Профессиональное мотивированное суждение как основа квалифицированного подхода к антикризисному регулированию банковской деятельности

Номер журнала:

Краткая информация об авторах: 
Заслуженный работник науки и образования, действительный член РАЕН, кандидат экономических наук, доцент, председатель Третейского арбитража научно-образовательной сферы
Аннотация: 
Статья посвящена всестороннему анализу понятия профессионального мотивированного суждения, применяемого регулятором (Банком России) в отношении кредитных организаций. Данное понятие (категория) рассматривается с различных точек зрения: как подход, используемый в международной банковской практике, как институт банковского надзора, как оценка, присваемая Банком России кредитной организации на основании анализа многочисленных финансовых параметров деятельности последней, структуры собственности, принимаемых рисков, достоверности отчетности, а также объективных экономических показателей. В статье рассматриваются также основные направления банковского надзора, в которых присутствуют элементы профессионального мотивированного суждения, а также цели его вынесения.
Ключевые слова: 

профессиональное мотивированное суждение, банковский надзор, финансовая устойчивость кредитной организации, Банк России, регулятор, макроэкономическая среда, объективные экономические факторы, финансовые параметры, финансовая отчетность, банковские операции, банковские риски, инспектирование, проверка.

     Качественные прилагательные «профессиональное» и «мотивированное», используемые применительно к существительному «суждение», то есть «оценка», «умозаключение» и т.д. в ряде современных источников специализированной информации (экономических, юридических) используются как синонимы; под час одно из них указывается в скобках после другого. Но верно ли это? Смеем утверждать, что любой орган контроля и надзора, наделенный соответствующими распорядительными и властными полномочиями должен, обязан прежде всего строго «отбирать» тех, в чьи руки будут переданы функции по реализации этих полномочий. Определенный оптимизм вселяет принятый недавно Федеральный закон от 03.07.2016 г. № 238-ФЗ «О независимой оценке квалификации», который в совокупности с иными государственными правовыми актами, регламентирующими профессиональные качества и характеристики конкретных должностных лиц, исполняющих, в том числе, контрольно – надзорные функции, должен, как полагали разработчики, поставить столь необходимый заслон перед некомпетентными контролерами и ревизорами, прикрывающими в ряде случаев собственный непрофессионализм умозрительными «мотивами», приводящими к принятию ошибочных управленческих решений в целом.
     Исторически сложившаяся система банковского надзора и инспектирования в России более всего настроена на контроль за соблюдением коммерческими банками установленных в соответствии с требованиями Главы Х Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» числовых значений нормативов. Нормативы, определяющие основные характеристики деятельности банка, несомненно, обладают рядом достоинств с точки зрения надзорной практики. Прежде всего - в отношениях регулятора с банком, поскольку являются своего рода «точкой отсчета», конкретным предметом дискуссии. В ином случае диалог имеет реальную опасность стать беспредметным и не имеющим перспектив завершения с конструктивным итогом.
     Между тем любой принцип, возведенный в абсолют, превращается в свою противоположность. Так нормативы нередко становятся капканом, в который попадает сам надзорный орган. Придавая нормативам юридическую силу, надзорный орган впредь, до изменения нормативов, оказывается обязанным им следовать, даже если становится очевидно, что время прошло и применение данного норматива (или его числового значения) нецелесообразно. 
     Устанавливаемые Банком России в законодательном порядке обязательные для кредитных организаций правила проведения банковских операций, бухгалтерского учета и отчетности, правила составления и представления бухгалтерской (финансовой) и статистической отчетности, а также другой информации, равно как и устанавливаемые им требования к системам управления рисками и капиталом, внутреннего контроля кредитных организаций, в банковских группах, а также квалификационные требования к руководителю службы управления рисками, руководителю службы внутреннего аудита, руководителю службы внутреннего контроля кредитных организаций, головной кредитной организации банковской группы также не могут считаться универсальным рецептом, хотя значительно облегчают понимание руководством кредитных организаций смысла и сути предъявляемых им требований.
