Методы исследования ресурсного потенциала: геоэкономический вектор

Номер журнала:

Автор: 
Краткая информация об авторах: 

кандидат экономических наук, доцент кафедра «мировая экономика и международный бизнес» Финансового университета при Правительстве Российской Федерации

Аннотация: 

Автором предлагаются отдельные показатели для использования в экономическом анализе. Приводится формула уровня ресурсопотенциала. В качестве примера дается расчет уровня ресурсопотенциала медной руды по странам и расчет динамического изменения уровня ресурсопотенциала России по меди. Развивается определение понятий моноресурс, полиэкономика, введенных в научный обиход автором. Автор вводит в инструментарий статистических измерений показатель, характеризующий мобильность материальных ресурсов. Автором даются рекомендации по использованию показателей в управлении различного уровня.

Ключевые слова: 

ресурсный потенциал, уровень ресурсопотенциала, моноресурс, полиэкономика, анализ ресурсного потенциала, мобильность материальных ресурсов, коэффициент мобильности ресурсов, ресурс, транспортно-коммуникационный ресурс.

     Выход той или иной страны на передовые позиции в международных экономических отношениях, существенное поднятие ее статуса и влияния на мировой арене служат мощнейшим стимулом и мотивацией к мобилизации как традиционных видов ресурсов (уже освоенных и задействованных в воспроизводственный оборот), так и, в большей степени, к формированию целого класса новейших ресурсных статей. В современной ситуации, когда идет интенсивное формирование новых полюсов мирового развития это условие становится по своей значимости во многом определяющим. При этом возникает потребность в оценке состояния ресурсов на определенный момент времени и тенденции их изменения, а также, немаловажным представляется разработка подходов к анализу мобильности материальных ресурсов в современной мировой экономике. Исходя из природы геоэкономики, ресурс предстает в качестве многообразной многофакторной составляющей мирового развития. Ресурсные связи в глобальной экономике обернулись в подпространственную форму глобализационной системы, методом познания которой стал геогенезис – пространственно-философская методология осознания, восприятия и отображения мира.

     Попытка создания инструментария для описания модели ресурсной среды была предпринята в научной монографии «Ресурс: Новое прочтение и геоэкономическое измерение экспортного потенциала» [1]. На примере сырьевого ресурса были рассмотрены показатели ресурсоконкурентоспособности и ресурсообеспеченности. Данные показатели относятся к, так называемой, категории относительных показателей структуры. Они представляют собой отношение размеров части и целого. Помимо относительных показателей структуры выделяют относительные показатели интенсивности, относительные показатели сравнения и относительные показатели динамики [2].

     Одним из таких показателей может быть уровень ресурсопотенциала. В общем случае уровень ресурсопотенциала рассчитывается как отношение расчетного количества резерва ресурса к количеству использованного ресурса за определенный промежуток времени. Наиболее наглядно уровень ресурсопотенциала описывает сырьевой ресурс. Под расчетным количеством ресурса здесь понимается доказанный резерв запасов, а под количеством использованного ресурса – ресурс произведенный (добытый).

     Под объектом, описываемым уровнем ресурсопотенциала выступает рыночная среда или географический сегмент разного уровня. Им может быть как отдельная страна или ее регион, так и региональная интеграционная система или укрупненный регион (континент, часть света).

     Уровень ресурсопотенциала объекта может быть представлен в виде формулы:

                                                      ,                                                        (1)

где kRP        – уровень ресурсопотенциала отдельного объекта системы (страны),

RRi        – доказанный резерв запасов,

RPi        – произведенный (добытый) ресурс за определенный период
времени.

     Экономическая сущность показателя уровня ресурсопотенциала в фиксированной временной точке заключается в определении временного периода в течении которого объект (страна) будет располагать имеющимся в запасе ресурсом. Как правило, базисным периодом считается год. Соответственно, рассчитывая уровень ресурсопотенциала, определяется количество лет, в течение которого объект будет располагать (страна обеспечена) ресурсом при условном стабильном уровне производства (добычи) и неизменным доказанным резервом.

