Модификация методов оценки скрытой и ненаблюдаемой экономики

Номер журнала:

Краткая информация об авторах: 
  •  
  • Жемерикин Олег Игоревич – соискатель кафедры «Анализ рисков и экономическая безопасность» Финансового университета при Правительстве Российской Федерации;
  • Дадалко Василий Александрович – доктор экономических наук, профессор, профессор кафедры «Анализ рисков и экономическая безопасность» Финансового университета при Правительстве Российской Федерации
Аннотация: 

В статье исследованы методические подходы к количественной оценке уровня ненаблюдаемой и скрытой экономики на уровне региона. Особое внимание уделено модификации метода оценки уровня занятости в ненаблюдаемой экономике и развитию налогового метода определения масштабов скрытой экономики на региональном уровне. В заключении авторы делают вывод о том, что проведенные расчеты свидетельствуют об относительно высоком уровне скрытой экономики в регионах ЦФО. Наличие данной проблемы обосновывает необходимость комплексного воздействия органов государственной власти для уменьшения ее масштабов. В результате чего первостепенную роль приобретает создание комфортных условий для ведения бизнеса на территории регионов официально: повышения качества нормативно-правовой базы, снижение времени регистрации бизнеса, повышение уровня защиты инвесторов, льготное кредитование для малого бизнеса, противодействие коррупции и т.д.

Ключевые слова: 

ненаблюдаемая экономика, скрытая экономика, неформальный сектор, ЦФО, Россия, РФ, практика, проблематика.

     Ненаблюдаемая экономика - экономический феномен, который встречается с момента появления государства, независимо от формы государственного устройства и уровня экономического развития. Однако особый интерес к данному экономическому явлению возник относительно недавно – в последние десятилетия ХХ века. На сегодняшний день, существование экономических процессов за пределами официальной экономики является актуальной проблемой, вызывающей интерес как среди широкой общественности, так и в научных кругах. Как результат, к настоящему времени по данной проблеме издано значительное число научных работ и публикаций. 
     Исследование ненаблюдаемой экономики является трудной задачей, поскольку данный экономический феномен представляет собой сложную, постоянно воспроизводящуюся систему, которая легко адаптируется к внешним изменениям. В связи с этим в научной среде отмечается рассогласованность в отношении данного экономического феномена. Подтверждением этому, служит ряд следующих факторов: неустоявшаяся терминология и типологизация хозяйствующих субъектов за пределами официальной экономики; степень и качество влияния данного явления на социально-экономические процессы; отсутствие универсального метода учета и оценки масштабов данной деятельности и т.д. Подобные трудности подтверждают актуальность исследования ненаблюдаемой экономики. 
     В данной работе мы употребляем термин «ненаблюдаемая экономика», который используется Европейским союзом в связи с его программой по обеспечению полноты охвата ВВП. Данный термин представляет собой удобное название для описания совокупности типов деятельности по производству товаров и услуг, которые не учитываются регулярным статистическим наблюдением, но, согласно законам, подлежащих включению в расчеты ВВП [1]. Ненаблюдаемая экономика является экономической категорией, в которой объединены такие проявления производственной экономической деятельности как подпольная экономика, неформальная экономика, нелегальная экономика и производство домашних хозяйств для собственного конечного использования. Иными словами ненаблюдаемая экономика представляет собой экономическую деятельность по производству товаров и услуг, которая не была учтена в основных данных, используемых для составления национальных счетов, в результате того, что она осуществляется за рамками правового поля.
     В рамках данной статьи более детально рассмотрим проблему учета деятельности находящейся за пределами официальной экономики (т.е. наблюдаемой). За время исследования данного явления мировой теорией и практикой разработано большое количество подходов и методов для оценки ненаблюдаемой экономики. Однако, стоит отметить имеющиеся расхождения в группировке методов измерения масштабов ненаблюдаемой экономической деятельности: одни исследователи обычно условно объединяют методы в две группы: прямые (микрометоды) и косвенные (макрометоды), другие отдельно выделяют методы математического (статистического) моделирования в отдельную группу.
     Мы придерживаемся первой классификации, поскольку методы статистического моделирования основывают на косвенных показателях, хотя в защиту второго варианта группировки отметим, что с помощью методов математического моделирования можно спрогнозировать дальнейшее развитие ситуации.
     Классификация методов измерения:
     Прямые методы: 
  • методы открытой проверки;
  • интервьюирование и опросы;
  • специальные методы экономико-правового анализа.
 
