Правовая традиция и правопорядок: соотношение и взаимовлияние

Номер журнала:

Краткая информация об авторах: 
  •  
  • Пашенцев Дмитрий Алексеевич – доктор юридических наук, профессор, ведущий научный сотрудник отдела теории законодательства Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации;
  • Черногор Николай Николаеви – доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой государственно-правовых дисциплин Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации
Аннотация: 

В статье проанализированы понятия правовой традиции и правопорядка в их взаимосвязи. Правопорядок рассматривается как постоянная деятельность субъектов права по реализации правовых норм, построенная на внешнем и внутреннем диалоге и ориентированная на существующее в данный момент представление социума о должной модели правового поведения. Дана характеристика главных особенностей правовой традиции и правопорядка, показано их сходство и отличие. Сделан вывод, что в основе правопорядка лежит принцип законности, а в основе правовой традиции – принцип справедливости.

Ключевые слова: 

правопорядок, правовая традиция, субъект права, законность, справедливость, правовые нормы, право.

     Исследование различных аспектов, связанных с правопорядком, его природой и способами формирования имеет как теоретическое, так и практическое значение. Стремительно меняющаяся действительность определяет динамику общественных отношений и предъявляет все новые требования к их упорядоченности, что отражается и на механизмах правового регулирования. Все это предъявляет повышенные требования к научному анализу вопросов, связанных с правопорядком.
     Учитывая тот факт, что все явления правовой реальности тесно взаимосвязаны и взаимообусловлены, представляется логичным исследовать правопорядок в контексте смежных правовых категорий. Как писал А.М. Васильев, «правовые категории образуют специфическое звено метода познания права» [2. С. 70]. Из этого следует, что с помощью сопоставления правовых категорий можно успешно решать теоретико-методологические проблемы, связанные с познанием правовой материи.
     В отечественной доктрине правопорядок обычно трактуют как «определенную систему общественных отношений, складывающуюся на основе права и законности» [7. С. 197]. Но с позиций современной постклассической юриспруденции такое определение представляется, как минимум, неполным и не отражающим сложный характер правопорядка как правовой категории. Из него выпал субъект права, который вполне может рассматриваться как центр правовой системы. 
     Все формы реализации права: соблюдение, исполнение, использование, применение – это действия субъектов права, в последнем случае наделенных особыми полномочиями. О взаимосвязи субъекта права и правопорядка писал еще Г.Ф. Шершеневич: «Человек есть субъект права - это значит, он находится в определенных, нормированных или признанных правом отношениях к правопорядку» [9. С. 204]. Поэтому именно субъект права должен занимать главное место в любой модели правопорядка. В конечном итоге правопорядок формирует массовое поведение людей, связанное с реализацией правовых норм.
     Таким образом, правопорядок можно определить как постоянную деятельность субъектов права по реализации правовых норм, построенную на внешнем и внутреннем диалоге и ориентированную на существующее в данный момент представление социума о должной модели правового поведения.
     При таком понимании становится вполне очевидной взаимосвязь правопорядка и правовой традиции, так как именно правовая традиция формирует субъект права с присущим ему правосознанием.
     Правовая традиция – уникальная правовая категория, которая наглядно показывает практическое значение юридических абстракций. Как отмечал А.М. Васильев, «подлинно научные правовые абстракции не только не теряют своей связи с правовой действительностью, но дают возможность постигать ее глубже, полнее» [2. С. 89]. 
     Правовая традиция может рассматриваться как исторически сложившаяся и развивающаяся совокупность принципов построения правовой системы, которая выражается в нормах, правовых обычаях, понятиях, ценностях и представлениях. Правовая традиция предстает как право в развитии, в объективной и субъективной обусловленности, в особенностях его применения и интерпретации. Традиции обеспечивают сохранение целостности общества и его национальной идентичности, а правовые традиции – сохранение правовой идентичности. 
     Т.В. Шатковская справедливо полагает, что «традиции основываются на этнокультурных константах - правовых принципах. Они исполняют роль хранителей и рецепторов оптимальных способов разрешения правовых конфликтов; соответствуют народным представлениям о правде и справедливости; обеспечивают реализацию принципа преемственности права и правотворческого потенциала общества; гарантируют жизнеспособность управляющей подсистемы, сформированной населением; способствуют решению общегосударственных задач, а также гармонизации коллективных и индивидуальных интересов» [8. С. 52].
     Определяющее значение для правопорядка приобретают действия субъекта права, наделенного правоприменительными полномочиями, а также и того субъекта, которому адресованы правовые нормы. В свою очередь, действия данных субъектов детерминированы имеющейся правовой традицией. В итоге многообразие правовых традиций определяет многообразие моделей правопорядка.
     Контекстуальность правопорядка определяет тот факт, что в условиях разных правовых традиций может меняться его формальная структура и содержательное наполнение.
     В основе той или иной модели правопорядка лежит внутренний диалог, который можно обозначить как диалог субъекта и структуры. Под структурой в данном случае мы понимаем правопорядок. Правопорядок содержит в себе определенный набор требований социума, предъявляемых к каждому субъекту, и субъект при выборе модели своего поведения соотносит ее с этими требованиями как объективно имеющими более высокую социальную значимость. Но указанный набор требований детерминирован правовой традицией. В итоге возникает определенное диалектическое противоречие между инновациями как основой изменчивости правопорядка, его приспособления к меняющимся требованиям и вызовам окружающей действительности, и традицией как сформированными и сохраняющимися в повседневном поведении ценностными установками.
     Среди признаков, определяющих особенности той или иной правовой традиции, можно выделить те, которые непосредственно связаны с правопорядком. К ним, по нашему мнению, относятся:
  • роль и авторитет судебной власти;
  • отношение населения, а также правящих элит к праву; уровень правового нигилизма и правового идеализма;
  • соотношение государства и права (уровень этатизма);
  • степень автономии от государства общественных структур;
  • наличие гражданского общества.
 
