Исследование соотношения частного и публичного права в регулировании общественных отношений

Номер журнала:

Краткая информация об авторах: 

кандидат юридических наук, заведующая кафедрой гражданского права и процесса Кыргызско-Российского Славянского университета

Аннотация: 

В статье рассматриваются основные подходы к дифференциации частного и публичного права. Автор считает, что на уровне нормы сложно определить частноправовой или публично-правовой характер методов регулирования сложившихся в обществе отношений, - это представляется возможным лишь на уровне правоотношения. Именно субъекты детерминируют вид и характер правоотношения, их объект и содержание, что, в свою очередь, влечет за собой применение соответствующих методов правового регулирования. При этом, граница между частным и публичным правом лабильна и определяется, прежде всего, характером существующих потребностей общества. Интерес, как правовая категория является основным и единственно верным критерием разграничения права на публичное и частное. Автор отмечает, что при издании нормы права законодатель предполагает, что она обеспечит охрану определенных интересов. Механизм реализации этого интереса предопределяется имеющимся способом частноправового или публично-правового регулирования.

Ключевые слова: 

частное право, публичное право, правовое регулирование, правоотношение, интерес, субъекты права, общественные отношения.

     Сущность правового регулирования общественных отношений состоит в целенаправленном формировании практически целесообразных взаимоотношений между различными субъектами в определенной сфере социальной жизни посредством предоставления им набора некоторых субъективных юридических прав и возложения на них субъективных юридических обязанностей с тем, чтобы обусловить их нужное поведение и стимулировать к совершению определенных положительных (с точки зрения права) действий.
     При таком подходе правоотношение представляет собой не столько общественное отношение между различными субъектами, определенным образом урегулированное действующими нормами права (как оно чаще всего рассматривается в рамках специально-юридического подхода), а самостоятельное общественное отношение, субъекты которого связаны определенными юридическими правами и обязанностями [2. C. 64].
     С.С. Алексеев считает, что любое правовое регулирование в обществе должно соответствовать 2-м основным признакам:
  1. являться целенаправленным, нормативно-организационным опосредствованием общественных отношений со стороны государства;
  2. реализовываться определенным образом при помощи комплексной системы специальных средств, направленных на достижение необходимых целей (результатов), которые выработал нормотворческий орган при издании юридических норм.
     В любом случае, правоотношение представляет собой особое средство правового воздействия на различные субъекты, а их фактическое отношение само является непосредственным предметом целенаправленного регулирования. Главное различие между этими категориями заключается в том, что при рассмотрении правоотношения, как самостоятельной категории, можно направить познавательную деятельность на определенное поведение субъектов (в таком случае мы имеем дело с общефилософским подходом), либо в качестве объекта процесса познания и, соответственно, объекта правоотношения определить материальные и нематериальные блага (в данном случае применяется специальный юридический подход). 
     В соответствии с принятой в настоящее время теорией права, вопрос соотношения частного и публичного права основывается на различии природы и сущности сложившихся отношений в сферах частного и публичного права, подразумевающих существенные различия в характере и способах их правового регулирования [4. С. 31].
     Важно подчеркнуть, что характер правоотношения детерминирован непосредственно составом субъектов. Именно субъект предопределяет сущность действующих отношений, в которые он вступает, а также определяет их объект и непосредственное содержание, что, в свою очередь, влечет применение соответствующих методов правового регулирования. 
     Говоря о субъектах общественных отношений, необходимо отметить, что по данному вопросу большинство современных исследователей едины в занимаемых позициях. В частном праве – это преимущественно граждане и юридические лица. Здесь субъектом также может выступать и государство: в этом случае его интересы будут представлять различные государственные органы. При этом в частноправовых отношениях государственная сторона имеет те же права и обязанности, что и другие участники данных правоотношений.
     В публичном праве имеется полностью аналогичный состав действующих субъектов. Однако их участие имеет принципиально иное значение. Так, В.Ф. Яковлев (в связи с обязательным участием государства или его органов власти в публичных правоотношениях) обосновывает точку зрения о имеющимся неравенстве участников административных, финансовых и налоговых отношений, т.к. оно определяется сложившимися отношениями власти и подчинения. Субъекты же частного права, напротив, обычно равны между собой и гораздо более автономны в правовых отношениях [7. С. 152].
     Некоторые особенности правового регулирования относятся исключительно к сфере публичного права, другие же – и к публичным, и к частным отраслям права. В таком случае происходит определенное сужение публично-правовой сферы регулирования, когда некоторым образом расширяется спектр самореализации гражданами своих прав, и когда вместо директивного управления в обществе более активнее действуют хозяйствующие субъекты [5. С. 4]. Ряд известных институтов гражданского права (договоров, ответственности и т.д.) применяется и в публично-правовой сфере.