     Косвенные методы:
  • балансовые методы;
  • метод товарных подходов;
  • монетарные методы;
  • методы, основанные на показателях занятости;
  • экспертные методы;
  • методы моделирования.
 
     Многообразие рассмотренных методов свидетельствует об отсутствии универсальной методики количественной оценки параметров ненаблюдаемой экономической деятельности. Перечисленные методы измерения масштабов ненаблюдаемой экономики имеют свои преимущества и недостатки, полученные результаты с помощью применения разных методов зачастую имеют существенные отличия.
     Прямые методы – используются для исследования данного явления на микроуровне, т.е. на уровне домохозяйств и отдельных предприятий. Косвенные методы применяются на макроуровне и основываются на сопоставлении макроэкономических показателей и позволяют оценить размеры ненаблюдаемой экономики в масштабах государства.
     Стоит отметить, что несмотря на достаточное количество разработок подходов и методов статистической оценки ненаблюдаемой экономики в масштабах государства, на региональном уровне измерение данного явления остается достаточно актуальной.
     В последнее время изучению ненаблюдаемой и теневой экономики на уровне региона уделено много внимания в работах Левентова Н.Н., Федотова Д.Ю., Фалинского И.Ю. и др. [4] [9. С. 169-179] [10. С. 20-33]. В работах данных авторов отмечается, что оценка масштабов данного феномена на уровне региона имеет свои особенности: открытый характер экономики, отсутствие некоторых макроэкономических показателей на уровне региона (величина скрытой оплаты труда) и т.д.В виду этого, не все методы учета ненаблюдаемой экономики подходят для оценки данного явления на региональном уровне.
     Необходимость разработки методов оценки ненаблюдаемой экономики на уровне региона обосновывается основной целью региональной политики - сглаживания наиболее острых социальных и экономических диспропорций между отдельными районами страны. А поскольку знание масштабов ненаблюдаемой экономической деятельности позволяет получить адекватные оценки характеризующие уровень развития и экономические связи хозяйствующих субъектов, то их на основании возможна разработка и реализация эффективной стратегии экономического развития региона.
     В рамках данной работы для решения подобных задач рассмотрены «метод оценки ненаблюдаемой экономики по размеру незарегистрированной безработицы» и «налоговый метод расчета величины скрытой экономики», а также предприняты попытки по модификации данных методов.
     Метод оценки ненаблюдаемой экономики по размеру незарегистрированной безработицы в регионе. Данный метод относится к косвенным методам, основанным на показателях занятости. Данный метод строится на предположении, что официально безработные составляют основу рабочей силы в ненаблюдаемой экономике. Суть метода заключается в сопоставления численности официальной и фактической рабочей силы, а полученная разница характеризует уровень занятости в ненаблюдаемой экономике. В последующем, исходя из предположения, что производительность труда (1) в ненаблюдаемой сфере такая же, как и в официальном секторе, следует вывод, что доля ненаблюдаемой экономике в ВРП равна рассчитанному индикатору.
     Данный метод, не смотря на свою простоту, имеет ряд недостатков:
  • весьма сомнительно, что производительность труда одинакова в ненаблюдаемой и официальной экономике;
  • отсутствует возможность полностью оценить ненаблюдаемую экономику региона, т.к. без внимания остаются серые зарплаты официальных работников, сокрытые прибыли предприятий и организаций, экономическая деятельность нелегальных мигрантов и т.д. 
 
