Причины вовлечения детей в морское пиратство и проблемы привлечения их к уголовной ответственности

Номер журнала:

Краткая информация об авторах: 

Начальник отдела международных отношений и регионального развития Всероссийской федерации плавания

Аннотация: 

Настоящая статья посвящена проблеме вовлечения и использования детей в морское пиратство через призму социально-экономических факторов, а также последствиям применения юридических действий, которые должны быть адаптированы к особой категории «дети». Подвергается анализу определения «малолетний морской пират» и «малолетний боец» с целью понимания факторов, ведущих к их вербовке. Приводятся примеры международного сотрудничества по вопросам борьбы с актами морского пиратства несовершеннолетних. Делаются выводы по проблеме вовлечения и использования детей в морское пиратство, на основании которых даются предложения для решения части проблем.

Ключевые слова: 

морское пиратство, международное морское право, права человека, Конвенция о правах ребенка 1989 г., Принципы и руководящие указания по вопросам детей, участвующих в вооруженных силах или вооруженных группах 2007 г., Рабочая группа Совета Безопасности ООН по вопросу о детях и вооруженных конфликтах.

     В отечественных и зарубежных научных исследованиях вопросов морского пиратства на настоящий момент охвачены практически все глобальные проблемы борьбы с этим современным явлением. Однако, в последнее время была выявлена важная проблематика – вовлечение в морское пиратство детей (1), и поскольку вовлечение и использование детей в морском пиратстве ранее не рассматривалось в рамках отдельного исследования, на наш взгляд, важно рассматривать это явление с проблемой вербовки детей преступными группировками. 
     В целях наиболее широкого охвата и избегания путаницы с определениями в настоящей статье понятие «дети» будет применяться равно как к понятиям «ребенок» и «несовершеннолетний».
     Конвенция ООН о правах ребенка 1989 г. (далее Конвенция 1989 г.) (2) [5] содержит в ст. 1 определение «ребенок», которым является каждое человеческое существо до достижения 18-летнего возраста, если по закону, применимому к данному ребенку, он не достигает совершеннолетия ранее. Данное определение, в частности, имеет значение для возраста, при достижении которого подозреваемому может быть предъявлено обвинение за совершение преступления пиратства, и процедуры, которые необходимо соблюдать при обращении с несовершеннолетними правонарушителями. Не менее важным представляется определение «малолетний пират», которое содержится в Принципах и руководящих указаниях по вопросам детей, участвующих в вооруженных силах или вооруженных группах 2007 г. [11] – любое лицо, не достигшее 18 лет, которое работает или используется пиратскими группировками, включая, но, не ограничиваясь, дети-мальчики или дети-девочки, в качестве бойцов абордажных команд, охранников, заложников, посредников, капитанов судов, посыльных, шпионов или в иных целях [12].
     В сфере международно-правовой борьбы с вовлечением и использование детей в преступной деятельности, необходимо отметить значение Конвенции о запрещении и немедленных мерах по искоренению наихудших форм детского труда 1999 г. (далее Конвенция 1999 г.) [6], Резолюцию 45/115 Генеральной Ассамблеи ООН об использовании детей как орудия в преступной деятельности 1990 г. [8], а также Резолюции 1612 Совета Безопасности ООН «Дети и вооруженные конфликты» 2005 г. [9].
     Вовлечению детей в морское пиратство способствуют факторы схожие с факторами, влияющими на развитие морского пиратства. Их можно условно разделить на социальные, экономические и политические факторы.
     Социальными факторами являются отсутствие возможности получить образование, отсутствие возможности найти работу (3), перемещение детей из-за вооруженных конфликтов, разлука с родственниками и эмоциональные травмы, лишение доступа к базовым социальным услугам и защите. К числу экономических факторов относятся бедность (4) и ограничение гуманитарного доступа [2]. Политическими факторами являются раздробленность страны, отсутствие единой структуры государства (например, Сомали), активная деятельность террористических и иных преступных образований в государстве.
     К особым факторам вовлечения детей в морское пиратство можно отметить пиратскую деятельность их родителей, восприятие морских пиратов как чемпионов и борцов за справедливость, невозможность привлечения к уголовной ответственности за морское пиратство детей, использование государствами и миссиями, призванными бороться с морским пиратством детей (5) [3].
     На наш взгляд, можно выделить несколько проблем борьбы с вовлечением и использованием детей в морском пиратстве.
