Об отдельных проблемах нотариальной деятельности

Номер журнала:

Краткая информация об авторах: 

доктор юридических наук, профессор, главный научный сотрудник отдела гражданского законодательства и процесса Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации

Аннотация: 

В настоящей статье автором проанализировано нотариальное законодательство Российской Федерации с точки зрения его соотношения с нормами Семейного кодекса Российской Федерации и Гражданского кодекса Российской Федерации. Автором также рассматриваются проблемы ответственности нотариусов в их взаимоотношениях с клиентами. В заключение автором делается вывод о том, что нотариус обязан компенсировать моральный вред от его действий или бездействий, нарушающих неимущественные права граждан.

Ключевые слова: 

нотариус, нотариат, нотариальная деятельность, семейные отношения, ответственность, законодательство, Россия.

     В современных условиях важное значение приобретает научный анализ правового регулирования нотариальной деятельности с целью его практического совершенствования. Важность данной проблематики определяется той ролью, которую играет нотариат как институт гражданского общества в развитии общественных отношений [4. C. 63], а также правозащитной и правоохранительной функциями нотариата как важной предпосылки укрепления законности и защиты прав человека.

     Основы законодательства РФ "О нотариате" (далее - Основы), принятые 11 февраля 1993 г., по-прежнему остаются практически единственным законодательным актом, регулирующим нотариальную деятельность. В настоящее время наработана достаточно обширная практика применения Основ, а институт частного нотариата занял прочное место в системе российской юстиции, что не исключает наличия ряда проблем в нотариальной практике. Рассмотрим некоторые из них.

     По сравнению с ранее действовавшим Кодексом о браке и семье РСФСР, для Семейного кодекса РФ (далее – СК) характерен больший уровень диспозитивности в регулировании семейных отношений. СК во многих случаях позволяет участникам семейных отношений самостоятельно распоряжаться принадлежащими им семейными правами, руководствуясь общим принципом, установленным в п. 1 ст. 7 СК. Так, например, в соответствии с п. 1 ст. 24 СК при расторжении брака в судебном порядке супруги могут представить на рассмотрение суда соглашение о том, с кем из них будут проживать несовершеннолетние дети, о порядке выплаты средств на содержание детей и (или) нетрудоспособного нуждающегося супруга, о размерах этих средств либо о разделе общего имущества супругов; в соответствии со ст. 58 СК при разных фамилиях родителей фамилия ребенку присваивается по соглашению между ними; имущество супругов может быть разделено между ними по их соглашению (п. 2 ст. 38 СК); между супругами может быть заключен брачный договор (ст. 40, 41 СК).

     Из перечисленных видов соглашений обязательная нотариальная форма предусмотрена лишь для брачного договора, при разделе имущества облечение соглашения в нотариальную форму может быть произведено по желанию супругов, в остальных случаях законодатель не предъявляет каких-либо требований к форме соглашения. Следует, правда, заметить, что буквальное толкование употребленного в п. 1 ст. 24 СК оборота "супруги могут представить на рассмотрение суда соглашение" позволяет предположить, что здесь законодатель имеет в виду письменную форму такого соглашения, поскольку слово "представить" обычно применяется к овеществленному объекту, в данном случае - документу.
Во всяком случае, если иное не предусмотрено СК, участники семейных отношений могут заключить письменное соглашение по вопросам, вытекающим из этих отношений. Они могут изъявить желание нотариально удостоверить эти соглашения по аналогии с нотариальным удостоверением сделок. Правомерно ли это? Статья 4 СК устанавливает, что к имущественным и личным неимущественным отношениям между членами семьи, не урегулированным семейным законодательством, гражданское законодательство применяется постольку, поскольку это не противоречит существу семейных отношений. Ст. 5 СК допускает применение гражданского права к семейным отношениям по аналогии, поэтому к форме рассматриваемых соглашений вполне применимы нормы Гражданского кодекса РФ (далее – ГК) о форме сделки. Согласно ст. 159 ГК стороны по соглашению между собой могут придать нотариальную форму любой сделке, хотя бы по закону такая форма для этой сделки и не требовалась [1. C. 7].

