Развитие правовой системы Эстонской Республики в конце XX - начале XXI вв.

Номер журнала:

Краткая информация об авторах: 

старший преподаватель кафедры государственного права Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена

Аннотация: 

В настоящей статье анализируется становление и развитие правовой системы Эстонской Республики после провозглашения независимости в 1991 году. Отмечается, что создание национальных источников права базируется на учредительных правовых актах, принятых в период 1988-1991 гг. Автором делается акцент на процесс совершенствования уголовного и гражданского права Эстонии в данный исторический период. Показано влияние правовых принципов и норм немецкого, советского и европейского права на национальное законодательство.

Ключевые слова: 

Эстония, Эстонская Республика, национальное законодательство, правовая система, государственная независимость, 1988, 1991, национальное законодательство, XX, XXI.

     О периоде самостоятельного развития права Эстонии можно говорить лишь с 1988 года. Хотя независимость Эстонской Республики не была еще провозглашена de jure, начались интенсивные работы по созданию нового национального законодательства [15. С. 44]. Правовую основу Эстонии на пути провозглашения независимости составляют акты {1}, принятые в 1988-1991 гг. в условиях бурного развития и коренного преобразования эстонского общества, его политических, экономических и социальных отношений. Как отмечает Н.М. Межевич, 11 сентября 1988 года на Певческом поле Председатель общества охраны памятников Т. Веллисте озвучил идею полной независимости Эстонии. В дальнейшем на базе этой организации возникнут наиболее радикальные политические структуры, выступающие за скорейшую реализацию идеи полного суверенитета и наиболее радикальные версии законов о гражданстве и языке. Так, при широком участии общества охраны памятников старины в 1988 г. создана первая политическая партия - Партия национальной независимости Эстонии [11].
     Если Декларация о суверенитете от 16 ноября 1988 года, обозначившая начало продвижения Эстонии к государственной независимости, еще непосредственно не ставит вопрос об этой самостоятельности, а пользуясь нечеткостью конструкции суверенитета в Конституции Союза ССР, только устанавливает верховенство государственной власти Эстонии и, соответственно, верховенство законов республики на своей территории, то постановление Верховного Совета от 30 марта 1990 года «О государственном статусе Эстонии» предусматривает уже провозглашение независимости Эстонской Республики и необходимый для этого переходный период. При этом 14 мая 1990 г. Президентом СССР был издан Указ «О признании недействительным Постановления Верховного Совета Эстонской ССР «О государственном статусе Эстонии». Характерно, что в начале процесса обретения независимости среди правовых актов преобладали декларации политического характера или же постановления с явно выраженным декларативным уклоном для определения политического состояния Эстонии. В дальнейшем же такие акты стали все более уступать законам, конструирующим конкретный правовой механизм для продвижения к самостоятельности.
     Восстановление государственной независимости Эстонии, поддержанное на народном голосовании 3 марта 1991 года подавляющим большинством жителей Эстонии, требовало от законодателя активной деятельности как по созданию системы государственных органов, обеспечивающих эту независимость, так и по образованию и развитию системы права, служащей интересам независимой государственности [15. С. 44-46]. 
     Эстонское право образовывалось в ситуации, где законодатель только 
приобрел опыт демократического правотворчества, где фактическое и юридическое отпочкование государственных органов Эстонской Республики от системы органов государства Союза ССР проходило против воли центральной власти Союза.
     Верховный Совет Эстонской Республики признал что «Конституция Эстонской ССР более не регулирует государственные и общественные отношения в Эстонии» (Постановление «Об отношениях Эстонской Республики и Союза Советских Социалистических республик» от 7 августа 1990 года). Одновременно возникла необходимость выработки новых конституционных основ законодательства для переходного периода, чтобы, опираясь на них, увереннее двигаться к восстановлению и укреплению полной государственной независимости.
     Пробелы в текущем законодательстве (а отчасти и отсутствие бесспорно акцептируемой конституции) в определенной мере восполнялись принципом, сформированным в законе «Об основах временного порядка управления Эстонией» от 16 мая 1990 года, согласно которому «все действующие до сего времени на территории Эстонии нормативные акты действуют до отмены или изменения их Верховным Советом Эстонской Республики либо Правительством Эстонской Республики или если они не противоречат настоящему закону или последующим нормативным актам Эстонской Республики» [2. С. 4].