     Поэтому данный метод, с некоторой долей условности, наиболее выгодно применять для оценки уровня занятости в ненаблюдаемом секторе экономики, чем для количественного определения масштабов ненаблюдаемой экономики. 
     Исходя из целей повышения точности данного метода, мы расширили его границы охвата включив всех хозяйствующих субъектов ненаблюдаемой экономической деятельности. 
     Во-первых, поскольку Федеральная служба государственной статистики Росстат (ФСГС) в своей деятельности руководствуется СНС [8],к занятому населению также относятся представители неформального сектора, который является одним из сегментов ненаблюдаемой экономики. Информация о занятых в данной секторе имеется в статистическом сборнике экономическая активность населения России [11] и составляется на основании выборочных обследований населения по проблемам занятости.
     Однако, согласно методологическим положениям ФСГС по проведению выборочных обследований населения по проблемам занятости [5] в численность населения, занятого в неформальном секторе, также включаются граждане, занимающиеся предпринимательской деятельностью без образования юридического лица или на индивидуальной основе, независимо от того, имеют они или не имеют государственную регистрацию в качестве предпринимателя. Соответственно к работникам неформального сектора относятся все занятые на производственных единицах, не имеющих статуса юридического лица. В связи с чем, в данную группу помещаются и официальные представители малого бизнеса и их официальные работники. Данный факт приводит смешиванию официально и неформально занятых и завышает результаты расчетов уровня занятости в ненаблюдаемой экономике. Поэтому из совокупной численности занятых в неформальном секторе необходимо вычесть агентов некорпоративных предприятий формальной экономики - индивидуальных предпринимателей и их работников, занятых на основании трудового договора, данные о которых имеются в статистических сборниках размещенных на официальном сайте ФСГС.
     Во-вторых, необходимо учесть представителей нелегальной миграции. Поскольку, на текущий момент для нашего государства миграция населения является одной из наиболее значимых проблем. Особенности географического и политического положения Российской Федерации, а также наличие прозрачности границ со странами СНГ привели к созданию достаточных условий для проникновения на территорию страны больших потоков нелегальных мигрантов [2]. Регионы ЦФО являются наиболее привлекательными, для данной категории лиц, поскольку в них имеется устойчивый спрос на дешевую рабочую силу. Данный факт подтверждает значимость миграционных потоков для российской экономики. 
     Исходя из этого, нельзя оставлять без внимания труд нелегальных мигрантов. Хотя они и не являются резидентами нашего государства, они трудятся, пусть и без законных оснований, и тем самым пополняют трудовые ресурсы ненаблюдаемой экономики. 
     Так, по данным доклада компании «ФинЭкспертиза», основанном на анализе официальных данных Федеральной миграционной службы и ФСГС, «постоянно на территории РФ находится около 11 млн мигрантов. Из них 2,3 млн. - те, кто законно осуществляет трудовую деятельность по патентам, разрешениям на работу. Около 3,7 млн человек въехали с целью, не связанной с трудовой деятельностью». «И оставшиеся 4 миллиона человек – те, кто скорее всего работает здесь нелегально, нарушая налоговое и миграционное законодательство» [12].
     Исходя из данного соотношения, около 60% мигрантов осуществляют свою деятельность вне рамок правового поля. Доля нелегальных мигрантов в Московской области по данным этого доклада составляет около 300 тыс. чел.
     Учитывая данные корректировки, изменим формулу следующим образом:
 

     Расчетные данные и результаты расчетов по Московской области представлены в Таблице 1. Отметим, что результаты, полученные с помощью модифицированного метода, хотя и являются заниженными, оказались больше на 6,3%, чем данные оригинального метода. Использование данного метода позволяет получить более точные оценки уровня занятости в ненаблюдаемой экономике. Однако, в виду того, что некоторые регионы вносят больший вклад в народное хозяйство и порождают больший спрос на труд нелегальных мигрантов, данные расчеты позволяют сделать лишь относительную оценку. В то же время существует возможность повышения качества оценок, если учесть производительную деятельность без осуществления регистрации. 

Таблица 1. Данные о занятости в ненаблюдаемой экономике Московской области в 2013 г. [11] [12].

Численность рабочей силы (по данным выборочных обследований населения по проблемам занятости)

L

3900000

Численность иностранных граждан, имевших действующее разрешение на работу

 

88481

Численность безработных (по данным выборочных обследований населения по проблемам занятости)

Uilo

108000

Численность иностранных граждан, имевших действующий патент на осуществление трудовой деятельности у физических лиц

249551

Численность зарегистрированных безработных (на конец года)

Ufsz

17700

Нелегальных работников

Uill

300000

Занятые в неформальном и формальном секторах

Nnef

0,2 %

Совокупная численность мигрантов

M

638032

Уровень занятости

в ненаблюдаемой экономике

13,82 %

 Источник: составлено авторами.

     Налоговый метод расчета величины скрытой экономики российских регионов был предложен в работе авторского коллектива Д.Ю. Федотовым, Е.Н. Невзоровой, Е.Н Орловой. В исследовании систематизированы методы подходящие для оценки масштабов ненаблюдаемой экономики в региональном разрезе [10. С. 20-33]. В работе авторского коллектива используется термин теневая экономика, что не весьма корректно, поскольку с помощью данной методики учитывается производственная экономическая деятельность, именуемая ФСГС как скрытая экономика (2). А нелегальная экономическая деятельность, такая как продажа наркотиков и оружия, проституция и т.д., входящая в состав ненаблюдаемой экономики не учитываются органами статистики большинства стран (в т.ч. ФСГС). 