     Следовательно, совокупное применение норм семейного и гражданского права не препятствует облечению соглашений между участниками семейных отношений в нотариальную форму.

     А как в этом отношении обстоит дело с позиции Основ, непосредственно регулирующих деятельность нотариуса? Статьи 35 и 36 Основ предусматривают перечень нотариальных действий, которые могут совершаться частными нотариусами и нотариусами государственных нотариальных контор. Возможность совершения иных, кроме предусмотренных в этом перечне, действий должна быть предусмотрена в законодательных актах. В упомянутом перечне предусмотрено удостоверение нотариусом сделки, то есть действия, направленного на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей (ст. 153 ГК). В то же время возможность удостоверения юридических действий, направленных на установление, изменение или прекращение семейных прав и обязанностей, Основами прямо не предусмотрена.

     Правило об обязательной нотариальной форме брачного договора или возможности нотариального удостоверения соглашения о разделе имущества между супругами установлены в СК, поэтому в отношении этих действий вопроса о допустимости их нотариального удостоверения возникнуть не может. В то же время соглашение, например, по вопросу места проживания несовершеннолетних детей по своему объекту не имеет сходства с гражданско-правовой сделкой. Совершать действия, находящиеся за пределами его компетенции, нотариус не вправе, и, казалось бы, он должен, в соответствии со ст. 48 Основ, отказать в удостоверении соглашения.
Однако отмеченная коллизия устраняется путем применения к семейным отношениям в порядке аналогии закона правила п. 2 ст. 163 ГК, согласно которому нотариальное удостоверение сделок обязательно в случаях, предусмотренных соглашением сторон. Отсюда можно сделать вывод, что если стороны семейного соглашения условились придать ему нотариальную форму, то в силу этого обстоятельства нотариальное удостоверение такого соглашения становится обязательным, а соответствующее нотариальное действие оказывается предусмотренным законом и попадает в сферу действия статей 35 и 36 Основ. Таким образом, любое правомерное соглашение, вытекающее из семейных отношений, может быть нотариально удостоверено [2. C. 4].

     Следующий вопрос касается гражданско-правовой ответственности нотариуса. В ст. 17 Основ предусмотрено, что частный нотариус, умышленно разгласивший сведения о совершенном нотариальном действии или совершивший нотариальное действие, противоречащее законодательству РФ, обязан возместить причиненный вследствие этого ущерб. В других случаях ущерб возмещается нотариусом, если он не может быть возмещен в ином порядке. Относительно нотариуса, работающего в государственной нотариальной конторе, в ч. 3 той же статьи установлено, что такой нотариус, в случае совершения действий, противоречащих законодательству РФ, несет ответственность в установленном порядке.

     Кто является надлежащим субъектом ответственности за причиненный неправомерными действиями нотариуса вред? Ответ на этот вопрос зависит от вида нотариуса. Если вред причинен неправомерными действиями нотариуса государственной нотариальной конторы, то структура отношений ответственности строится в соответствии со ст. 1069 ГК. Нотариальная контора является государственным органом, а работающий в ней нотариус - должностным лицом этого органа. Согласно ст. 1069 ГК вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий или бездействия государственных органов или их должностных лиц, подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации. Российская Федерация, в соответствии со ст. 1081 ГК, имеет право регресса к нотариусу. При этом размер регрессной ответственности нотариуса определяется по нормам трудового законодательства, так как нотариус находится в трудовых отношениях с государственной нотариальной конторой (это следует, в частности, из ч.4 ст. 12 Основ).

