Проблема формы государства в трудах идеологов континентального консерватизма

Номер журнала:

Краткая информация об авторах: 

кандидат исторических наук, доцент, директор Юридического института Московского городского педагогического университета

Аннотация: 

В статье проанализированы воззрения идеологов французского консерватизма Ж. де  Местра и Л. де Бональда на форму государства. Показана критика этими мыслителями положений естественно-правовой теории.

Ключевые слова: 

форма государства, консерватизм, Франция, революция, монархия/

     Теоретические проблемы, достаточно прочно устоявшиеся в юридической науке, в современных условиях снова приобретают немалую актуальность. Правовые реформы, которые осуществляются в Российской Федерации, необходимо корректировать на основе новейших достижений мировой государственно-правовой мысли [1, с. 60]. В связи с этим, представляет интерес точка зрения идеологов континентального консерватизма на некоторые ключевые вопросы государственного развития, в первую очередь, на форму государства [5, с. 171].

     Консервативных мыслителей революционной эпохи называют традиционалистами, поскольку они защищали многовековую традицию государственно-правового развития Франции, которая не была еще совершенно искоренена и, казалось, могла быть восстановлена, пусть и в реформированном виде. Метод исторического анализа позволял им подвергнуть критике абстрактные рационалистические проекты революционеров, практическая реализация которых сопровождалась катастрофическими социально-политическими издержками в форме гражданской войны, якобинского террора, массовой эмиграции населения. Основатели консерватизма были, бесспорно, политически ангажированными писателями, что сказывалось на категоричности их оценок и выводов. Будучи крупными мыслителями, они  создали оригинальные концепции философии истории и права. Помимо католической и абсолютистской традиции, консервативные доктрины формировались под влиянием идей Просвещения и опыта их практической реализации в годы французской революции, что и проявилось в сочинениях, посвященных анализу форм правления и других аспектов развития государственности [2, с. 56].

     Одним из признанных идеологов континентальной школы европейского консерватизма периода Великой Французской революции являлся Ж. де Местр. Он разделял учение Ш. Монтескье о духе законов, согласно которому форма правления была обусловлена особенностями национального характера. Теоретически это означало признание правомерности сосуществования различных форм правления,  включая демократическую республику. Но будучи убежденным монархистом, Ж. де Местр ставил под сомнение тезис о равной распространенности разных форм правления. По существу консервативный мыслитель признавал закономерность существования только западноевропейской монархии, классическая форма которой существовала в дореволюционной Франции. Характерные черты этой монархии: «1) Король – суверен, никто не может разделить с ним суверенитет, а все власти являются производными от его власти;  2) Его особа неприкосновенна; никто не может покушаться на него или судить его; 3) Он не может выносить смертный приговор или другое телесное наказание. Судебная власть исходит от него, и этого достаточно;  4) Если он налагает наказание в виде ссылки или тюрьмы в тех случаях, когда государственные соображения не позволяют рассмотреть дело в трибуналах…, не следует обходиться без совета сведущих лиц; 5) Король не может быть судьей в гражданском споре; лишь магистраты от имени суверена могут выносить приговор в делах о собственности или о договорах; 6) Подданные имеют право через посредство определенных учреждений, советов или различно составленных собраний сообщать королю об их нуждах, доносить о злоупотреблениях, передавать свои законные жалобы и смиренные замечания» [7, с. 446].