     Особенно болезненно ситуация несправедливого, непрофессионального мотивирования проявляется не на системном уровне, а в отношении конкретного банка. Ведь даже в том случае, когда регулятор видит, что нарушение установленного норматива обосновано конкретной обстановкой и не сопряжено с чрезмерным риском, он не вправе нарушить положение, закрепленное в нормативном документе. Введение в практику профессионального мотивированного суждения позволяет разорвать этот круг.
     Профессиональное мотивированное суждение требует высочайшего профессионализма. В этой связи вполне обоснованным выглядит определение профессионального суждения как заключительного вывода, сделанного специалистом в конкретной области (профессионалом) или их группой на основе анализа профессиональной проблемы, не имеющей стандартного решения (1) [20].
     Современному банку для выполнения своей миссии и сохранения устойчивости необходимо обладать гибкостью в реализации политики и высокой степенью адаптивности. Такие требования времени вступают в известное противоречие со сложившейся практикой надзора за деятельностью банков. Жесткие подходы, доминирующие в надзорной практике, сковывают деятельность банков, существенно ограничивая их возможности для развития. 
     В соответствии с изменившимися условиями функционирования банков суть изменений надзора руководством Банка России определяется как «смещение фокуса с формальной оценки количественных параметров на глубокую, качественную и своевременную диагностику». В этой связи ключевым становится профессиональное (профессиональное мотивированное) суждение при оценке финансового состояния банка, а главное перспектив его развития. 
     Профессиональное мотивированное суждение основывается на анализе данных официальной отчетности и иных документов конкретного банка с учетом его рыночных позиций, индивидуализирующее подход к оценке финансовой устойчивости. Профессиональное мотивированное суждение является заключительной и одновременно дополнительной оценкой способности банка успешно функционировать в сложившихся условиях и противостоять рискам. 
     В настоящее время Банк России осуществляет переход от контроля за формальным соблюдением надзорных требований к принципам содержательного надзора, от пооперационного контроля к контролю над проведением банком политики, обеспечивающей его устойчивость в перспективе [16. C. 1]. В процессе осуществления своих функций надзорному органу при разработке методологического и правового обеспечения нередко приходится делать выбор между формальной и содержательной составляющей своего инструментария. 
     Переход от формальных к содержательным методам банковского надзора в практическом плане инспектирование предусматривает оценку деятельности кредитных организаций исходя из реальной оценки рисков банковской деятельности с позиций их влияния на устойчивость кредитных организаций (профессиональное мотивированное суждение). 
     «Повышение эффективности надзора и его укрепление - это синонимы» – писал в свое время бывший Директор департамента банковского регулирования и надзора Банка России, а в настоящее время – советник Председателя Банка России А.Ю. Симановский и уточнял, что речь идет о сути, а не о бюрократической составляющей. Содержательность надзора обеспечивает гибкость в действиях регулятора «по ситуации». Требование устойчивости банковской системы все более привязывается к конкретной экономической обстановке (окружающей макроэкономической среде), способности банков выполнять присущие им хозяйственные функции в тех объемах и в том качестве, которые востребованы здесь и сейчас.
     Профессиональное мотивированное суждение необходимо. Однако ни в коем случае нельзя допускать, чтобы именно эти, профессионально сформулированные суждения были достаточным основанием для принятия мер воздействия [5] [17. C. 35, 48-51] [18. C. 20-28]. Банки должны быть защищены от наделения проверяющих неограниченными полномочиями по проверке всего и всех на свой лад. Выходом из двусмысленной ситуации может и должна быть институционализация профессионального мотивированного суждения.
     Банковский надзор традиционно надзор базируется на нормах, детально регламентирующих отдельные аспекты и операции деятельности банка с использованием формализованных критериев. Более того - это без преувеличения предмет особой гордости регулятора. Все совершенствование форм и методов надзора укладывалось в русло дальнейшей детализации и конкретизации норм. В течение длительного времени консервативность с точки зрения операций и технологий банковского дела соответствовала такому типу регулирования. 
     Однако ситуация резко изменилась: в банковское дело внедрились новые технологии, преобразившие как набор банковского инструментария, так и скорости их осуществления. Добавилась также и проблема глобализации бизнеса. В результате система надзора на основе детализированной, но негибкой системы жестко установленных норм вошла в противоречие с быстроменяющейся и с трудом поддающейся типологизации (на основе которой разрабатываются нормативы) практикой.