     Безусловно, имеют значение и иные признаки, характеризующие правовую традицию и ее особенности, но именно перечисленные факторы в наибольшей мере влияют на правопорядок.
     Правовая традиция и правопорядок имеют следующие общие характеристики:
  • социальная обусловленность;
  • проявление в едином правовом пространстве;
  • регулирование нормами права;
  • моральные основы;
  • антропологическая составляющая;
  • юридическое содержание.
 
     Интересной особенностью является тот, что и правовая традиция, и правопорядок во-многом детерминированы господствующей религией. 
     На протяжении тысячелетий религия оказывала определяющее воздействие на формирование мировоззрения человека, определяя глубинный смысл его поступков, формируя их мотивацию. Религия служила оправданием права, освящением его, придавала праву необходимую сакральность. По этому поводу Г.Дж. Берман пишет, что «без сакральности принуждение не будет эффективно, поскольку органы принуждения сами будут коррумпированы. Эта сакральность и есть религиозное измерение права» [1. С. 289].
     Соблюдение правовых норм в повседневной жизни требует наличия не только властного принуждения, угрозы санкции, но и осознания духовно-нравственного значения этих норм. И не случайно веками нормы права освящались либо божественной волей (законы Ману, Библия, Коран и т.д.), либо их соответствием принятому в обществе пониманию справедливости и высших ценностей (римское право). По мнению Д. Ллойда, с которым вполне можно согласиться, идея справедливости является важнейшей составной частью идеи права, более того, идея права всегда ассоциируется с идеей справедливости [4. С. 118]. И в этом аспекте снова сталкиваемся с главным противоречием между правопорядком и правовой традицией – в основе правопорядка лежит принцип законности, а в основе правовой традиции – принцип справедливости.
     Отметим, что в истории немало примеров того, что религиозные нормы становятся частью правопорядка. В нашей стране так было в период Российской империи, когда Православная церковь с ее нормами была поставлена на службу государству и фактически стала частью государственного аппарата. Государство делегировало церкви часть своих функций, в том числе запись актов гражданского состояния, совершение браков и разводов, регулирование вопросов наследования и семейных отношений.
     А.А. Дорская, исследуя влияние церковно-правовых норм на развитие отраслей российского права, отмечает, что светское и церковное право в конце ХYIII – начале ХХ века находились в постоянном взаимодействии и влияли друг на друга. По ее мнению, которое подтверждается тщательностью проведенного научного анализа, церковное право в Российской империи оказало значительное влияние на уголовное и семейное право [3. С. 128].
     Таким образом, в Российской империи церковь была включены в механизм формирования и укрепления правопорядка, при этом сохранялось ее влияние на развитие правовой традиции.
     Схожую ситуацию можно наблюдать в рамках мусульманской правовой системы, где нормы права и норма религии настолько тесно переплетены, что само право исходно имеет религиозное содержание. Именно в мусульманских государствах мы видим наиболее тесное взаимодействие правовой традиции, имеющей религиозное наполнение, и правопорядка, также основанного на религиозных нормах.
     Система взаимодействия правовой традиции и правопорядка также зависит от типа общества. О.П. Сауляк пишет о разных моделях правопорядка, которые выстраиваются в рамках «коллективистических и индивидуалистических обществ» [5. С. 55]. Академик РАН В.С. Степин пишет о принадлежности государства к одному из двух основных типов цивилизации: традиционалистскому или техногенному: «Динамизм техногенной цивилизации разительно контрастирует с консервативностью традиционных обществ, где виды деятельности, их средства и цели меняются очень медленно, иногда воспроизводясь на протяжении веков» [6. С. 24].
