Современные аспекты феномена межконфессиональных конфликтов в Российской Федерации: правовое регулирование противодействия экстремизму

Номер журнала:

Краткая информация об авторах: 
  •  
  • Месилов Максим Александрович – кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры юриспруденции Московского городского университета управления Правительства Москвы;
  • Милованова Лада Вячеславовна – кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры социально-гуманитарных дисциплин и истории права Московского городского университета управления Правительства Москвы
Аннотация: 

Правовой анализ современных особенностей межконфессиональных конфликтов в Российской Федерации является востребованным как с теоретической, так и с практической точек зрения. В большей степени в статье акцентируется внимание на таких проблемах как обеспечение скоординированной деятельности органов публичной власти на международном, федеральном, региональном и местном уровне, а также эффективности применяемых правовых, организационных, экономических, информационных мер в аспекте противодействия экстремизму.

Ключевые слова: 

межконфессиональный конфликт, противодействие экстремизму, пакт Бриана-Келлога, стратегия государственной национальной политики, 2025, Россия, РФ.

     Российская Федерация является многонациональным государством с достаточно сложной мозаичной межэтнической и межрелигиозной особенностью. Современная структура Российской Федерации характеризуется своей поликонфессиональностью. Состав Российской Федерации в настоящее время - более 100 этносов, в том числе около 30 крупных этнических общностей. В государствах со сложным этническим, языковым и религиозным составом населения актуальны проблемы, связанные с политической, экономической стабильностью, профилактикой социальной напряжённости и конфликтных ситуаций различного уровня.
     Государственная национальная политика Российской Федерации основывается на принципах международного права [7. С. 14-47], и нормах Конституции Российской Федерации. В настоящее время главными механизмами реализации государственной национальной политики на федеральном уровне являются план мероприятий по реализации в 2016-2018 годах Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 года [6], и государственная программа Российской Федерации «Реализация государственной национальной политики» [4].
     Действенным фактором повышения качества государственного управле-ния в сфере государственной национальной политики Российской Федерации стало образование в марте 2015 года Федерального агентства по делам национальностей, наделённого широким кругом полномочий в указанной сфере. Основными механизмами реализации государственной национальной политики Российской Федерации согласно Стратегии являются федеральная государственная программа, региональные и муниципальные программы, планы мероприятий и другие документы стратегического планирования и нормативные правовые акты Российской Федерации и субъектов Российской Федерации в указанной сфере, государственная система мониторинга состояния межнациональных отношений и раннего предупреждения межнациональных конфликтов, механизмы координации деятельности государственных органов, органов местного самоуправления в данной сфере, а также механизмы государственного и общественного контроля за реализацией госу-дарственной национальной политики Российской Федерации.
     Эффективным механизмом вовлечения субъектов Российской Федера-ции в развитие научных, образовательных, культурных форматов России с зарубежными государствами на правовой основе может являться: эффективность деятельности в европейских институтах межрегионального и приграничного сотрудничества - Конгрессе местных и региональных властей Совета Европы (КМРВСЕ) [5], Европейском комитете по местной и региональной демократии (ЕКМРД), Ассоциации европейских приграничных регионов (АЕПР), Комитете регионов Европы (КОР) - в составе действующих 11 еврорегионов.
     Необходимо отметить, что достижение целей государственной нацио-нальной политики Российской Федерации в значительной мере зависит от обеспечения скоординированной деятельности органов публичной власти всех уровней, а также от эффективности применяемых ими правовых, орга-низационных и иных механизмов реализации государственной национальной политики.
      Вопросы международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации вносят значительный вклад в развитие межцивилизационного диалога во внешне-правовой политике России как многонационального государства. Геополитические особенности субъектов Российской Федерации показывают, что при исследовании вопросов укрепления национально-государственного единства важную роль имеет фактор геоцивилизационной модели России. Эффективность различных направлений международного правового сотрудничества в российской внешней политике во многом определяется решением проблем внутрицивилизационного диалога.
     Что касается международных процессов, то они, безусловно, инициируют процедуру особого критического анализа параметров глобальных изменений в обществе, задач обеспечивающих устойчивое социальное, экономическое и политическое развитие, а также поиск взаимоприемлемых решений при наличии определённого дисбаланса. Кардинальным образом изменилась проблематика международных правовых отношений: в условиях глобализационных процессов делиберативными становятся вопросы мирового экономического кризиса, рационального использования энергетических ресурсов, природных катаклизмов, депопуляции, международного терроризма [1]. Всё более актуальной становится проблема агрессивной конфронтации Запада и ис-ламского мира.
     В XXI веке также востребована деятельность активного представитель-ства на мировой арене негосударственных структур, влияющие непосред-ственно на деятельность многочисленных элементов в структуре правовых отношений на международном уровне. Среди таких участников, деятельность которых становится все более влиятельной в развитии международных процессов, следует выделить: неправительственные организации (НПО); транснациональные корпорации и банки (ТНК, ТНБ); административно-территориальные образования - субъекты, кантоны, федеральные земли, штаты); организации и движения религиозного толка и характера. В итоге, при наличии определённой активности, независимости и автономности, большое количество стран вынуждено делегировать определённое количество своих полномочий как организациям, представленным на международной арене, также и достаточно сильным транснациональным корпорациям и банкам, и собственно, всем своим субъектам.
     В этой сложноструктурной системе международно-правовых отношений XXI века постулируется проблема межнациональных и межконфессиональных конфликтов, разрешение которых становится универсальным катализатором прогресса всего мирового сообщества.
     Безусловно, конфликты как на национальной, так и на религиозной почве как правило анализируются посредством ретроспективного подхода. Межнациональные и межэтническое конфликты, экстремизм на религиозной почве, а также сепаратизм - представлены в достаточно широком масштабе, и которые несомненно инициируют процесс, направленный на деструктивные результаты, связанные с системой взаимодействия различного рода катаклизмов и негативных факторов. XX век характеризуется не только глобализационными процессами и созданием Евросоюза, но также и распадом большого количества государств по причинам экстремистской деятельности, проявления крайнего национализма и наличием перманентных межэтнических кон-фликтов. Как показал международный опыт - именно межнациональный конфликт постулируется как наиболее фундаментальное явление в процессах становления и развития государственности, а остальные виды конфликтов играют опосредованную роль. Причина заключается в особой значимости этнической идентификации в жизни человека и общества.