     Основная часть работы направлена на расчет величины скрытой экономики в масштабах региона используя налоговый метод. Данный метод относится к группе балансовых методов и основан на сопоставлении данных налоговой и статистической отчетности.
     По данным ФСГС публикуемый ВРП состоит из трех частей: «фонд оплаты труда», «чистые налоги на производство» и «валовая прибыль и валовые смешанные доходы». В последней совокупно представлены легальная прибыль предприятий, а также скрытая прибыль предприятий, скрытая оплата труда и другие смешанные доходы. Поэтому посредством вычитания из графы [7] легальной прибыли предприятий, определяемой на основе величины налоговой базы по налогу на прибыль организаций (3), авторы получили размер скрытой экономики региона.
     Данный метод не претендует на то чтобы стать универсальным, однако произведенные авторами расчеты с его помощью позволили оценить скрытую экономическую активность по регионам. Однако стоит заметить, что полученные результаты являются завышенными, поскольку не были учтены результаты деятельности индивидуальных предпринимателей и крестьянских (фермерских) хозяйств, которые освобождены от уплаты налога на прибыль.
     Так, согласно СНС, результаты деятельности некорпорированных предприятий принадлежащих домашним хозяйствам нередко создаются за счет труда самого владельца или неоплачиваемого труда членов его семьи. В таком случае балансирующая статья называется «смешанный доход», поскольку в неявном виде в нее включается элемент вознаграждения за труд самого владельца или других членов домашнего хозяйства, который невозможно обособить от дохода владельца как предпринимателя [8].
     Официальная деятельность индивидуальных предпринимателей отражается в налоговой отчетности в соответствии с применяемым режимом налогообложения (ОСНО, УСН, ЕНВД, ЕСХН, ПСН) [6].
     Учитывая данные замечания можно повысить качество налогового метода расчета величины скрытой экономики, используя следующие доработки:
     Во-первых, необходимо брать в расчет деятельность индивидуальных предпринимателей, к которым применяется общий режим налогообложения;
     Во-вторых, необходимо учесть тех хозяйствующих субъектов, которые применяют особые режимы налогообложения.
     Модифицированный метод можно представить в виде следующей формулы:

     Результаты расчетов авторского коллектива, результаты модифицированного метода по регионам центрального федерального округа и ВРП представлены в Таблице 2.
     В результате внесения корректировок показатель характеризующий уровень скрытой экономики по регионам уменьшился в среднем на 11,5 %. Однако, стоит понимать, что в данном показателе по регионам также учтена деятельность домашних хозяйств для собственного конечного использования, которая оказывает влияние на ВРП.
     Для аргументации качества модифицированного методов был проведен корреляционный анализ взаимосвязи размера скрытой экономики в российских регионах, с неформальной занятостью, с численностью населения с доходами ниже величины прожиточного минимума, со стоимостью фиксированного набора потребительских товаров и услуг и с уровнем продукции сельского хозяйства. (Табл. 3).

 

Таблица 2. Сравнение скрытой экономики регионов центрального федерального округа и ВРП в 2013 г. [2, 9]

Регионы центрального федерального округа

ВРП

Теневая экономика по Федотову и др.,

в % от ВРП

Скрытая экономика по результатам модифицированного метода,

в % от ВРП

Белгородская область

569414,1

54,8

47,85

Брянская область

223324,3

48

35,30

Владимирская область

307486,0

32,1

16,67

Воронежская область

606667,7

46,1

34,47

Ивановская область

157735,1

35,8

17,48

Калужская область

293433,8

36,4

23,82

Костромская область

143108,2

40,3

21,95

Курская область

272238,0

37,3

25,80

Липецкая область

314790,4

36,6

35,89

Московская область

2551284,2

31,5

21,02

Орловская область

164525,8

44,4

32,61

Рязанская область

278731,8

41,4

29,69

Смоленская область

225594,8

41,4

29,74

Тамбовская область

235859,7

53,7

43,96

Тверская область

291408,1

37,1

23,94

Тульская область

347060,2

39,8

28,14

Ярославская область

360731,5

39,8

29,03

г. Москва

11632506,4

31,5

20,84

Источник: составлено авторами.

     Проведенный корреляционный анализ с уровнем неформальной занятости, который формируется ФСГС на основании опросного листа. Коэффициент корреляции равен 0,3147 и позволяет говорить о наличии прямой зависимости между показателями. Наличие относительно высокой корреляции с неформальной занятостью является предсказуемым и подтверждает взаимосвязь, что большие размеры скрытой экономики задействуют большее количество неформально занятого населения.