     Если вред причинен неумышленными действиями частного нотариуса, то вред возмещается нотариусом в случае, если он не может быть возмещен в ином порядке [3. C. 9]. Под иным порядком законодатель, очевидно, понимает возмещение вреда страховщиком, поскольку ст. 18 Основ предусматривает обязательное заключение нотариусом договора страхования своей деятельности, в отсутствие которого нотариус не вправе выполнять свои обязанности. Объектом страхования является гражданская ответственность нотариуса перед клиентом. При наступлении страхового случая выплата страхового возмещения клиенту производится по правилам ст. 1072 ГК, то есть если размер возмещения недостаточен для того, чтобы полностью возместить причиненный ущерб, нотариус обязан возместить клиенту разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.
Договор страхования гражданской ответственности относится к договорам имущественного страхования, поэтому страховщик, если договором не предусмотрено иное, приобретает право требования, которое клиент имел к нотариусу (ст. 965 ГК). Если же вред причинен умышленными действиями частного нотариуса, то возмещение ущерба производится непосредственно нотариусом. Это правило следует как из ст. 17 Основ, так и п. 1 ст. 963 ГК, согласно которому страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения, если страховой случай наступил вследствие умысла страхователя.

     Перейдем к видам вреда, за причинение которого нотариус может нести ответственность. Поскольку в большинстве случаев граждане и юридические лица обращаются к нотариусу в целях охраны своих имущественных прав, можно предположить, что неправомерные действия нотариуса могут повлечь причинение лишь имущественного вреда. Однако это предположение оказывается верным только для юридических лиц. Гражданам в результате неправомерных действий нотариуса может быть также причинен и моральный вред (нравственные или физические страдания), а в некоторых случаях страдания, в свою очередь, могут повлечь причинение вреда здоровью. Как правило, неправомерные действия нотариуса влекут претерпевание гражданами - клиентами нравственных страданий (чувство обиды, беспомощности, разочарования и т.п.). Понятно, что нарушение любых прав клиента причиняет последнему нравственные страдания. Однако всегда ли такие страдания подлежат компенсации? Согласно ст. 151 и 1099 ГК во всех случаях подлежит компенсации моральный вред, причиненный действиями, нарушающими личные неимущественные права гражданина или посягающими на принадлежащие ему другие нематериальные блага. Неисчерпывающий перечень таких прав и благ приведен в ст. 150 ГК (жизнь, здоровье, честь, достоинство, деловая репутация, право на имя, право авторства и т.п.). Моральный вред, причиненный нарушением других (то есть имущественных) прав, подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом.

     Единственным в настоящее время законом такого рода является Закон РФ "О защите прав потребителей", который, однако, неприменим к отношениям нотариуса и его клиента. Хотя совершение частным нотариусом нотариального действия имеет внешнее сходство с оказанием платной услуги клиенту, согласно ст. 1 Основ нотариальная деятельность не является предпринимательством и не преследует цели извлечения прибыли, что является необходимым признаком исполнителей услуг, на которых распространяется действие Закона РФ "О защите прав потребителей". Таким образом, нотариус обязан компенсировать моральный вред, причиненный его действиями или бездействием, нарушающими личные неимущественные права клиента. При этом одним из необходимых условий ответственности нотариуса является его вина в форме умысла или неосторожности.

Литература: 
[1] Иванов А.П. Организационно-правовые основы правозащитной деятельности нотариуса // Права человека в России и мире. 2014. № 1.
[2] Иванов А.П. Правоохранительные функции нотариуса в России // Государство и право в России и мире. Правонарушение. Преступление. Ответственность. 2014. № 1.
[3] Лукина В.В. Правовые последствия нотариального удостоверения сделок с земельными участками // Правовая инициатива. 2014. № 2.
[4] Пашенцев Д.А. Роль частного права в формировании институтов гражданского общества // Вестник Академии права и управления. 2014. № 36.
Заголовок En: 

About Separate Problems of Notarial Activity

Аннотация En: 
In the present article author analyzed the notarial legislation of the Russian Federation from the point of view of its ratio with standards of the Family code of the Russian Federation and the Civil code of the Russian Federation. Author also considers problems of responsibility of notaries in their relationship with clients. In the summary author draws the conclusion that the notary is obliged to compensate moral harm from its actions or inactivity violating the non-property rights of citizens.
Ключевые слова En: 

notary, notariate, notarial activity, family relations, responsibility, legislation, Russia.