     Уровень ресурсопотенциала применяется в анализе как сравнительный показатель. Сравнение уровней ресурсопотенциала нескольких объектов иллюстрирует степень их обеспеченность ресурсами относительно друг друга. То есть, чем выше уровень ресурсопотенциала объекта, тем выше его обеспеченность ресурсами на перспективу.

     В качестве примера рассмотрим расчет уровня ресурсопотенциала стран-лидеров в добычи меди, приведенный в таблице 1.

Таблица 1

Расчет уровня ресурсопотенциала медной руды (по содержанию меди)
по состоянию на 2015 год

Страны

Резервы
(тыс. тонн)

Добыча
(тыс. тонн)

Уровень ресурсопотенциала

Ранг по

резерву

добыче

уровню ресурсопотенциала

Австралия

88000

960

91,7

2

6

1

Мексика

46000

550

83,6

4

10

2

Перу

82000

1600

51,3

3

3

3

Россия

30000

740

40,5

7

7

4

Чили

210000

5700

36,8

1

1

5

США

33000

1250

26,4

5

4

7

Китай

30000

1750

17,1

6

2

9

Прочие страны

201000

6185

-

-

-

-

Всего мир

720000

18735

38,4

-

-

-

Источник: Составлена автором по данным Mineral Commodity Summaries 2016, U.S. Geological Survey. URL: http://minerals.usgs.gov/minerals/pubs/mcs/2016/mcs2016.pdf . – p. 54.

     Как видно из таблицы 1 лидером по уровню ресурсопотенциала является Австралия, которая поддерживает сбалансированный подход к использованию такого природного сырьевого ресурса как медь. Имея вторые по уровню запасы меди, Австралия по ее добыче удерживает лишь шестое место. Уровень ресурсопотенциала Австралии по меди свидетельствует о том, что при сохранении политики в отношении добычи ресурса, а также, при прочих равных условиях, запасов меди Австралии хватит более чем на 90 лет. В то же время, являющаяся лидером по запасам Чили обеспечивает себя медью на 36 лет. Сравнительное исследование динамического ряда уровня ресурсопотенциала позволяет определить изменяющиеся позиции страны по обеспеченности ресурсами. Сравнительный и динамический анализ в совокупности дает почву для разработки и принятия государственных решений, направленных на поддержание положительных тенденций в обеспеченности ресурсами и исправление тенденций отрицательных.

     На примере Российской Федерации рассмотрим динамическое изменение уровня ресурсопотенциала меди за последние 9 лет в таблице 2.

Таблица 2

Расчет уровня ресурсопотенциала России по медной руде (по содержанию меди)
за 2006-2015 годы

Годы

Резервы
(тыс. тонн)

Добыча
(тыс. тонн)

Уровень ресурсопотенциала

2006

20000

720

27,8

2007

20000

730

27,4

2008

20000

750

26,7

2009

20000

750

26,7

2010

30000

750

40,0

2011

30000

710

42,3

2012

30000

720

41,7

2013

30000

930

32,3

2014

30000

850

35,3

2015

30000

740

40,5

 

Источник: Составлена автором по данным U.S. Geological Survey. URL: http://minerals.usgs.gov/minerals/pubs/commodity/copper/index.html#mcs.

 

     Из таблицы следует, что уровень потенциала России по меди резко вырос шесть лет назад в связи с увеличением доказанных резервов, и из-за относительно стабильного уровня добычи последние годы колеблется в районе 40 лет.

     Для перспективного анализа следует сделать корректировку показателей, используемых при расчете уровня ресурсопотенциала на ожидаемые темпы роста (падения). Вносимые в формулу показатели будут корректироваться на темпы их роста (падения).

                                                  ,                                                     (2)

Где tr – коэффициент темпа роста (падения) в значении доказанных
резервов,

tp       – коэффициент темпа роста (падения) в производстве (добыче)
ресурса.

     Для целей сопоставимости показателей в формулах используются натуральные измерители.

