Законе «О свободе вероисповеданий и религиозных организациях» (2002), Законе «Об образовании» (1991), Законе «О правах ребенка» (с изм. и доп. от 25 октября 2000 г.), на ряде норм гражданского законодательства, уголовного кодекса, Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях (ст. 185 и ст. 193), на Постановлении Совета Министров Республики Беларусь «О порядке определения нерабочих дней для верующих нехристианских религий в связи с их праздниками» (1998), Постановлении Совета Министров Республики Беларусь «Об утверждении положения о порядке приглашения в Республику Беларусь иностранных священнослужителей и их деятельности на территории» (1999) и др. документах. Указанные выше документы представляют правовую базу, обеспечивающую свободу совести и свободу вероисповеданий каждому гражданину в Республике Беларусь.
     Религиозными организациями в Республике Беларусь являются религиозные общины, монастыри, религиозные братства, миссионерские общества (миссии), духовные учебные заведения, а также религиозные объединения с их управлениями и центрами.
     В Конституции закреплено, что Белоруссия − светское государство. Статья 16 Конституции Беларусь указывает: «Религия и вероисповедания равны перед законом. Взаимоотношения государства и религиозных организаций регулируются законом с учетом их влияния на формирование духовных, культурных и государственных традиций белорусского народа. Запрещается деятельность религиозных организаций, их органов и представителей, которая направлена против суверенитета Республики Беларусь, ее конституционного строя и гражданского согласия, а также препятствует исполнению гражданами их государственных, общественных, семейных обязанностей или наносит вред их здоровью и нравственности» [4, c. 121−122].
     Статья 31 − «Каждый имеет право самостоятельно определять свое отношение к религии, единолично или совместно с другими исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, выражать и распространять убеждения, связанные с отношением к религии, участвовать в отправлении религиозных культов, ритуалов, обрядов, не запрещенных законом» [5, c. 121−122].
     По Закону Республики Беларусь «О свободе вероисповеданий и религиозных организациях» [1, c. 79-89] каждый гражданин самостоятельно определяет свое отношение к религии и не допускается какое-либо принуждение.
     Взаимоотношения религиозных организаций и государства строятся следующим образом:
     государство не возлагает выполнение своих функций на религиозные организации и не вмешивается в деятельность религиозных организаций, если она не противоречит законодательству;
     государство не финансирует деятельность религиозных организаций;
     религиозные организации не участвуют в деятельности политических партий и других общественных объединений, преследующих политические цели, и не оказывают им финансовой и иной поддержки;
     в местах богослужений не допускается использование государственной символики, проведение собраний, митингов и других мероприятий политического характера, а также выступлений и призывов, оскорбляющих представителей органов власти, должностных лиц и отдельных граждан;
     государство способствует терпимости и уважению между гражданами верующими и неверующими и их организациями.
     Запрещается деятельность религиозных организаций, направленная против суверенитета Республики Беларусь, ее конституционного строя и гражданского согласия или связанная с нарушением прав и свобод граждан [7].
     В Ежегодном отчете «О религиозных свободах в мире»  Государственного Департамента США от 15 сентября 2004 г. отмечено в разделе «Статус свободы религии», что Конституция страны декларирует право на свободу религии, но Правительство ограничивает это право на практике. Увеличивается вмешательство государства в деятельность религиозных организаций в соответствии с Законом «О свободе совести и религиозных организациях» и в соответствии с директивами властей, которые устанавливают дополнительные правила и требования, не отмеченные в законе [10, c. 63−68].
     Таким образом, в Белоруссии регулирование отношений государства и религиозных объединений строится на принципах равенства религий и права граждан самостоятельно определять свое отношение к вероисповеданиям, единолично или совместно с другими исповедовать любую религию или быть атеистами, что в целом соответствует общепризнанным международным нормам. В то же время в республике жестко контролируется не только деятельность религиозных объединений, но и деятельность чиновников, ведающих этими вопросами.
     Республика Молдавия выстраивает отношения с религиозными объединениями на основе Конституции Республики Молдова от 29 июля 1994 г. (с изм. и доп.) [6] и специального Закона «О культах» от 24 марта 1992 г. (с изм. и доп.) [2, с. 115-122]. 
     Республика Молдова - светское государство, в котором нет официальной религии, но признается право граждан на сохранение, развитие и выражение этнической, культурной и религиозной самобытности. В Конституции также устанавливается, что «свобода совести гарантируется» и она должна проявляться в духе терпимости и взаимного уважения, в отношениях между религиозными культами запрещаются любые проявления вражды, а сами «религиозные культы отделены от государства». 
     Религиозные культы действуют по своим уставам и в соответствии с законом. В отношениях между ними запрещаются любые проявления вражды. Запрещаются и наказываются законом призывы к религиозной розни. Особенности Закона «О культах» проявляются в ст.1/1 «Чрезмерный прозелитизм», где запрещается прозелитизм, выраженный в любой попытке воздействия на религиозное сознание лица путем насилия или злоупотребления авторитетом (статья введена Законом № 263-ХIY от 24 декабря 1995 г.).
     Другой особенностью можно считать юридическое понятие «конфессиональной нетерпимости» (ст.4 Закона) – это действия, препятствующие свободному отправлению признанного государством культа. 
     Третья особенность выражена в ст. 6, где указывается, что «для монашествующих лиц и для священников – холостяков налог на холостяков не устанавливается ни при каких обстоятельствах».