  1. Отсутствие достоверных сведений о нарушении прав детей. В Сомали за последние 20 лет нет надежных сведений о регистрации рождений. Более того, согласно культурным нормам, порогом совершеннолетия в Сомали считается 15-летний возраст, что приводит к уменьшению числа сообщений об издевательствах над детьми. Зафиксированные преступления против детей далеко не отражают полной картины происходящего, поскольку многие не сообщают о преступлениях, опасаясь возмездия [2].
  2. Определение возраста ребенка, с которого за морское пиратство может наступать юридическая ответственность. Большинство судебных систем в мире установили минимальный возраст уголовной ответственности - возраст, при котором лицо считается способным сформировать намерение совершить преступление. В различных документах минимальный возраст уголовной ответственности варьируется от 7 до 18 лет. Такое несогласованное состояние практики исключает появление международно-правового акта по данному вопросу. С одной стороны, просто отпускать детей было бы неправильно, поскольку они снова вернутся к пиратской деятельности, а, с другой стороны, проводить ряд исследований по определению возраста пойманного морского пирата является дорогостоящим мероприятием, требующим специалистов и оборудования. В этом случае, в качестве примера можно привести стоматологический осмотр и рентген скелета для определения возраста подозреваемого в пиратстве (при этом результаты таких исследований носят относительный характер по причине недоедания или раннего начала тяжелого труда) [10]. Также одним из примеров является задержание малолетнего пирата военными силами Нидерландов при освобождении немецкого судна в 2010 г., которого не могли экстрадировать в Германию, поскольку по немецкому законодательству уголовная ответственность за пиратство наступает с 14 лет, а задержанный утверждал, что ему 13 лет. Точно установить его возраст даже с помощью рентгеновского анализа костей оказалось невозможно. Также на данный момент у государств, патрулирующих зоны повышенной активности морских пиратов, нет ресурсов и продуманной схемы для раздельного содержания задержанных детей и взрослых. 
  3. Привлечение к ответственности детей за морское пиратство и отбывание наказания. В 2012 г. полиция Сейшельских островов освободила 11-летнего и 12-летнего сомалийцев, приняв решение не назначать наказание из-за малолетства (практически 1 год дети провели в тюрьме на Сейшельских островах). На проблему вовлечения и использования детей в морском пиратстве мировое сообщество обратило внимание после нападения морскими пиратами на судно MV Maersk Alabama в водах Аденского залива в 2009 г. В результате был задержан 61 пират, 25 из которых оказались дети не старше 15 лет, 4 из которых было на тот момент 11 лет. Привлечение же к уголовной ответственности малолетних морских пиратов сопряжено с проблемами их содержания (согласно ст. 37 Конвенции 1989 г. «… каждый лишенный свободы ребенок должен быть отделен от взрослых, если только не считается, что в наилучших интересах ребенка этого делать не следует…»), и представительства в суде. Так, например, в Кении существуют колонии для несовершеннолетних, но содержать в них малолетних пиратов совместно невозможно, поскольку морское пиратство более тяжкое преступление [10].
  4. Привлечение к ответственности тех, кто вовлекает и использует детей в морском пиратстве. Квалификационных различий между малолетними бойцами и малолетними морскими пиратами практически не существует и, таким образом, необходимо считать вовлечение и использование детей в морском пиратстве как использование детского труда, которое является преступлением подсудным Международному уголовному суду. Этот аргумент можно использовать для привлечения к ответственности организаторов преступных группировок, вовлекающих детей в морское пиратство. Главным является то, что на них будет распространяться действие международного ордера на арест и экстрадиция для возможности предстать перед судом. Дополнительной проблемой стала этическая и тактическая дилемма у военно-морских сил при столкновении с малолетними пиратами. С одной стороны, малолетний пират – это ребенок уязвимый, иррациональный и достойный защиты, с другой стороны – это вооруженный пират, и нельзя не принимать во внимание его общественную опасность. Для солдат военно-морских сил эти конкурирующие факторы представляют дополнительные проблемы, касающиеся применения силы. Таким образом, государства, чьи военно-морские силы, принимают участие в патрулировании зон с повышенной активностью морских пиратов, а также частные военные охранные компании должны учитывать особенности малолетнего пиратства при разработке тактики и стратегии антипиратских операций [12].
 