     Коэффициент темпа роста может быть и больше нуля, и меньше нуля. В первом случае это свидетельствует о росте показателя, во втором – о падении.

     Как правило, сырьевой ресурс считается невозобновляемым и ему присуща исчерпаемость. Происходящая постоянная добыча в таком случае очевидно приводит к уменьшению резервов. Поэтому наиболее вероятным трендом показателя доказанных резервов кажется его снижение (то есть, коэффициент >1).

     Однако практически невозобновляемость ресурсов заставляет промышленные субъекты искать новые месторождения, обнаруживать дополнительные запасы в разрабатываемых месторождениях. Применение новых технологий геологоразведки, также, дает прирост в доказанных резервах.

     Имея несколько показателей уровня ресурсопотенциала можно построить динамический ряд, с помощью которого анализируются показатели по времени.

     Каждый динамический ряд можно рассматривать как некую совокупность нескольких (n) меняющихся во времени показателей, которые можно обобщить в виде средних величин. Такие обобщенные (средние) показатели особенно необходимы при сравнении динамики изменений того или иного показателя ВЭД в разные периоды, в разных странах и т.д. Динамический ряд показателя уровня ресурсопотенциала представляется равномерным моментным. Соответственно при определении среднего уровня ряда применяется средняя хронологическая простая.

                                               (3)

     На основании расчетов, проведенных в таблице 2 средний уровень динамического ряда уровня ресурсопотенциала России по меди за последние 9 лет составит 34 года.

     Раскрывая сущность показателей оценки товарных потоков следует прокомментировать термин «ресурсное проклятие», прочно вошедший в научный лексикон экономистов с середины 90-х годов прошлого века. Ресурсным проклятием называется прослеживающаяся тенденция, когда страны, обладающие значительными запасами природных ресурсов, отстают в своем экономическом развитии от стран с незначительными их запасами или с запасами, которые отсутствуют вовсе. В более узком смысле – это обратная зависимость размеров природных богатств страны и темпов роста ее экономики. Попробуем ответить на вопрос: так ли страшно это «проклятие»? И стоит ли увязывать это понятие с ситуацией в России? Практика мирового развития показывает, что многие ныне, считающиеся развитыми экономики успешно прошли путь от экономики сырьевой до экономики с преобладающим высокотехнологическим производством обрабатывающей и инновационной промышленности.

     Агентство 24/7 Wall St. в 2012 году опубликовало результаты исследования в котором был сформирован список из 10 самых богатых природными ресурсами стран [6]. Основные показатели сгруппированы нами в таблицу 3.

Таблица 3

Десять стран с самыми богатыми природными ресурсами
(оценка запасов в трлн. долл. США)

Место

Страна

Общая стоимость ресурсов

Запасы нефти

Запасы природного газа

Запасы древесины

1

Россия

75,7

7,08

19,0

28,4

2

США

45,0

Не в топ 10

3,1

10,9

3

Саудовская Аравия

34,4

31,5

2,9

Не в топ 10

4

Канада

33,2

21,0

Не в топ 10

11,3

5

Иран

27,3

16,1

11,2

Не в топ 10

6

Китай

23,0

Не в топ 10

Не в топ 10

6,5

7

Бразилия

21,8

Не в топ 10

Не в топ 10

17,5

8

Австралия

19,9

Не в топ 10

Не в топ 10

5,3

9

Ирак

15,9

13,6

1,3

Не в топ 10

10

Венесуэла

14,3

11,7

1,9

Не в топ 10

Источник: Составлена автором по данным агентства 24/7 Wall St.

     В результате сравнения размеров валового внутреннего продукта (ВВП) указанных в таблице 3 стран, а также темпов роста их ВВП, следует отметить, что связь между общими природными богатствами с вышеуказанными показателями не прослеживается.

     Если же говорить о ресурсном проклятии, то следует уточнить, что речь идет о, так называемом, моноресурсном проклятии. Например, к странам, имеющим наибольший удельный вес в мировых запасах ресурсов (медь, алмазы, железная руда, никель, газ, нефть, алюминиевое сырье) к началу 2015 года относятся: Австралия, Ботсвана, Бразилия, Венесуэла, Иран, Китай, Новая Каледония, Россия, Саудовская Аравия, Чили. Вместе с тем, каким образом распределяется удельный вес сырьевых товаров в экспорте стран показано в таблице 4.