     В 1992 году эстонский парламент принял решение о том, что в основу нового эстонского законодательства должны быть положены те принципы, которые действовали в Эстонской Республике до 1940 года. По смыслу такого решения, целью реформы правовой системы являлось дальнейшее развитие эстонского правопорядка по континентально-европейской модели, но не сам по себе возврат к действующему до 1940 года правопорядку. В частности, подготовленный к тому времени закон о вещном праве был построен по примеру BGB (нем. Bürgerliches Gesetzbuch, BGB – Германское гражданское уложение), то было решено продолжать следовать модели пандектного германского права. Таким образом, на формирование современного эстонского гражданского права сильное влияние оказало германское право. Это объясняется как общими правовыми и культурными традициями (можно говорить о существовании таковых вплоть до 1940 года), так и исторической принадлежностью Эстонии к германской ветви континентального права.
     В августе 1991 г. Верховный Советом Эстонской Республики постановления «О государственной независимости Эстонской Республики», которым было инициировано создание Конституционной ассамблеи, целью которой станет разработка и принятие конституции независимой Эстонской Республики [14]. В референдуме, состоявшемся 28 июня 1992 года, смогли принять участие все граждане Эстонии, обладающие правом голоса. В списки было внесено 669 080 человек. За конституцию проголосовало 407 867 и против- 36 147 граждан. Таким образом, 28 июня 1992 года народ принял конституцию и закон о её применении.
     Стоит отметить, что ни одна из предыдущих Конституций Эстонии (1920, 1934, 1938 г.) не уделяла правовому статусу граждан и иностранцев должного внимания. Свою роль сыграла необходимость на конституционном уровне отразить один из наиболее существенных ориентиров либерально-демократического пути развития Эстонии, принципиально отличающий его от того, что имело место при советском режиме. Важно также было развить традиции конституционного закрепления прав, свобод и обязанностей, заложенные еще первой Конституцией Эстонской Республики 1920 года. Существенное влияние оказал и мировой опыт развития прав человека, наполнившийся к концу XX столетия многими ценными приобретениями. Более того, достоянием эстонского государственного права стало и создание института канцлера юстиции, функции которого были закреплены еще в Конституции Эстонии 1938 г. [16. С. 84]
     Выборы в Рийгикогу («Государственное Собрание» - эстонский парламент) и президента прошли в сентябре 1992 г. Согласно конституции, Эстония была объявлена независимой республикой с парламентской формой правления. В преамбуле Конституции Эстонской Республики указываются три исторические даты, как вехи исторического развития Эстонии. Первая дата –1918 год – обретение независимости от России, вторая – 1938 год – преддверие включения в СССР, третья – 1992 год – конституционная легитимизация постсоветского эстонского государства [9]. Очевидно, что главной темой самоопределения в этой версии оказывается противопоставление Эстонии России [1. С. 26-27].
     Конституция Эстонии 1992 г. классически закрепила полномочия законодательной, исполнительной и судебной ветвей власти, отводя центральное место Рийгикогу, который осуществляет контроль за деятельностью исполнительной власти в лице Правительства Республики. Примечательно, что высшим судебным органом признается Государственный суд Эстонии, который одновременно с Канцлером юстиции выполняет функции конституционного контроля. 
     Эстонская конституция признает приоритет нормам и принципам международного права, а также договору об объединении с Европейским Союзом. 
     При составлении системы законов, составляющих основу гражданского кодекса Эстонии, за основу была взята структура проекта Гражданского кодекса 1940 года. Тем не менее, основным методом создания нового гражданского законодательства являлся сравнительный метод. В качестве сравнительных примеров были использованы гражданские кодексы Германии, Швейцарии, Голландии, Австрии, Франции, Квебека и Луизианы, а также других стран. Важными источниками являлись также Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров (CISG), Европейские принципы договорного права (PECL) и Принципы международных коммерческих договоров (UNIDROIT). Стоит также отметить, что важные международные договоры, ратифицированные СССР, были признаны неотъемлемой частью правовой системы Эстонской ССР [17. С. 15]. Непосредственное участие в разработке современного эстонского гражданского законодательства принимали многие видные немецкие, голландские, финские, шведские, швейцарские ученые-правоведы, среди которых особенный вклад в развитие эстонского частного права внес немецкий ученый, почетный доктор Тартуского университета, профессор 
П. Шлехтрием (1933-2007).
     В соответствии с господствующей в Европе цивилистической традицией эстонский законодатель решил отделить торговое право от гражданского (путем принятия отдельного коммерческого кодекса), а семейное право, наоборот, включить в гражданскую кодификацию.
     Также большое внимание было уделено реформе жилищных отношений (жилищный закон [3], закон о приватизации жилых помещений [7] и др.). В соответствии с новыми рыночными принципами было усовершенствовано трудовое законодательство (законы о трудовом договоре, о коллективном договоре, об отпусках, о рабочем времени и времени отдыха, о публичной службе и др.).