     В современных условиях, учитывая слияние банковского сектора и рынка ценных бумаг, мегарегулятору пришлось согласиться с постулатом о том, что контроль не может быть стопроцентным (что вовсе не означает, что его не должно быть: вопрос «что» и «в какой степени» контролировать). Более того, нередко бывает, что чем жестче формальный контроль, тем ниже его эффективность и тем более он далек от целей развития экономики. Как следствие, вместо стимулирующего эффекта он оказывает сдерживающее воздействие. Когда речь идет о банках, такая политика несовместима с главной целью – обеспечением устойчивости. Банку для достижения действительной устойчивости необходимо постоянное развитие, постоянное и эффективное осуществление как активных, так и пассивных операций. Зарегулированный банк лишен такой возможности. 
     Бесперспективность данного направления в развитии надзора заключается даже не в том, что неизбежно снижается эффективность надзора, а в том, что вследствие зарегулированности банковской деятельности снижается эффективность участия кредитных организаций в экономическом процессе [19]. В конечном итоге такие действия регулятора подрывают перспективы развития банков. Вследствие регулирования на основе жестко установленных норм, которые не в состоянии оперативно меняться, сдерживается рыночная активность банков, их позитивная составляющая в развитии экономики, что давно и многократно подтверждено мировой практикой.
     Таким образом, в современной надзорной практике вместо жестких норм на первый план выходят содержательные подходы, облекаемые в форму концептуальных идей и принципов [4. C. 77-78]. Изменения в указанных сферах можно определить как перенос акцента с формы на содержание и переход от регулирования, базирующегося на правилах (rule-based), к регулированию, базирующемуся на принципах (principle-based). Существенный характер указанных изменений позволяет говорить о появлении новой парадигмы регулирования, которую можно обозначить как стратегическое доминирование содержательных концепций и принципов. Это в полной мере соответствует Принципам Базеля II и, в частности, Второму основополагающему принципу «Надзорный контроль» [1. C. 202-203].
     Ограниченность надзорной практики, ориентирующейся лишь на неукоснительное соблюдение норм, обусловлена двумя основными обстоятельствами. Первое состоит в ограниченности самого регулирования рамками ситуаций, предусмотренных нормами. Любая нестандартная ситуация, не отраженная в нормах, остается вне регулирования, даже если очевидно требуется решение. Каждая ставшая ординарной ситуация требует специального закрепления в правилах, что сопряжено с определенной процедурой обычно достаточно длительной и трудоемкой. До закрепления в правилах ситуация не может быть урегулирована. Да и потом, после закрепления критериев того или иного оценочного суждения неоднократно будет повторяться, что суждение не может быть абсолютно объективным по своей сути, а, следовательно, для некоторой группы лиц, пусть даже и совершенно не зависимых от содержания, оно всегда будет плохим.
     В условиях бурного расширения банковской деятельности, банковских инструментов, типов сделок и операций по обслуживанию клиента, эффективность регулирования, ориентированного на детальную регламентацию, снижается. Жесткая регламентация, не допуская отступлений от буквы норм, часто препятствует принятию содержательно верных решений. В результате, с одной стороны, существенно ослабевает потенциал противодействия негативным явлениям хозяйственной практики, с другой, – ограничиваются возможности развития банковской системы. Данный вопрос особенно обострился в России с началом кризиса 2008 г. и, к сожалению, не решен до настоящего времени. 
     Анализируя ситуацию и предпринимаемые антикризисные меры, ряд руководителей финансового сектора неоднократно отмечали необходимость гибкого регулирования требований к банкам с учетом реально складывающейся ситуации на финансовом рынке. Так, выступая на заседании Межрегионального банковского совета при Совете Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, бывший Председатель Совета Федерации, возглавляющий в настоящее время партию «Справедливая Россия» С.М. Миронов отметил, что при разработке четкой антикризисной стратегии экономического развития необходимо выработать «новые локомотивы роста» особенно в инновационной сфере. Он отметил, что в ситуации финансового кризиса зарубежные страны активно минимизируют ставки рефинансирования, в то время как в России они были и остаются крайне высокими. В условиях выраженной стагфляции, наблюдаемой в стране сегодня, подобное недопустимо. О том же говорили и многие участники данного мероприятия [13. C. 4-9]. Таким образом переход к мотивированному, профессиональному суждению позволит избежать многих проблем банковской действительности, складывающихся во взаимоотношениях коммерческих банков с регулятором [2].