     При этом общий (единый, аналогичный) состав субъектов в правовых отношениях способствует последующему взаимному проникновению частной и публичной сторон. Так, в зависимости от преобладания в них частных или публичных интересов, частнопубличные правоотношения носят частноправовой или публично-правовой характер.
     Причем особенности характера публично-правовых отношений субъекта зависят, прежде всего, от степени затронутости государственной или общественной стороны, и в каком аспекте она проявляется – власть, управление или самоуправление. В каждом из них граждане и социальные общности участвуют весьма по-разному. Но при этом, в любом случае один из субъектов, обладает властными полномочиями, которые дают ему возможность контролировать публично-правовые отношения, складывающиеся как в системе власти и управления, так и системе самоуправления. 
     Необходимо отметить, что предмет регулирования публичного права охватывает несколько довольно важных понятий: 
  • существующее устройство и функционирование государства; 
  • сложившиеся институты гражданского общества; 
  • базовые элементы правовой системы, правотворчества и правоприменения; 
  • действующий механизм регулирования межгосударственных и государственных отношений; 
  • некоторые юридические режимы и главные приоритеты в социально значимых сферах общественной жизни.
     В частнопубличных правоотношениях большую степень защиты получает, прежде всего, та сторона или тот субъект правовых отношений, кто имеет юридическое значение в большей степени. «Кто располагает отношением со стороны его юридической защиты, тот, в сущности, есть полный распорядитель права» [3. С. 196]. Другими словами, установление, действие и прекращение каких-либо прав, а соответственно, обладание возможностью вступления в различные правоотношения, принадлежит тому субъекту, которому принадлежит и их защита. Но при этом тип такого субъекта определяется также и характером осуществляемой им профессиональной деятельности. Это могут быть отдельные члены гражданского общества, т.е. частные лица (в том числе - предприниматели), или публичные органы, ориентированные на конкретный вид профессиональной деятельности. 
     Поэтому, несмотря на то, что публичными субъектами в основном являются представители органов власти, государство и различные государственные органы нельзя относить исключительно к субъектам публичного права. Государство – это, прежде всего, выразитель совокупности всех общественных интересов, и на основании этого представителей государственной стороны необходимо рассматривать в качестве субъектов частного права (как в частноправовых, так и в публично-правовых отношениях). 
     В рамках внутригосударственных правоотношений государство превалирует (до определенных пределов, во многих случаях – не явных) над отдельной личностью. Но когда, например, государству потребуются какие-либо услуги от лица, сверх его имеющихся публично-правовых обязательств, то тогда оно уже не господствует над гражданином, а вступает с ним в реальные (определенные) договорные отношения, т.е. в этом случае государство является таким же равноправным субъектом частного права, как и физические, и юридические лица.
     Необходимо отметить, что в существующей истории и практике развития частного и публичного права уже существовала иная точка зрения, в соответствии с которой государство рассматривалось исключительно как публично-правовой субъект. В частности, Г.Ф. Шершеневич считал, что как бы не сопоставлялись государство и отдельные лица, всегда отношения, в которых состоит государство, являются публичными, а государство, в свою очередь, не может быть частноправовым субъектом [6. С. 137].
     Важным элементом предмета правового регулирования выступают общественные отношения, играющие весьма значимую системообразующую роль. К тому же отношения, являющиеся предметом регулирования публичным и частным правом, обладают постоянной динамикой. При этом многие сферы жизнедеятельности граждан, регулируемые частным правом, регулируются или могли регулироваться публичным правом, и наоборот. Таким образом, граница между частным и публичным правом всегда определялась характером имеющихся потребностей общества.
     Если проанализировать применяемые подходы к разграничению публичного и частного права, то можно увидеть, что в основе всего лежат именно интересы. Непосредственно потребность представляет собой сущность интереса. Общественные отношения, их субъектный состав, предмет правового регулирования, который формируется в контексте указанных общественных отношений, являются производными от первичного явления – интереса, который служит неотъемлемым элементом системы любых отношений, их движущей силой. Именно интерес как общесоциальная категория позволяет, в конечном итоге, определить направленность права, его характер (публичный или частный).
     Говоря об интересе как критерии разграничения права на публичное и частное, необходимо отметить следующее. Данный подход был выработан в период расцвета римского частного права и обоснован, в частности, Ульпианом. Основная идея такого подхода определялась тем, что публичное право оказалось тесно связанным с положениями римского государства, а частное право – с пользой отдельных частных лиц. Другими словами, публичное право – это то право, которое подразумевает интересы, прежде всего, государства, а частное право – право регламентирующее интересы отдельного индивида.
     Представления о том, что только интерес является основным критерием разграничения права на публичное и частное, получило свое последующее развитие в концепции, устанавливающей такое разграничение в зависимости от критерия защиты интереса. Этот подход служит вариацией вышеуказанного первого подхода. 
     Его суть сводится к тому, что если нарушенное право подлежит защите исключительно по инициативе государства, в том числе, помимо воли частного лица, права которого оказались нарушенными или оспоренными, то мы имеем дело с областью регулирования публичного права. Если же защита права осуществляется по требованию лица, право которого было нарушено, то такое субъективное право определяется нормами частного права [1. С. 78].