Таблица 4

Удельный вес сырьевых товаров в экспорте стран (2014 г.)

 

Нефть

Природный газ

Алюминиевое сырье

Железная руда

Золото

Медная руда

Ангола

96%

 

 

 

 

 

Боливия

 

45%

 

 

 

 

Бруней

42%

50%

 

 

 

 

Буркина-Фасо

 

 

 

 

55%

 

Венесуэла

76%

 

 

 

 

 

Габон

81%

 

 

 

 

 

Гайана

 

 

 

 

43%

 

Ирак

99%

 

 

 

 

 

Иран

73%

 

 

 

 

 

Йемен

33%

48%

 

 

 

 

Казахстан

58%

 

 

 

 

 

Камерун

45%

 

 

 

 

 

Катар

27%

58%

 

 

 

 

Киргизия

 

 

 

 

41,0%

 

Колумбия

45%

 

 

 

 

 

Конго

65%

 

 

 

 

 

Кувейт

66%

 

 

 

 

 

Ливия

78%

 

 

 

 

 

Мавритания

 

 

 

47%

 

 

Мьянма

 

38%

 

 

 

 

Нигерия

74%

 

 

 

 

 

Норвегия

30%

29%

 

 

 

 

ОАЭ

46%

 

 

 

 

 

Оман

63%

 

 

 

 

 

Россия

35%

 

 

 

 

 

Саудовская Аравия

76%

 

 

 

 

 

Судан

64%

 

 

 

 

 

Суринам

 

 

 

 

37

 

Сьерра-Леоне

 

 

 

65%

 

 

Тимор-Лешти

41%

40%

 

 

 

 

Тринидад и Тобаго

 

41%

 

 

 

 

Туркмения

 

81%

 

 

 

 

Чад

64%

 

 

 

 

 

Эквадор

50%

 

 

 

 

 

Экваториальная Гвинея

68%

26%

 

 

 

 

Эритрея

 

 

 

 

 

94%

Южный Судан

100%

 

 

 

 

 

Источник: Составлена автором по данным https://atlas.media.mit.edu/

     В этой таблице сгруппированы страны, имеющий наибольший удельный вес какого-либо товара в экспортной части своей внешней торговли.

     Здесь, уже заметен явный перевес стран, которые следует причислять к развивающимся, и по их экономическому развитию видно, что перспектив вырваться из сырьевой зависимости у них немного. Основная проблема это отсутствие предпосылок к развитию такой характеристики экономической системы, которую предлагается назвать полиэкономика, то есть экономика, не ориентированная на один ресурс, а развивающая различные производственные направления. Другой проблемой становится отсутствие инновационных решений в экономике. Нельзя сбрасывать со счетов и нестабильную политическую обстановку, в которой существуют такие страны, где за доступ к распределению ренты от добычи полезных ископаемых идет борьба за власть, иногда переходящая даже в гражданскую войну, от которой страдает экономика страны и человеческий капитал.

     С другой стороны наличие в данном перечне таких стран, как, например, Норвегия, свидетельствует, что возможно стать развитой страной и при наличии зависимости от моноресурса. Под этим термином мы предлагаем понимать ресурс, который довлеет над экономической (общественной) жизнью страны. Но для ситуации с Норвегией, даже применение понятия зависимости от моноресурса не совсем корректно. Норвегия, имея значительный удельный вес сырьевого фактора в экономике, тем не менее, сумела создать задел для инновационной экономики, занимая лидирующие позиции, например в машиностроении для, все того же, нефтегазового комплекса, в химической промышленности, в цветной металлургии. В частности Норвегия занимает первое место в Западной Европе по производству алюминия.