     Принципы надзора позволяют усовершенствовать, развить, оптимизировать нормы, сохраняя их как элемент регулятивной системы. Эффективное функционирование системы регулирования, базирующейся на принципах, предполагает развитую культуру содержательного анализа и взвешенных решений. Такая культура при самых благоприятных предпосылках вырабатывается долгими годами, если не десятилетиями. 
     Новую парадигму регулирования следует определить таким образом: от правил к принципам, от принципов к правилам. Представляется, что данная формула передает идею сбалансированного подхода к построению надзора, базирующегося на содержательных началах. Содержательный подход меняет практику надзора глубже, чем просто добавление более гибкой трактовки правил и возможности принятия обоснованных решений за рамками нормативно закрепленных правил. Новые правила должны соответствовать общему генеральному направлению развития, складываться в систему, периодически переоцениваться. Здесь просматривается непосредственная связь с аналитической работой. Создается, своего рода, «конвейер» по модификации и обновлению правил с тем, чтобы они в каждый данный момент в наибольшей степени соответствовали сложившейся ситуации и потребностям надзорной практики.
     Вместе с тем в этой теоретически округленной и бесспорной посылке существует большой изъян с позиций реализации. Прежде всего - для регулятора. Эволюционные перманентные изменения в нормативной базе трудоемки для надзорного органа, постоянно возникают проблемы методологического характера, требующие принятия решения по поводу того: какие изменения существенны, какие следует включать в нормативные документы, а какие уже устарели и должны быть исключены. Для банковского сообщества ситуация также двояка. С одной стороны, оно избавляется от риска революционных потрясений в нормативной области, но с другой - может завязнуть и запутаться в бесконечных поправках и изменениях к существующей нормативной базе.
     На практике, признание принципов надзора краеугольным камнем регулирования одновременно предполагает, что правила должны проходить проверку на соответствие принципам. Они могут считаться адекватными только в случае прохождения такого теста, в то время как правила, не соответствующие принципам, подлежат корректировке или отмене. Но такой подход также не свободен от излишнего академизма. Это тот случай, когда теоретически правильно поставленный вопрос не имеет простого практического решения. Тестирование и обновление правил требует времени и немалых усилий, связанных как с рутиной, так и с инерционностью бюрократической машины, которой в такой ситуации приходится существенным образом перестраиваться. Новый подход преодолевает недостатки традиционного именно в силу того, что ориентирует на содержание процессов и явлений. Вместе с тем несмотря на объективные факторы, обусловливающие изменение философии надзора, в первую очередь у регулятора существует отчетливое понимание недопустимости революционных скачков и преобразований в сложившейся практике.
     Известно, что мировая банковская наука уже не одно столетие ориентируется прежде всего на практику, ее эволюционирование. Теоретические догматы, результаты «лабораторных» исследований сегментов финансового права бесперспективны по своей сути. Очевидно, что финансово – банковские операции всегда ориентированы на будущее, а значит потенциальный риск от них неизбежен.
     По сути своей новое для нас понятие «профессиональное мотивированное суждение» является тождественным понятию «профессиональное суждение», занесенному в Россию «ветром перемен», сформировавшимся в англоговорящих странах, где бухгалтеры «создали культ профессионального суждения» [5] [12]. И, несмотря на значительное количество различного рода академических и научно-практических подходов к данному вопросу [3] [8], в основе мотивированного суждения должен быть, прежде всего, профессионально обоснованный мотив, о чем говорилось выше.