Таблица 3. Коэффициенты корреляции масштабов скрытой экономики регионов ЦФО с отдельными экономическими показателями в 2013 г. [12]

 

Уровень неформальной занятости

Численность населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума

Стоимость фиксированного набора потребительских товаров и услуг

Продукция
сельского
хозяйства.

Регионы ЦФО

0,3147

-0,3437

-0,4447

0,6643

Источник: составлено авторами.

     Взаимосвязь уровня скрытой экономики с численностью населения с доходами ниже величины прожиточного минимума является обратно пропорциональной. Значение показателя -0,3437позволяет предположить, что население преодолевает финансовые трудности за счет экономической деятельности в рамках скрытой экономики, чем обеспечивает повышение своего достатка.
     Отмеченная обратная зависимость со стоимостью потребительской корзины (-0,4447) позволяет предположить, что деятельность в рамках скрытой экономики позволяет сократить трансакционные издержки (уплата налогов, административные платежи и т.д.) и тем самым уменьшить стоимость товаров и услуг. 
     Прямая зависимость от уровня производства сельского хозяйства объясняет высокий уровень скрытой экономики в регионах, т.к. ФСГС ведет учет продукции личного подсобного хозяйства (ЛПХ), как неформального производства, отчетов регионах с высоким уровнем скрытой экономики также высока доля продукции сельского хозяйства в ВРП. Население само себя обеспечивает продуктами питания, осуществляя деятельность на ЛПХ. Нередко, данная мера вынужденная, что подкрепляет значение предыдущего показателя.
     Проведенные расчеты свидетельствуют об относительно высоком уровне скрытой экономики в регионах ЦФО. Наличие данной проблемы обосновывает необходимость комплексного воздействия органов государственной власти для уменьшения ее масштабов. В результате чего первостепенную роль приобретает создание комфортных условий для ведения бизнеса на территории регионов официально: повышения качества нормативно-правовой базы, снижение времени регистрации бизнеса, повышение уровня защиты инвесторов, льготное кредитование для малого бизнеса, противодействие коррупции и т.д. 
 
ПРИМЕЧАНИЯ
(1) Под производительностью труда подразумевается отношение ВРП к общему числу занятых в экономике.
(2) Определение ФСГС характеризующее совокупность теневой и неформальной производственной экономической деятельности.
(3) Отчет о налоговой базе и структуре начислений по налогу на прибыль организаций (Форма № 5-П).

 

Литература: 
[1] Авдийский В.И. Теневая экономика и экономическая безопасность государства: учеб. пособие. 3-е изд., перераб. и доп. М.: ИНФРА-М, 2017. 
[2] Ахмедов М.Н. Противодействие нелегальной миграции: уголовно-правовой и криминологический аспекты. Автореферат дис. … канд. юрид. наук. М., 2016. 
[3] Коэффициенты корреляции масштабов скрытой экономики регионов ЦФО с отдельными экономическими показателями в 2013 г. // 2017, Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики. URL:http://www.gks.ru/bgd/regl/b16_14p/Main.htm 
[4] Левентов Н.Н. Прямые методы оценки ненаблюдаемой экономики: о чем молчат критики // Интернет-журнал «НАУКОВЕДЕНИЕ». 2016. № 3. 
[5] Методологические положения по проведению выборочных обследований населения по проблемам занятости (обследований рабочей силы), утвержденные приказом Федеральной службы государственной статистки от 21 декабря 2010 г. № 452. М.: Росстат, 2010. 
[6] Налоговая отчетность предпринимателей // 2017, Официальный сайт Федеральной налоговой службы. URL:https://www.nalog.ru/ 
[7] Национальные счета России в 2007-2014 годах. Статистический сборник. M.: Росстат, 2015. 
[8] Система национальных счетов 2008 // 2017, Statistics Division. URL: https://unstats.un.org/unsd/nationalaccount/docs/sna2008russian.pdf 
[9] Фалинский И.Ю. Региональные теневые потоки: методика анализа и практика применения // Среднерусский вестник общественных наук. 2016. Том 11. № 1. 
[10] Федотов Д.Ю. Налоговый метод расчета величины теневой экономики российских регионов // Финансы и кредит. 2016. № 15. 
[11] Экономическая активность населения России (по результатам выборочных обследований) в 2016. Статистический сборник. M.: Росстат, 2016. 
[12] Экономика РФ терпит убытки из-за нелегалов // 2017, Независимая газета. URL:http://finance.rambler.ru/news/economics/136414881.html