     Опираясь на доктрину королевского суверенитета (пункты 1-2), Ж. де Местр подчеркивал правовой характер европейской монархии (пункты 3-6).  Настаивая на том, что функция «короны» – быть источником власти и от личности короля правление принципиально не зависит, основатель консерватизма развивал идеи о безличном характере верховной власти. Правление фактически безлично в том смысле, что правит абстрактный король, который может, кстати, понести наказание за преступления, совершенные не им, а его предшественниками. В сочинении «Петербургские вечера» Ж. де Местр утверждал, что кара, которая обрушилась на Людовика XVI, явилась следствием не его личной вины, а прегрешений всех королей, правивших до него.  Управляют назначенные королем должностные лица. Назначения, сделанные монархами, по мнению Ж. де Местра, не менее, а более удачны, чем в республиках. Доказывая свою правоту, де Местр опирался на опыт истории:. «Александр (Македонский – Д.Р.), Август, Лев X, Франциск I, Людовик XIV, королева Анна нашли, использовали, вознаградили больше великих людей во всех отраслях, нежели все республики мира вместе взятые» [7, с. 477]. В качестве примера он перечислил «навскидку» 27 имен выдающихся государственных деятелей, которые были министрами в правление Людовика XIV, среди них Тюренна, Конде, Вобана, Боссюэ, Фенелона. Де Местр писал о Людовике XIV: «Именно он превратил Францию в подлинную родину разного рода талантов, в арбитра репутаций, в распределителя славы». Кстати, мнение о чрезвычайно умелой кадровой политике Людовика XIV подтверждается новейшими монографическими исследованиями. Правда, назначения, сделанные следующим французским монархом, Ж. де Местр признавал, как правило,  неудачными. Он объяснял это начавшимся кризисом французского общества, но логика может быть и обратной: при абсолютистских режимах слишком многое зависит от личности короля и сделанных им назначений на должности в ключевые органы государственного управления [3, с. 25].

     Отвечая на критику сословных привилегий сторонниками гражданского равенства, Ж. де Местр подчеркивал важные функции, которые традиционно выполняло дворянство в качестве воинов и государственных служащих. Он отрицал замкнутый характер дворянского сословия и напоминал о процессе анноблирования – приобретения наследственного дворянского звания посредством занятия (в том числе покупки) определенных должностей, что создавало перспективу, используя современную терминологию, «социального лифта» для семей простолюдинов.

     Республиканские режимы Ж. де Местр критиковал, опираясь на доктрину королевского суверенитета. Согласно этой доктрине суверен не может быть одновременно подданным, и интенсивность суверенитета усиливается по мере того, как он отдаляется от подданных. Наибольшая удаленность достигается в монархиях, а наименьшая - в демократических республиках. Местр полагал, что абсолютная демократия невозможна, и в республиках, которые называются демократическими, фактическую власть осуществляет элита. Народ и аристократия взаимно сдерживают друг друга в таких правлениях, что обусловило их нестабильность. Наилучшей республикой Местр называл форму правления во главе с наследственной аристократией, которая не зависит от выбора народа и тем самым не подвержена влиянию социальной демагогии. Качественный состав такого правления, формируемый самой природой, а не пристрастиями людей, также внушал наибольшее доверие консервативному мыслителю.

     Ж. де Местр оригинально развивал учение Ж.-Ж. Руссо о критериях наилучшего правления. Просветитель полагал, что о хорошем правлении свидетельствует численный рост населения. Основатель консерватизма вполне обоснованно возражал на это, утверждая, что нация, менее многочисленная, может быть не только более счастливой, но и более развитой, сильной. Де Местр прозорливо отметил только формировавшуюся тенденцию западной цивилизации: снижение темпов роста населения при росте его благосостояния. Он опирался на результаты исследований современных ему английских экономистов и в поздних трудах с удовлетворением отмечал схожесть сделанных им заключений с основными положениями теории Мальтуса о рисках неограниченного демографического роста.

     Ж. де Местр не разделял и идеи рационалистов XVIII в. о возможности достижения «всеобщего счастья». Католический мыслитель полагал, очевидно, что идеальное общество возможно в Граде Небесном, а отнюдь не земном. Для земного существования человечества он предлагал цели, которые позже будут развиты идеологами утилитаризма. «Лучшее правление для каждой нации способно на территории, занимаемой этой нацией, обеспечить наибольшее счастье наибольшему числу людей в течение максимально длительного времени» [7, с. 494].

     Заключительная часть этой формулы прогресса общества и государственно-правовых учреждений в полной мере передает содержание доктрины традиционализма. Выбор в качестве критериев эффективности правления его длительности и стабильности означал отказ от революции как способа общественного развития и на основе исторического опыта европейцев XVIII в. позволял сделать выбор в пользу наследственной монархии, а не республики.