     В нормативных документах Банка России наряду с «профессиональным суждением» используется термин «профессиональное мотивированное суждение». Впервые эти термины появились в 2000 г., когда для оценки финансового состояния кредитных организаций надзорным органом были определены категории и классификационные группы, отнесение к которым «производится территориальным учреждением Банка России на основании мотивированного суждения» [14]. Весьма важным в этой связи является то обстоятельство, что на практике институт мотивированного (профессионального) суждения привносится инспекторами Банка России, осуществляющими проверки кредитных организаций.
     По результатам этих проверок в акте формируется профессиональное мотивированное суждение об общем состоянии кредитной организации или отдельных направлений ее деятельности. Кроме того, при выявлении фактов недостоверности учета и отчетности инспекторами выносится профессиональное мотивированное суждение об их существенности для оценки финансового состояния и перспектив деятельности. Причем мотивированные суждения членов рабочей группы, осуществляющих проверку, могут быть отражены в акте только при достаточном документарном обосновании, т.е. при наличии копий, подтверждающих документы кредитной организации. В противном случае может иметь место ровно обратная реакция на событие – развитие «кризиса доверия»!
     При этом кредитным организациям также предоставлено право на профессиональное мотивированное суждение. Основы этого в российском банковском деле были заложены в Положении Банка России «О порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери» [9], которым определялось, что банковские служащие на основании мотивированного суждения об уровне риска классифицируют соответствующие активы для создания резервов [15. C. 79-92] [21. C. 30].
     Кроме документов о составлении финансовой отчетности кредитными организациями Банком России развита нормативная база для формирования профессиональных суждений служащими коммерческих банков, в частности, в целях: создания резервов на возможные потери по остаткам на определенных балансовых счетах, внебалансовых условных обязательствах кредитного характера, по срочным сделкам и пр.; создания резервов на возможные потери по ссудной и приравненной к ней задолженности; невключения в фонд обязательных резервов определенных обязательств; расчета валютной позиции [6] [10] [11]. Именно на этапе мотивированных оценок деятельности кредитной организации инспекционными подразделениями и возникают «раздоры и споры», так как каждая из сторон приводит собственные аргументы правомерности своих оценок. А они, в свою очередь, оказывают прямое влияние как на внешнюю и деловую репутацию банка, так и на соблюдение им требований финансового законодательства.
     Нередко противоречивость в мотивированных суждениях проявляется при проверках у банков качества активов и полноты резервов, формируемых на возможные потери по ссудам в рамках одной категории их качества. Можно сказать, что при оценке «добротности» кредитов Центральный банк Российской Федерации фактически создает искусственные условия для мотивированного суждения: вместо того, чтобы, например, по сомнительным кредитам (третья категория качества) установить конкретную норму резервных отчислений, допустим 35% суммы основного долга, регулятор с учетом ряда факторов дает банку право выбора в пределах от 21 до 50% [9]. Это расширяет дискуссионное поле, предоставляя возможность требовать от банка установления вместо им обоснованной нормы той, которая вытекает из суждения инспектирующего. Особую тревогу вызывает отсутствие единых критериев, которое приводит к ситуации, когда одинаковые активы коммерческих банков могут быть оценены территориальными учреждениями Банка России по-разному.
     Такое положение таит в себе опасность разрастания субъективного подхода, создающего конфликты и ограничения встречных контраргументов поднадзорного банка. В последние годы в России активно дискутируются мнения по экономической природе и правомочности использования мотивируемого суждения. Многие ведущие эксперты уже давно предлагают законодательно закрепить базовые принципы мотивируемого суждения, его процессуальный режим и возможность оспаривания, а процедуру вынесения самого суждения сделать открытой и гласной [5] [7] [17. C. 35, 48-51] [18. C. 20-28]. Однако очевидно, что для координации профессионального суждения, укрепления системы сдержек и противовесов целесообразно шире использовать легальный механизм публичных экспертиз, нормативных документов, разрабатываемых в сфере банковского надзора.
     Следует отметить, что хотя субъективный взгляд, как и в любом другом деле, при вынесении мотивированного суждения не исключен, но при существующей в Банке России жесткой вертикальной иерархии при принятии решений, адекватность этого суждения, например, мотивированного суждения члена рабочей группы – инспектора инспекционного подразделения Банка России, оценивается еще целым рядом сотрудников и вышестоящих должностных лиц (рис. 1).