     Тайна исповеди охраняется законом «О культах». Отношения  между государством и культами строятся на сотрудничестве с традиционной православной церковью и с другими признанными культами (ст. 13 Закона).
     По данным переписи 2004 г., из общей численности населения Молдавии 93,3% указали на свою принадлежность к Православию (подавляющая часть приходов подчиняются Московскому патриархату). Среди других представителей следует отметить баптистов - около 1%, адвентистов седьмого дня – 0,4%, пятидесятников – 0,3%, доли лиц, указавших религии старохристианского обряда по Евангелию, составляют по 0,15 %, приверженцев других религий - 1,1% от всего населения. Численность атеистов и неверующих  составила 46 тыс. человек, или 1,4%, не указали религию 75,7 тыс. человек, или 2,2% от всего населения страны [9, с. 342]. 
     В Молдове насчитывается свыше 20 конфессий. При этом в межконфессиональных отношениях практически нет противоречий. Но осенью 2010 г. произошел конфликт на религиозной почве внутри православия между радикальной организацией матроновцев - «Общество блаженной Матроны Московской» во главе с протоиереем А. Чибриком и Московским патриархатом в лице православного миссионера РПЦ протодиакона А.Кураева (об этом сообщалось в НГ-Религии). Проблема здесь, однако, гораздо глубже  и состоит в том, что протоиерей Анатолий известен в Молдавии как организатор антиобщественных акций, например, разрушения еврейской  ханукии в центре Кишинева и др. Однако лидер этой религиозной организации  принимаем Молдавской митрополией, имеет единомышленников в Украине в Почаевской лавре.
     Еще один пример: в Молдавии Бессарабская митрополия проводит прорумынскую политику, но конфликта между митрополиями не существует, они не вмешиваются во внутренние дела друг друга и в политику, считая Молдавию территорией интриг между Россией и Румынией из-за борьбы  между ними за  влияние на молдавское государство.
     Итак, Республика Молдова – светское государство (ни одна религия не установлена в качестве государственной), но большинство населения придерживается православного вероисповедания, что отразилось в Законе «О культах», в котором отношения государства с православной церковью  выделены особым образом. В Закон введено понятие «традиционная» православная церковь. 
     Итак, можно сделать следующие выводы.
     Во-первых, в каждом государстве имеется специфическмий набор процессуальных механизмов, позволяющих выносить окончательное судебное решение вне развернутого ординарного режима судопроизводства, позволяющих привести к минимуму затраты, связанные с ведением дела в суде и последующим исполнением вынесенного судебного решения. 
     Во- вторых, представляет интерес с точки зрения сравнительно-правового анализа и для использования в процессе совершенствования в Российской Федерации отношений государства и религиозных объединений опыт стран СНГ с преобладанием христианского населения.
Литература: 
[1] Закон Республики Беларусь «О свободе вероисповеданий и религиозных организациях» Религия и закон. Правовые основы свободы совести и деятельности религиозных объединений в странах СНГ и Балтии / Институт религии и права. М.: Юриспруденция, 2002.
[2] Закон «О культах» Республики Молдова// Религия и закон. Институт религии и права. М.: Юриспруденция, 2002.
[3] Конституции стран СНГ и Балтии // Сост. Г.Н. Андреева. М.: Юристъ, 1999.
[4] Конституция Республики Беларусь, принята на республиканском референдуме 24 ноября 1996 г., вступила в силу 27 ноября 1996 г. // Вопросы свободы совести  и религиозных организаций в Республике Беларусь. Сборник документов и материалов. - Минск: Изд-во «Четыре четверти», 2005.
[5] Конституция Республики Беларусь (1996 г.) / Вопросы свободы совести  и религиозных организаций в Республике Беларусь. Сборник документов и материалов. Минск: Изд-во «Четыре четверти», 2005.
[6] Конституция Молдовы (в редакции Законов РМ № 957-XIII от 19.07.1996г., № 1115 –XIY от 05.07.2000 г., № 351–ХY от 12.07.2001 г., № 1469-ХY от 21.11.2003 г., № 185 –ХYI) // официальный сайт www.base.spinform.ru (2010).
[7] Официальный сайт www.base.spinform.ru (2010).
[8] Папулова З.А. Ускоренные формы рассмотрения дел в гражданском судопроизвлдстве. ИНФОТРОПИК МЕДИА, 2014.
[9] Политические системы современных государств. М.: МГИМО. Университет МИД России, Институт общественного проектирования, Журнал «Эксперт», 2009.
[10] Религиозные свободы в Беларуси глазами американских аналитиков // Белая Книга. Религия и гражданское общество. Минск, 2006.
Заголовок En: 

Features Of Civil Process And Civil Regulation In The Sphere Of The State And Confessional Relations In Armenia, Belarus And Moldova

Аннотация En: 
Features of civil process and civil regulation in the former Soviet Union, in the CIS countries are considered (in Armenia, Belarus, Moldova). Features of the state and confessional relations in each certain state are marked out. It is noted that in the Republic of Armenia the church is separated from the state and freedom of activity to the religious organizations, but at the same time in the Fundamental law of the Armenian church as national, the leading mission for preservation of identity of the Armenian people is taken away is guaranteed. In Belarus the relations of the state and religious associations is under construction on the principles of equality of religions and the rights of citizens independently to define the relation to religions that in general meets the universally recognized international standards, it is rigidly controlled not only activity of religious associations, but also activity of the officials answering for these questions. Republic of Moldova – the secular state, but most of the population adheres to orthodox religion that was reflected in the Law "About Cults" in which the relations of the state with orthodox church are allocated in a special way.
Ключевые слова En: 

procedural responsibility, civil process, civil relations, freedom of worship, freedom of worship, theology, rights and freedoms, secular state, religious organizations, national church, international precepts of law, legislation in the sphere of freedom of worship, traditional orthodox church, incitement of religious strife.