     Развитие партнерских отношений ООН с региональными и субрегиональными организациями в операциях по поддержанию мира, а также деятельность по посредничеству в конфликтах оказывает существенную помощь в обеспечении надлежащей защиты детей, затрагиваемых конфликтами.
     С 2010 г. Совет Безопасности ООН, выразив обеспокоенность по вопросам вовлечения и использования детей в морском пиратстве, активно предпринимает действия, направленные на решение проблемы вербовки и использования детей, а также нарушения иных прав детей. Совет Безопасности ООН подчеркивает важную роль правительств в деле обеспечения защиты детей, затронутых вооруженными конфликтами; значимость сотрудничества государств, и значение межведомственных комитетов, посредством которых реализовывается успешное взаимодействие с правительствами; важность перманентного финансирования деятельности по защите детей, затронутых вооруженными конфликтами [4].
     Данные инициативы ООН были восприняты властями Сомали и в 2012 г. Президент Сомали заявил о своей готовности принимать меры для пресечения нарушения прав детей. В октябре 2012 г. Правительство Сомали совместно с ООН учредило технический комитет по координации и осуществлению планов действий, призванный обеспечить порядок действий по обращению с детьми, освобожденными из плена.
     Учитывая Резолюцию 2033 (2012) Совета Безопасности ООН о партнерских отношениях между ООН и региональными организациями, ООН поддержала в составе АМИСОМ и в Отделе операций в поддержку мира Африканского Союза формирование персонала, специализирующегося на вопросах защиты детей. Необходимо отметить усиление роли Африканского Союза в миссиях по поддержанию мира и миссиях по принуждению к миру, например, в Сомали, Мали и Центральной Африке, а также значимость сотрудничества ООН в вопросах разработки процедур передачи детей, обнаруженных в ходе военных операций.
     Военный комитет НАТО в ноябре 2012 г. основываясь на Резолюции 1612 (2005) Совета Безопасности ООН и других, связанных с ней резолюциях принял руководящие принципы в военной доктрине НАТО по учебной подготовке, планировании и проведении операций, в частности, по представлению ежеквартальных докладов по вопросу о детях и вооруженных конфликтах и назначению координаторов по техническим вопросам [1].
     В свою очередь ЮНИСЕФ оказывает поддержку сомалийским неправительственным организациям, которые осуществляют разъяснительные работы, посвященные незаконности использования детей в конфликте, а также другим вопросам защиты детей; содействие в реализации программы по мобилизации местного населения на защиту детей, значительная часть в которой отводится профилактике насилия, надругательства и эксплуатации; психосоциальную помощь и вспомогательные услуги на уровне местных сообществ во всех зонах Сомали, при этом особое внимание уделяется детям, пострадавшим от конфликта и оказавшимся из-за него перемещенными лицами.
     В соответствии с резолюциями Совета Безопасности ООН 751 (1992) и 1907 (2009) по Сомали и Эритрее в июле 2011 г. и в целях борьбы с вовлечением и использованием детей в вооруженных конфликтах Комитет по санкциям Совета Безопасности ООН расширил список критериев введения санкций, включив в него существенные нарушения прав детей, их вербовку и использование в качестве солдат, убийство, похищение, нанесение увечий, сексуальное насилие, нападения на школы, больницы, а также принудительное переселение в Сомали.
     На наш взгляд, важнейшей задачей остается ратификация рядом стран Факультативного протокола к Конвенции о правах ребенка 1989 г., касающегося участия детей в вооруженных конфликтах, принятый Резолюцией 54/263 Генеральной Ассамблеи ООН 2000 г.
     В 2005 г. Совет Безопасности ООН создал Механизм наблюдения и отчетности (далее МНО) о нарушениях прав детей в вооруженных конфликтах [9]. Основной задачей МНО является систематический сбор достоверной, актуальной и объективной информации о нарушениях в отношении детей в ходе вооруженных конфликтов. 
     В это же время была учреждена рабочая группа Совета Безопасности ООН по вопросам о детях в вооруженных конфликтах [7]. Задачей группы является обеспечение МНО в отношении детей в вооруженных конфликтах, координация работы между органами ООН, вынесение Совету Безопасности ООН рекомендаций о возможных мерах по содействию защите детей. Наблюдение и отчетность ведутся по поводу убийства детей или нанесения им увечий; вербовки и использования детей в качестве солдат; сексуального насилия в отношении детей; нападений на школы или больницы; отказа гуманитарным организациям в доступе к детям; похищения детей.