     Однако самыми значимыми событиями в ходе реформы частного права являлись: принятие в 2001 году Обязательственно-правового закона [12] и принятие в 2002 году нового Закона об общей части Гражданского кодекса [6]. Поскольку в Гражданском Кодексе 1994 года содержались коллизионные нормы международного частного права, то одновременно с новым Гражданским Кодексом был разработан и введен в действие Закон о международном частном праве, самостоятельно регулирующий коллизионные вопросы международного частного права [5]. Переходные положения, принятие которых было необходимо в связи с введением в действие новых законов.
     При подготовке проекта Гражданского кодекса 2002 года были учтены принципы PECL и UNIDROIT. Также при подготовке законопроекта в качестве сравнительного материала были использованы соответствующие правовые акты Германии, Швейцарии, Италии, Австрии, России, Луизианы, Квебека. Но особенное влияние на разработчиков оказал Гражданский Кодекс Голландии 1992 года – образец новейшей западноевропейской кодификации, который отражает наиболее важные тенденции развития современного частного права Европейского Союза. 
     Если выбранная структура гражданского кодекса являлась уже исторически устоявшейся, то систему коммерческого права пришлось создавать заново ввиду отсутствия соответствующих правовых традиций.
     Первоначально предполагалось создание коммерческого кодекса, состоящего из трех частей: общие положения, положения о коммерческих объединениях; и положения о коммерческих сделках, но принятый в 1995 году Коммерческий кодекс [8] состоял лишь из двух частей. Положения относительно коммерческих сделок было решено регулировать посредством готовившегося тогда Обязательственно-правового закона [15. С. 46-50]. 
     Термин «наказательное право» является прямым переводом с эстонского языка названия данной отрасли права как «karistusõigus» (уголовное право). Эта отрасль права не может быть названа ни 1) уголовным правом, имевшей такое название тогда, когда (до 1 сентября 2002 года) на эстонском языке использовалось название «Kriminaalõigus», отражавшее ныне устаревшую для Эстонии концепцию данной отрасли права, ни 2) пенитенциарным правом (хотя такое наименование дано Пенитенциарным кодексом Эстонской Республики [13] на русском языке), Пенитенциарий – это особый вид тюрьмы и тюремного заключения, созданного когда-то в США. Сейчас пенитенциарным правом необходимо считать отрасль права об исполнении наказания, а не о виновном деянии и наказании за него [10. С. 8]. Пенитенциарный кодекс Эстонской Республики был принят 6 июня 2001 г. До этого момента действовали нормы Уголовного кодекса Эстонской ССР 1961 г., в который были внесены значительные изменения в 1992 году. В частности, ст. 3 Закона Эстонской Республики «О введении в действие новой редакции Уголовного кодекса Эстонской ССР – Уголовного Кодекса» предписывала освободить от отбывания наказания и погасить судимость лиц, осужденных по многим статьям Уголовного кодекса Эстонской ССР и соответствующим статьям уголовных кодексов других союзных республик, если соглашениями, заключенными между Эстонской Республикой и другими иностранными государствами, не предусмотрена выдача этих лиц иностранному государству [4].
     С созданием Пенитенциарного кодекса реформа наказательного права в Эстонии не завершилась. Значимую роль для национального права играют нормы международного права, что признано Конституцией Эстонской Республики. Наряду с этим, эстонское наказательное право в течение всей истории испытывало на себе влияние права других государств. Такой импульс развития усилился после вступления Эстонии в Европейский Союз. Правда, у последнего пока что нет модельного Уложения о наказаниях, которое предписывало бы государствам-членам руководствоваться в области противостояния преступности определенными общими рамочными нормативами, хотя идея о создании такого юридического акта высказывалась неоднократно, а в действующих актах Европейского Союза уже содержатся некоторые принципиальные для наказательного права положения.
     И все-таки, решающее влияние на эстонское право оказало право государств, а не право Европейского Союза. В числе этих государств на одно из первых мест надо поставить ФРГ. Сравнение наказательного права Эстонии и Германии весьма продуктивно. Германское право стоит на мощном философском и правоведческом фундаменте. Компаративистский анализ с использованием германских материалов позволяет проникнуть в теоретические пласты наказательного права Эстонии. В то же время стоит отметить, что необходимо использовать в качестве сопоставительного материала уголовное право Российское Федерации. Оно притягательно не только своим прошлым влиянием (достаточно сказать, что в основе Наказательного кодекса 1929 года лежали идеи российского Уложения о наказаниях 1903 года, а кодекс 1992 года вплоть до его отмены 1 сентября 2002 года строился по российской модели). Сейчас оно динамично развивается, критически осмысливается в научных кругах, как с точки зрения нормотворчества, так и правоприменения [10]. 
     Таким образом, с учетом провозглашения независимости в 1991 г. произошла «реставрация» национального законодательства Эстонской Республики, а в 2004 г. вновь подверглось влиянию норм европейского права. По мнению автора, с учетом кризисных явлений, происходящих на европейском пространстве в 2015-2017 гг. («Brexit», миграционный вопрос), не исключается возвращение эстонского государства к независимой правовой системе.
 