     Тип общества определяет и правовую традицию, а последняя влияет и на правопорядок, определяя правовой статус личности и динамику общественных отношений.
     «Если в традиционных культурах личность определена прежде всего через ее включенность в строго определенные (и часто от рождения заданные) семейно-клановые, кастовые и сословные отношения, то в техногенной цивилизации утверждается в качестве ценностного приоритета идеал свободной индивидуальности, автономной личности, которая может включаться в различные социальные общности, обладая равными правами с другими. С этим пониманием связаны приоритеты индивидуальных прав и свобод человека, которых не знали традиционные культуры» [6. С. 25].
     В итоге мы вполне можем говорить о том, что два типа цивилизации порождают два основных типа правовой традиции, что соответствует и разным типам правопорядка.
     В целом, несмотря на определенное сходство и даже некоторую синхронность правовой традиции и правопорядка, существуют и существенные отличия между этими правовыми явлениями.
     Отличия правовой традиции и правопорядка проявляются в следующих чертах.
  1. Разная роль государства в формировании и поддержании правовой традиции и правопорядка. Правовая традиция может формироваться без непосредственного участия государства; порой ее черты складываются даже вопреки воле государства и направленности его усилий. Напротив, укрепление правопорядка предполагает активное участие государственных институтов в этом процессе. Такое участие должно быть комплексным, оно включает в себя правотворчество, деятельность системы правоохранительных органов, совершенствование правоприменительных механизмов и т.д. 
  2. Наличие у правопорядка процессуальной составляющей.
  3. В основе правопорядка лежит принцип законности, а в основе правовой традиции – принцип справедливости. Между этими принципами в определенных ситуациях возникает противоречие, и в итоге оно может проявиться как противоречие между требованиями правопорядка и ценностными установками правовой традиции.
Литература: 
[1] Берман Г.Дж. Вера и закон: примирение права и религии. М.: Моск. школа полит. исслед., 2008. 
[2] Васильев А.М. Правовые категории. Методологические аспекты разработки системы категорий теории права. М.: Юридическая литература, 1976. 
[3] Дорская А.А. Влияние церковно-правовых норм на развитие отраслей российского права. СПб.: Астерион, 2007. 
[4] Ллойд Д. Идея права. М.: Книгодел, 2009. 
[5] Сауляк О.П. Законность и правопорядок: на пути к новым парадигмам. М.: Юрлитинформ, 2009. 
[6] Степин В.С. Устойчивое развитие и перспективы цивилизации // Социальная политика и социология. 2005. № 1. 
[7] Черданцев А.Ф. Теория государства и права. М.: Юрист, 2001. 
[8] Шатковская Т.В. Традиция и модернизация в праве: сравнительно-правовой аспект // Журнал российского права. 2014. № 4. 
[9] Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. М., 1911.
Заголовок En: 

Legal Tradition and Rule of Law: Relation and Interaction

Аннотация En: 

Concepts of legal tradition and law and order in their interrelation are analyzed. The rule of law is regarded as a permanent activity of subjects of law in the implementation of legal norms, built on external and internal dialogue and oriented to the current representation of the society about a proper model of legal behavior. Characteristics of legal tradition and law and order main features are given, their similarity and difference are shown. It is concluded that the rule of law is based on the principle of legality, and the basis of the legal tradition is the principle of justice.

Ключевые слова En: 

Rule of law, legal tradition, subject of law, legality, justice, legal norms, law.