     Местр не мог игнорировать проявлений кризиса традиционной монархии. Но он полагал, что следует оценивать форму правления за весь период ее существования, а не в периоды упадка. Опираясь на методы естественных наук, которые оперируют понятиями средних величин, де Местр предложил разработать усредненный эквивалент всех преимуществ и недостатков конкретно-исторического правления за весь период его существования. Длительное преобладание французской нации в Европе свидетельствовало, по его мнению, о преимуществах традиционной монархии как наиболее совершенной формы правления. Предложенный критерий оценки формы правления представляет теоретический интерес, несмотря на политическую ангажированность автора.

     Еще один идеолог французского консерватизма Л. де Бональд критиковал учение Ш. Монтескье о якобы сформировавшемся у народов в догосударственный период «духе законов» в силу природных особенностей расселения этих народов. Бональд утверждал, что характер народов формируется не природными условиями, а государственными, общественными учреждениями [6, с. 420-451].

     Л. де Бональд утверждал, что миф о республиканских добродетелях был создан писателями древности. На самом деле Брут и другие герои жизнеописаний были подвержены обычным человеческим страстям и слабостям. Республиканская форма правления, которая основывается на ложных суждениях о нечеловеческих добродетелях индивидов, по мнению Л. де Бональда, обречена на вырождение. Консервативный мыслитель отмечал, что в новое время, из-за неумеренной роскоши, основанной на торговых операциях, нравственные качества личности подвергаются дополнительным испытаниям. Он полагал, что бороться с этой опасностью было возможно только при опоре на социальные и государственно-правовые учреждения. Монархическая форма правления, основанная на социальной иерархии, по мнению писателя, в большей мере устойчива к последствиям имущественной дифференциации, нежели республика, провозглашающая идеалы гражданского равенства [4, с. 37].

     В сочинениях основателей консерватизма впервые предпринят систематический критический анализ рационалистических доктрин о государстве на основании опыта применения этих доктрин в период революции. Консерваторы предложили оригинальные трактовки учений о правовом и социальном государстве, о принципах правления и критериях эффективности правления. Тем самым они сформировали новое направление в изучении форм государства.

Литература: 
[1] Пашенцев Д.А. Модернизация и право в современной России // Евразийский юридический журнал. 2010. № 11 (30). 
[2] Ростиславлев Д.А. Основатели западноевропейского консерватизма о правах человека и о демократической форме правления // Вестник Московского городского педагогического университета. Серия: Юридические науки. 2008. № 1. 
[3] Ростиславлев Д.А. Основатели западноевропейского консерватизма о формах правления // Вестник Московского городского педагогического университета. Серия: Юридические науки. 2012. № 1. 
[4] Ростиславлев Д.А. Консервативная критика либерального учения о государстве в сочинениях Л.де Бональда в период реставрации и июльской монархии // Вестник Московского городского педагогического университета. Серия: Юридические науки. 2010. № 2.
[5] Чурилов С.Н. Правовые измерения принципа разделения властей // Социальная политика и социология. 2010. № 10. 
[6] Bonald. L. de. Théorie du pouvoir politique et religieux dans la société civile, démontrée par le raisonnement et par l’histoire/ L. de. Bonald. // Oeuvres completes: 3 vols. V. 1. Paris: A Le Claire, 1843. 
[7] Maistre J. de. Etude sur la souveraineté / J. de Maistre // Oeuvres completes. XIV T. T 1. Lyon Lyon Paris: Librairie generale catolique et classique Vitte et Perrussel, 1924.
Заголовок En: 

Position Of The Continental Ideology Conservatism On Question Of Forms Of State

Аннотация En: 

The article analyzes views of conservative ideologues of the French Jean de Maistre and Louis de Bonald on the form of the state. Shows a criticism of these provisions thinkers natural law theory.

Ключевые слова En: 

form of government, conservatism, France, the revolution, monarchy.