ПРИМЕЧАНИЯ
{1} См. Декларация Верховного Совета Эстонской Советской Социалистической Республики от суверенитете Эстонской ССР (16.11.1988); Закон Эстонской Советской Социалистической Республики о внесении изменений и дополнений в Конституцию (Основной Закон) Эстонской ССР (16.11.1988); Закон Эстонской Советской Социалистической Республики о языке (18.01.1989); Постановление Верховного Совета Эстонской Советской Социалистической Республики об историко-правовой оценке событий, имевших место в Эстонии в 1940 году (12.11.1989); Декларация по вопросу Государственной независимости Эстонии (02.02.1990); Постановление Верховного Совета Эстонской Советской Социалистической Республики о подготовке к государственной независимости Эстонии (23.02.1990); Постановление Верховного Совета Эстонской Советской Социалистической Республики о государственном статусе Эстонии (30.03.1990); Закон Эстонской Советской Социалистической Республики о символике Эстонии (08.05.1990); Закон Эстонской Республики об основах временного порядка управления Эстонией (16.05.1990); Постановление Верховного Совета Эстонской Республики о программе деятельности Верховного Совета Эстонской Республики в переходные период до восстановления независимости Эстонской Республики и о временном порядке управления (16.05.1990); Закон Эстонской Республики о собственности (13.06.1990); Закон Эстонской Республики об иммиграции (26.06.1990); Постановление Верховного Совета Эстонской Республики об отношениях Эстонской Республики и Союза Советских Социалистических Республик (07.08.1990); Закон Эстонской Республики об основах реформы собственности (13.06.1990); Постановление Верховного Совета Эстонской Республики о введении в действие Закона Эстонской Республики «Об основах реформы собственности» (20.06.1991) ; Постановление Верховного Совета Эстонской Республики о государственной независимости Эстонии (20.08.1991); Обращение Верховного Совета Эстонской Республики к парламентам и правительствам мира (20.08.1991).
Литература: 
[1] Багдасарян В.Э. Конституции постсоветских государств с позиции обеспечения государственного суверенитета. // Вестник МГОУ. Серия: Юриспруденция. 2015. № 2.
[2] Восстановление независимости Эстонской Республики. Подборка правовых актов (1988-1991). Таллинн: Министерство иностранных дел Эстонской Республики, 1991.
[3] Жилищный закон Эстонской Республики // RT. 1992. 17.
[4] Закон Эстонской Республики «О введении в действие новой редакции Уголовного кодекса Эстонской ССР – Уголовного Кодекса» // 2017, Портал Республики Эстония. URL: http://estonia.news-city.info/docs/sistemsf/dok_ierxfo.htm
[5] Закон Эстонской Республики о международном частном праве // RT I 2002. 35.
[6] Закон Эстонской Республики об общей части Гражданского Кодекса // RT. 2001. 81.
[7] Закон Эстонской Республики о приватизации жилых помещений // RT. 1993. 23.
[8] Коммерческий кодекс Эстонской Республики // RT I. 1995. 26-28.
[9] Конституция Эстонской Республики (принята Рийгикогу 28.06.1992, ред. от 13.08.2015) // Riigi Teataja. 1992. 26.
[10] Лившиц Ю. Наказательное право Эстонии. Общая часть: системный курс в слайдах. Livret. Таллинн: Социально-гуманитарный институт, 2010. 
[11] Межевич Н.М., Грозовский А. Корни этнократии: политическая история Эстонии 1987-1992 гг. // Русский Сборник: исследования по истории Росcии. Том XII. М.: Издательский дом «Регнум», 2012.
[12] Обязательственно-правовой закон Эстонской Республики // RT I. 2002. 35.
[13] Пенитенциарный кодекс Эстонской Республики // RT I. 2002. 86.
[14] Постановление Верховного Совета Эстонской Республики «О государственной независимости Эстонской Республики» // 2017, Горбачев Фонд. URL: http://www.gorby.ru/userfiles/estonia_20(1).pdf
[15] Сооляте Ф. Введение в теорию общей части гражданского права. Тарту: Социально-гуманитарный институт, 2008.
[16] Ярвелайд П.М., Лийв К.А. К вопросу о развитии канцлера юстиции как гаранта конституционных прав (на примере Эстонской Республики) // Вестник Тюменского государственного университета. Социально-экономические и правовые исследования. 2015. Т.1 № 2 (2).
[17] Ярлик Р. Исполнители воли народа. Тарту: Bookmill, 2014.