     В последние годы в большинстве современных национальных государ-ствах процесс глобализации несомненно отразился на растущей активности и получении определёнными субъектами самостоятельности, вплоть до выхода из состава того или иного государства. В аспекте анализа системы международных правовых отношений данные субъекты отстаивают свою независимость, расширение прав, получение автономии также и на международной арене, диверсифицируя тем самым многообразие представительства в международном публичном праве. Ярким примером могут быть исторические события в таких государствах как: Бельгийское и Испанское королевство, Северная Ирландия, Израиль, Канада, бывшие республики СССР.
     Показательна динамика практического развития межнационального конфликта в Югославии: этноконфессиональная дифференциация, заложение фундаментальных основ радикальных националистических идей, и как результат распад единого государства, и создание независимых новых государств.
     Существенную особенность приобретает международный-правовой анализ религиозной составляющей в аспекте как национальной, так и гражданской идентичности граждан, а также непосредственно оценка в отношении знаковых межэтнических и межнациональных конфликтов внутри конкретного государства с учётом государственно-политических взглядов, и в последнее время кардинальным образом изменившую этимологическую внутреннюю составляющую понятие «толерантность». Проблема межэтнических конфликтов актуальна для многих государств мира, включая США, страны Западной Европы, Африки, Азии и Дальнего Востока.
     На современном этапе развития большое количество государств представлено конфессиональным многообразием. Приток мигрантов, увеличение по количеству таких категорий как «беженец», «вынужденный переселенец» межэтнические и межконфессиональные конфликты, привели к кардинально другой национальной и демографической составляющей большинства государств на международной арене. В классических христианских государствах наблюдается активный процесс формирования мусульманских общин: Англия, Германия, Норвегия, Польша, Соединённые Штаты Америки, Франция, Швейцария, Швеция.
     Современная глобальная эпоха активизирует значимый процесс взаимообусловленности религиозной составляющей и этнонациональных элементов, а также их непосредственное воздействие на современное гражданское общество. Что касается национализма и этносепаратизма, то они как правило достаточно часто применяют на практике элементы религиозного фундаментализма.
     Международно-правовая практика государств характеризуется разработкой контрольных мероприятий, основанных на нормах международного публичного права, и направленных на формирование условий, инициирующих процесс стагнации конфликтной составляющей. Важность закреплённых вышеуказанными механизмами может быть потенциально представлена сокращением, ограничением и даже исключением самой возможности насильственных действий.
      На сегодняшний день контрольный механизм за различные рода кон-фликтными ситуациями представлен «сигнальным обнаружением», который даёт возможность анализа конкретных мероприятий по отдельно взятой ситуации. Данные полномочия применяют на практике ООН. Функции имплементации в реализации контрольной деятельности в отношении конфликтов закрепляют ограничения двух вариантов - jus ad bellum (права на войну) и jus in bello (права в войне).
     Принятая в соответствии с положениями пакта Бриана-Келлога и норм Устава ООН современная международная правовая практика, ориентирована на стабилизацию и поддержание международного баланса и всемирную безопасность. Также следует отметить, что существенные ограничения того или иного государства в отношении «права на войну» как в гражданских, межгосударственных, так и в национально-освободительных конфликтах образует прецедент, а в дальнейшем и законодательную базу для обобщения и создания представителями различного уровня международных организаций комплексного контрольного механизма, направленного на превентивность военных действий в современных условиях.
     Реализация контрольной деятельности в отношении конфликтных ситуаций в варианте jus in bello выполняется «обязыванием» того или иного государства к соблюдению разработанных и утверждённых на основе норм международного публичного права требований: контрольная деятельность за вооружённой составляющей, соблюдение законных прав и свобод человека и гражданина в период вооружённых конфликтов, привлечение к уголовной ответственности за преступления против мира и безопасности. Данные правовые ограничения также распространяются на незаконные насильственные действия в период войны, на национальные, освободительные и гражданские конфликты.
     Рассмотренная стратегия безусловно основывается на принципе равен-ства суверенитетов, что даёт возможность при вовлеченности в конфликт руководствоваться исключительно нормами действующего международного публичного права. Положения комментируемого пакта Бриана-Келлога, закрепили что «урегулирование или разрешение всех могущих возникнуть между ними споров и конфликтов, какого бы характера или какого бы происхождения они ни были, должно всегда изыскиваться только в мирных средствах». Данный принцип определён в положениях Устава ООН, где закреплено, что государства должны решать свои международные споры «мирными средствами таким образом, чтобы не подвергать угрозе международный мир и безопасность и справедливость» (пункт 3, статьи 2) [7].
     Следует отметить, что государственно-правовая составляющая данных конфликтных ситуаций в качестве знаковой и необходимой вариативности рассматривает модель компромиссного разрешения конфликта, основанного на нормах международного права. Это бесспорно характерно для государств, находящихся на достаточно высоком уровне развития, но также данные процедуры, связанные с международными правовыми спорами (арбитражные судебные решения) должны рассматриваться всеми государствами - как единственный путь разрешения международных конфликтов.
     Обобщая вышеизложенное можно сделать вывод, что современная рос-сийская и международная практика разрешения межконфессиональных конфликтов в аспекте противодействия экстремизму нуждается в более совершенном правовом и организационном обеспечении. Это, прежде всего, касается:
  • должной согласованности нормативных правовых актов стратегического планирования Российской Федерации в сферах государственной национальной политики Российской Федерации, государственной политики в области образования, государственной культурной политики, государственной миграционной политики, государственной молодёжной политики и других нормативных-правовых актов, затрагивающих проблемы в сфере государственной национальной политики Российской Федерации, а также недостаточная скоординированность действий соответствующих органов как на федеральном, так и на международном уровне;
  • действенной формой обеспечения государственной национальной политики, укрепление межнациональных отношений, предупреждение межнациональных конфликтов является законодательное совершенствование понятийной базы, правильное толкование основ российского и регионального законодательства в рамках рассматриваемой проблематики, а также последующее эффективное его правоприменение;
  • разработки предложений и внесение в качестве дополнений в положения Стратегии, в том числе в части приоритетных направлений, задач и механизмов государственной национальной политики Российской Федерации, в связи с новыми вызовами и угрозами национальной безопасности Российской Федерации в сферах межнациональных (межэтнических) и этноконфессиональных отношений, проявляющимися, в частности, в увеличении количества конфликтов, имеющих внутрирелигиозный и этнорелигиозный характер;
  • проведения в рамках осуществляемого Федеральным агентством по делам национальностей [3] контрольной деятельности за реализацией государственной национальной политики Российской Федерации, анализ результативности и эффективности деятельности органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления по реализации государственной национальной политики Российской Федерации. На основе проведённого анализа обобщить информацию о деятельности органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления в данной сфере [2], в том числе о выявленных проблемах, и выработать рекомендации указанным органам по совершенствованию этой деятельности с учётом региональных особенностей и дифференциации субъектов по уровню существующих угроз состоянию межнациональных и межрелигиозных отношений.
 