     Как видно, из таблицы 4 в России по сравнению с другими странами не самая высокая доля в экспорте, которую занимает моноресурс. То есть, имеются и другие основания говорить о новых возможностях для России в сфере приложения «ресурсных сил». В первую очередь, это должны быть решительные управленческие ходы на государственном уровне, способствующие поощрению предпринимательской деятельности сначала в областях смежных с нефтегазовым сектором, несомненно являющимся локомотивом экономики России в настоящее время. Такими направлениями может быть продолжение взвешенной налоговой политики, работа в банковском секторе для создания удобной финансовой среды.

     Еще одним из ключевых моментов подхода к формированию ресурсной стратегии оперирования на геоэкономическом атласе мира наряду с анализом показателей оценки товарных потоков является внимание к организации движения ресурсов в мирохозяйственных связях.

     В настоящей статье мы сделаем попытку ввести в инструментарий статистических измерений показатель, характеризующий мобильность материальных ресурсов.

     Любой материальный ресурс проецируется на транспортно-коммуникационный ресурс, который способствует движению ресурсов (ресурсодвижению). Здесь уместно дать определение транспортно-коммуникационного ресурса как научной категории.

     Транспортно-коммуникационный ресурс (Transport and communication resource) – 1) есть стратегически значимый фактор географического типа, предопределяющий роль и место территории в реализации инфраструктурных транспортно-коммуникационных проектов; 2) один из мощных рычагов выхода субъектов мирохозяйственного общения на глобальный статусный уровень; 3) фактор, влияющий на социально-экономический климат локальных территориальных систем (регионов, областей, стран, и т.д.); 4) мобилизующий фактор структурного преобразования посредством участия в продвижении мировых товарных потоков и выступающий как неотъемлемое звено в транспортно-коммуникационной интернационализированной кластерной цепи.

      В первом приближении коэффициент мобильности ресурса можно рассчитать как отношение количества ресурса в абсолютном натуральном показателе к плотности транспортной сети. Здесь мы особо оговоримся, что речь идет об использовании одного вида транспорта. При этом в силу различных характеристик сети, в первую очередь, пропускной способности, длина транспортных сетей разного вида при расчете плотности должна быть приведена к единому эквиваленту, например, к длине железнодорожных путей. Сравнительный анализ коэффициентов потенциальной мобильности ресурса отдельных территориальных образований возможно использовать при выборе места размещения производства, снабжаемого анализируемым ресурсом.

     Современный мир движется к поиску новых форм достижения баланса интересов участников мирообщения в сфере доступа и использования ресурсов как для национального, так и регионального, глобального развития. Применение предлагаемого инструментария для анализа ресурсного потенциала позволяет разработать оптимальные управленческие ходы, способствующие решению социально-экономических задач страны, регионов.

Литература: 
[1] Орлова Н.Л. Ресурс: Новое прочтение и геоэкономическое измерение экспортного потенциала. Научная монография. М.: Дашков и К, 2016.
[2] Сельцовский В.Л. Статистика внешней торговли. М.: ИМЭС, 2011.
[3] BP Statistical Review of World Energy // 2016, BP p.l.c. URL: http://www.bp.com/content/dam/bp/pdf/energy-economics/statistical-review...
[4] Mineral Commodity Summaries. U.S. Geological Survey // 2016, U.S. Department of the Interior. URL: http://minerals.usgs.gov/minerals/pubs/mcs/2016/mcs2016.pdf .
[5] The Observatory of Economic Complexity // URL: https://atlas.media.mit.edu
[6] The World’s Most Resource-Rich Countries // 2016, 24/7 Wall St. URL: http://247wallst.com/special-report/2012/04/18/the-worlds-most-resource-...
Аннотация En: 

Author offers some indicators to be used in the economic analysis. He gives formula of the level of the resource potential. As an example, author shows the calculation of the level of copper resource potential by the countries and the calculation of the dynamic changes in the level of resource potential of copper in Russia. Article develops certain concepts as mono resource, poly economy, introduced by the author in scientific use. Author introduces tools of the statistical measurement indicator of the mobility of material resources. Author provides recommendations on the use of indicators in the management of different levels.