     Информация по шести направлениям нарушений включается в ежегодный доклад Генерального секретаря ООН о детях и вооруженных конфликтах, а также в доклады по отдельным странам. Значение таких докладов заключается в том, что они служат руководством для Совета Безопасности ООН и других заинтересованных сторон.
     Важно выделить как отдельное направление нарушения прав детей вовлечение и использование детей в морском пиратстве. Поскольку деятельность рабочей группы Совета Безопасности ООН по вопросам о детях в вооруженных конфликтах учитывает детей, вовлеченных в морское пиратство, считаем целесообразным в рамках работы группы выделить отдельное направление - «вовлечение и использование детей в морском пиратстве».
     Также в рамках инициативы формирования персонала, специализирующегося на вопросах защиты детей в составе АМИСОМ и в Отделе операций в поддержку мира Африканского Союза, необходимо сформировать отдельную группу специалистов, занимающихся вопросами вовлечения и использования детей в морском пиратстве.
     Решение проблемы пиратства несовершеннолетних, по нашему мнению, лежит в комбинации механизмов уголовного преследования, восстановительных и реабилитационных механизмов в отношении несовершеннолетних морских пиратов. ЮНИСЕФ осуществляет деятельность по реализации программы мобилизации местного населения на защиту детей, ведет разъяснительную работу по вопросам защиты детей. Представляется целесообразным ЮНИСЕФ совместно с правительством Сомали разработать программу восстановления и реабилитации несовершеннолетних морских пиратов. Подобно подписанным правительством Сомали двух планов действий [3] (по прекращению и предотвращению вербовки и использования детей Сомалийской национальной армией и прекращению убийства и калечения детей Сомалийской национальной армией) подписать план действий по предотвращению использования детей в морском пиратстве на территории Сомали.
     Также в качестве меры по решению рассматриваемой проблемы следует рассматривать привлечение к уголовной ответственности тех, кто вовлекает и использует детей в целях морского пиратства. Совета Безопасности ООН отмечает, что привлечение к ответственности за преступления, совершаемые в отношении детей, увеличилось благодаря расследованию таких преступлений и преследованию за них в международной системе уголовного правосудия, специальных и смешанных трибуналах и специализированных палатах национальных судов. Совет Безопасности ООН особо отмечает в этой связи вклад Международного уголовного суда в дело привлечения к ответственности лиц, ответственных за такие преступления, в соответствии с принципом комплементарности по отношению к национальным органам уголовной юстиции, закрепленным в Римском статуте [4].
     Считаем возможным предложить в целях борьбы с малолетним морским пиратством, учитывая их национальные и культурные различия, государствам, осуществляющим уголовное правосудие над малолетними морскими пиратами разработать специальную программу реабилитации и реинтеграции детей.
     Несмотря на то, что в настоящей статье проводится параллель между вовлечением и использованием детей в вооруженных конфликтах и в морском пиратстве, все же можно заметить дифференцированный подход ООН к малолетним бойцам и малолетним пиратам. Малолетние бойцы представляются в большей степени невольными и невиновными в отличие от малолетних пиратов.
     Одним из важнейших элементов соблюдения прав ребенка является борьба с безнаказанностью за грубые нарушения в отношении детей. Национальные механизмы привлечения к ответственности дополняет система международного правосудия в тех случаях, когда на национальном уровне нет возможности или желания привлекать к суду подозреваемых в совершении преступлений. Зачастую недостаток ресурсов не позволяет национальным властям наказывать за нарушения в сфере прав ребенка в судебном порядке. Следовательно, поддержка со стороны ООН национальных правительств в области укрепления судебного потенциала может способствовать увеличению привлечения к ответственности виновных.
     По нашему мнению, проблема привлечения к уголовной ответственности детей за морское пиратство и проблема уголовного преследования морских пиратов – это разные проблемы, решение которых лежит в различных механизмах деятельности. Однако, ключевым является решение вопроса о привлечении к уголовной ответственности тех, кто вовлекает и использует детей в морском пиратстве.
 