     Если говорить об уровне квалификации работников надзорного блока, то в этом направлении Банком России проводятся широкомасштабные мероприятия по повышению их квалификации [5. C. 373-375].
     Круг сторонников содержательного надзора достаточно широк. Привлекает внимание аргумент, высказанный как-то в защиту принципа мотивированного суждения бывшим Председателем Банка России С.М. Игнатьевым, объясняющий, что нельзя построить систему эффективного надзора лишь на основе формальных критериев, поскольку «всегда можно подрисовать отчетность». Этот тезис фактически свидетельствует о несовершенстве механизма выявления приписок. Но если не выяснена их природа и участок деятельности банка, на котором они совершены, то как вообще можно определить тему для мотивированного суждения? Получается, что только произвольно, по выбору инспектирующего…
     Однако данный вопрос гораздо сложнее. Переходы между формальным надзором и содержательным должны соизмеряться с объективной реальностью, потребностями перехода к новым принципам надзора, уверенности в том, что в данных условиях такие изменения действительно приведут к повышению эффективности банков, готовности регулятора и коммерческих банков к таким переменам. Для надзора, эффективного надзорного реагирования, готовность означает принятое регулятором нормативное обеспечение и наличие грамотно обученных кадров.
 
Рис. 1. Одобрение мотивированного суждения по результатам проверки кредитной организации
 
     Для реального перехода к содержательному надзору необходимо предоставление Банку России законодательно закрепленного права оценивать деятельность кредитных организаций и принимать решения относительно банка на основе «профессионального» («мотивированного») суждения об основных показателях его деятельности и финансовой устойчивости (таких как качество капитала, качество его активов, размер обязательств и собственных средств/капитала, рисков), а также качестве его корпоративного управления, контроля за рисками и прозрачности структуры собственности. Это крайне важно в целях антикризисного управления банковским сектором России.
     Нередко возникает и еще один немаловажный вопрос: должно ли вынесение профессиональное мотивированного суждения сопровождаться надзорным реагированием в форме санкций? Аргументы против санкций, нередко обосновываемые специалистами-практиками с различных трибун, на наш взгляд могут привести лишь к анархии и безнаказанности «горе – банкиров» и «горе – банков», а также очередных «бед» для вкладчиков и прочих кредиторов. Вынесение мотивированного суждения по тем или иным негативным эпизодам банковской деятельности может и должно сопровождаться надзорным реагированием в том числе в форме вынесения предписания либо наложения запрета на проведение отдельных операций. Однако мы убеждены, что основанием для отзыва лицензии вынесенное профессиональное мотивированное суждение быть не может. Профессиональное мотивированное суждение должно иметь правовое значение, а значит, соблюдая нормы российского права, должен быть предусмотрен и четко регламентирован механизм обжалования, доступный для оперативного использования проверяемыми. Как следствие, во главу угла должен быть положен принцип транспарентности, а документы проверки и основания для принятия надзорных решений должны быть доступны оспаривающим. Однако, несмотря на указанные нами и многие другие вопросы есть уверенность в том, что профессиональное мотивированное суждение является одним из важнейших шагов в обеспечении финансовой стабильности страны и развитии полноценного банковского надзора в условиях смешанной экономики России. Пресловутая «свобода действий» во взаимоотношениях мегарегулятора и банковского сообщества должна быть регулируемой в целях предотвращения произвольных действий сторон.
 
ПРИМЕЧАНИЯ
(1) Похожее определение в свое время было приведено в работе А.А. Шапошникова и Т.В. Синициной. Есть и другие подходы к данному вопросу, однако, по нашему мнению, именно такой тип определения наиболее полно раскрывает суть данного понятия.
Литература: 
[1] Базель II: документы и комментарии. М.: Бизнес и банки. 2007.
[2] Беляев М.К., Ермаков С.Л. Банковское регулирование в России: от прошлого к будущему. М.: Анкил, 2008.
[3] Богданова Н. Изюминка профессионального суждения // Бухгалтерия и банки. 2005. № 3.