     Сравнительно-правовой анализ вышеуказанных проблем показывает, что их природа всегда сложна и противоречива. Глобальные процессы политической реальности, её вариантности и противоречивости актуализируют необходимость обеспечения цивилизационной совместимости современного мира как ключевого элемента новой парадигмы международных правовых отношений.
Литература: 
[1] Айвар Л.К., Агешин Ю.А., Трунов И.Л., Любимов А.П. Терроризм. Правовые аспекты противодействия. М., Издательство «Эксмо», 2007.
[2] Месилов М.А. Система и основы правового положения органов государственной власти города Москвы. Учебно-методический комплекс. М.: МГУУ Правительства Москвы, 2013.
[3] Постановление Правительства Российской Федерации от 18 апреля 2015 № 368 (в ред. от 01 июля 2016) «О Федеральном агентстве по делам национальностей» (вместе с «Положением о Федеральном агентстве по делам национальностей») // СПС «КонсультантПлюс», 2017.
[4] Постановление Правительства Российской Федерации от 29 декабря 2016 № 1532 «Об утверждении государственной программы Российской Федерации «Реализация государственной национальной политики»» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2017. № 2 (Часть I). Ст. 361.
[5] Распоряжение Президента Российской Федерации от 21 июля 2016 № 217-рп (ред. от 14 марта 2017) «Об утверждении состава делегации Российской Федерации для участия в Конгрессе местных и региональных властей Совета Европы в 2016 - 2020 годах» // СПС «КонсультантПлюс», 2017.
[6] Указ Президента Российской Федерации от 19 декабря 2012 № 1666 «О Стратегии государственной национальной политики Российской Федера-ции на период до 2025 года» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2012. № 52. Ст. 7477.
[7] Устав Организации Объединенных Наций (принят в г. Сан-Франциско 26.06.1945) // Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами, Вып. XII. М., 1956.