     Однако данный критерий не был теоретически обоснован, т.к. по своему содержанию он не совпадает с основными законодательными принципами правового регулирования отдельных общественных отношений.
     Наряду с выше обозначенными подходами в праве часто используется метод правового регулирования, как критерий разграничения права на публичное и частное. Данный подход заключается в том, что основное содержание публичного права составляет прием юридической централизации (так называемый метод субординации), а сущность гражданского (как частного) права – прием юридической децентрализации (так называемый метод диспозитивности) [1. С. 79].
     Необходимо согласиться с позицией, что не метод правового регулирования определяет предмет исследования, а напротив, предмет исследования предполагает применение к его исследованию определенного инструментария. Иначе складывается ошибочное представление о направленности взаимосвязи между методом и предметом правового регулирования. Именно такой предмет правового регулирования как общественные отношения, на которые направлено воздействие правовых норм, предопределяет и обусловливает и субъектный состав, а также, соответственно, интересы лиц-участников, и выбор метода, отвечающего по своим функциональным характеристикам заявленной категории интересов субъектов правоотношений [1. С. 79].
     Кроме этого, целесообразно отметить, что в настоящее время более обоснованным будет исследование указанного критерия с точки зрения дополнения к уже существующему основному критерию – предмету или объекту правового регулирования. Однако предмет и метод правового регулирования являются главным основанием для выделения отдельных отраслей права, а не деления права на публичное и частное (особенно, если принять во внимание ранее выдвинутый тезис о том, что публичное и частное право представляют собой не совершенно отдельные отрасли права, а равнозначные элементы правовой системы, которые дают возможность обеспечить охрану и защиту интересов всех субъектов общества, вовлеченных в процесс правового регулирования). 
     Более того, подход, отождествляющий частное и гражданское право, представляется не вполне корректным. Так, использование такого подхода неизбежно усложняет понимание того, к примеру, нормы какого (частного или публичного) составляют конституционно-правовые нормы, опосредующие право частной собственности и законодательные гарантии такого права: процессуальные нормы; нормы Гражданского кодекса Кыргызской Республики, устанавливающие обязанности субъектов гражданско-правовых отношений перед государством (например, по регистрации прав на недвижимость); запрещающие нормы Гражданского кодекса Кыргызской Республики; нормы Гражданского кодекса Кыргызской Республики, устанавливающие основания и последствия признания сделок недействительными и т.д.
     Мы полностью разделяем мнение о том, что именно интерес как правовая категория является основным и единственно верным критерием разграничения права на публичное и частное. При издании нормы права законодатель всегда предполагает, что такая норма обеспечит охрану определенных интересов. Механизм реализации этого интереса предопределяется имеющимся способом правового регулирования. 
     В частности, в правоотношениях активного типа, которые формируются на основании обязывающих норм, совершение определенных действий обязанным лицом приводит непосредственно к удовлетворению интересов управомоченного субъекта. А в правоотношениях пассивного типа, которые складываются на основании управомочивающих и запрещающих норм, на лиц возлагается обязанность воздерживаться от совершения конкретных действий, и это создает надлежащие условия для того, чтобы управомоченные лица могли удовлетворить свои существующие интересы за счет данной им возможности. В охранительных правоотношениях, которые базируются на охранительных нормах, претерпевание правонарушителем применяемых к нему мер государственно-принудительного воздействия (санкций), рассматривается как определенного рода юридическая обязанность. 
     Поэтому, для того, чтобы выяснить, интерес какого именно субъекта отражает норма права, следует рассмотреть вид правоотношения и соответствующий ему способ правового регулирования.
     Следовательно, частное право можно быть определено как совокупность некоторых норм, регламентирующих общественные отношения, в которых реализуется частный интерес либо имеется необходимость для его охраны. Публичное право представляет собой совокупность норм, регламентирующих общественные отношения, в которых реализуется публичный интерес, либо возникает соответствующая необходимость для их охраны.
Литература: 
[1] Кравченко О.Ю. Публичные и частные интересы в праве: политико-правовое исследование: Дис. … канд. юрид. наук. Казань, 2004.
[2] Курбатов А.Я. Сочетание частных и публичных интересов при правовом регулировании предпринимательской деятельности. М.: АО «Центр ЮрИнфоР», 2001. 
[3] Муромцев С. Определение и основное разделение права. М., 1879. 
[4] Сатонина К.А. Публичное и частное право: вопросы теории и практики (становление и развитие в условиях правовой системы Российской Федерации): дис. … канд. юрид. наук. Уфа, 2005. 
[5] Тихомиров Ю.А. Публичное право: падения и взлеты. М., 1996. 
[6] Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. Лекции. М., 1911. 
[7] Яковлев В.Ф. Россия: экономика, гражданское право (вопросы теории и практики). М.: РИЦ ИСПИ РАН, 2000.
Заголовок En: 

Relation between Private and Public Law in Regulation of Social Relations

Ключевые слова En: 

private law, public law, legal regulation, legal relationship, interest, subjects of law, public relations.