[4] Галкина М.В., Ермаков С.Л., Фролова Е.Е., Ястребов О.А. Экономические и правовые основы функционирования банковского сектора Российской Федерации // Международный журнал экспериментального образования. 2011. № 12.
[5] Ермаков С.Л., Фролова Е.Е. Комплексное антикризисное управление российским банковским сектором как важнейший инструмент экономического регулирования развития страны. Монография. Иркутск: Репроцентр, 2010.
[6] Инструкция Банка России от 15 июля 2005 № 124-И «Об установлении размеров (лимитов) открытых валютных позиций, методике их расчета и особенностях осуществления надзора за их соблюдением кредитными организациями» // СПС «КонсультантПлюс», 2017.
[7] Летунов Г.И., Проскурин А.М. Профессиональное мотивированное суждение в системе банковского надзора // Бизнес и банки. 2007. № 19 (855).
[8] Марданов Р.Х. Совершенствование корпоративного управления и банковского надзора на основе стандартов качества деятельности кредитных организаций // Деньги и кредит. 2005. № 4.
[9] Положение Банка России от 12 апреля 2001 № 137-П «О порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери» // СПС «КонсультантПлюс», 2017.
[10] Положения Банка России от 09 июля 2003 № 283-П «О порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери» // СПС «КонсультантПлюс», 2017.
[11] Положения Банка России от 26 марта 2004 № 254-П «О порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери по ссудам, по ссудной и приравненной к ней задолженности» // СПС «КонсультантПлюс», 2017.
[12] Соколов Я.В., Терентьева Т.О. Профессиональное суждение бухгалтера: итоги минувшего века // Бухгалтерский учет. 2001. № 12. 
[13] Стратегия и тактика выхода из кризиса. Материалы заседания Межрегионального банковского совета при Совете Федерации // Вестник Ассоциации российских банков. 2009. № 5.
[14] Указание Банка России от 31 марта 2000 № 766-У «О критериях определения финансового состояния кредитных организаций» // СПС «КонсультантПлюс», 2017.
[15] Фролова Е.Е., Кармадонова Е.В., Зеленцов А.Б. Обязательные резервные требования Банка России: характеристика и механизмы действия // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Юридические науки. 2015. № 2. 
[16] Фролова Е.Е. Риск-ориентированный подход в формировании организацией политики управления рисками // Правозащитник. 2016. № 2. 
[17] Фролова Е.Е., Кармадонова Е.В. Категория «профессиональное мотивированное суждение» в банковском праве // Модернизация. Инновации. Развитие. 2013. № 16.
[18] Фролова Е.Е., Кармадонова Е.В. Институт профессионального мотивированного суждения: тенденции дальнейшего развития и место в системе банковского права и законодательства // Модернизация. Инновации. Развитие. 2014. № 20.
[19] Фролова Е.Е., Кармадонова Е.В. Тенденции и направления развития кредитного рынка (на примере Иркутской области). Монография. М., 2013.
[20] Шапошникова А.А., Синицина Т.В. Профессиональное суждение и его роль в аудите. // Аудиторские ведомости. 2006. № 4.
[21] Яблуновская Г.В. Развитие института профессионального суждения в практике банковского надзора // Финансы и кредит. 2007. № 23 (263).
Заголовок En: 

Professional Motivated Judgment as the Basis of a Qualified Approach to Anti-Crisis Regulation of Banking Activities

Аннотация En: 

The article is devoted to a comprehensive analysis of the concept of professional motivated judgment applied by the regulator (Bank of Russia) in relation to credit institutions. This concept (category) is viewed from different points of view: as an approach used in international banking practice, as an institution of banking supervision, as an assessment given by the Bank of Russia to a credit institution on the basis of the numerous financial parameters analysis, ownership structure, risks accepted, reliability of statements, as well as objective economic indicators. The article also examines main directions of banking supervision, in which there are elements of professional motivated judgment, as well as the objectives of its issuance.

Ключевые слова En: 

professional motivated judgment, banking supervision, financial stability of the credit institution, Bank of Russia, regulator, macroeconomic environment, objective economic factors, financial parameters, financial reporting, banking operations, banking risks, inspection, verification.