ПРИМЕЧАНИЯ
(1) Акты вовлечения и использования детей в морском пиратстве встречаются в Сомали, дельте реки Нигер в Гвинее, Йемене, Кот-д’Ивуаре и Пакистане.
(2) В настоящее время Конвенцию подписали 140 государств, а участниками являются 196 государств (Сомали ратифицировала 1 октября 2015 г.).
(3) По данным Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ) с 2009 г. некоторым детям начали платить до 80 долларов США за вступление в ряды вооруженных группировок.
(4) В июле 2009 г. 14-летний мальчик был завербован сомалийской террористической группировкой «Аш-Шабааб» (запрещена в Российской Федерации). Мать завербованного мальчика пояснила, что он пошел на этот шаг, поскольку они умирали от голода и он согласился завербоваться и получать за это деньги.
(5) В Докладе Генерального Секретаря ООН по вопросу о детях и вооруженном конфликте в Сомали указывается, что Сомалийская национальная армия за первое полугодие 2016 г. завербовала и использовала 117 детей, областные силы безопасности (Джубба, Гальмудуга) в 2016 г. использовали 81 ребенка, Миссия Африканского Союза в Сомали (АМИСОМ) за первое полугодие 2016 г. использовала 17 детей для выполнения вспомогательных функций.
Литература: 
[1] Дети и вооруженные конфликты. Доклад Генерального секретаря ООН. A/67/845-S/2013/245 от 15 мая 2013 // 2017, Организация Объединенных Наций. URL: http://www.un.org/ru/documents/ods.asp?m=s/2013/245 
[2] Дети и вооруженные конфликты. Доклад Генерального Секретаря ООН. А/66/782-S/2012/261 от 26 апреля 2012 // 2017, Организация Объединенных Наций. URL: http://www.un.org/ru/documents/ods.asp?m=S/2012/261 
[3] Доклад Генерального секретаря по вопросу о детях и вооруженном конфликте в Сомали. S/2016/1098 от 22 декабря 2016 // 2017, Организация Объединенных Наций. URL: http://www.un.org/ru/documents/ods.asp?m=s/2016/1098 
[4] Заявление Председателя Совета Безопасности ООН. S/PRST/2013/8 от 17 июня 2013 // 2017, Организация Объединенных Наций. URL:http://www.un.org/ru/documents/ods.asp?m=S/PRST/2013/8 
[5] Конвенция ООН о правах ребенка 1989 г. // 2017, Организация Объединенных Наций. URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/childcon.shtml 
[6] Конвенция МОТ о запрещении и немедленных мерах по искоренению наихудших форм детского труда 1999 г // 2017, Организация Объединенных Наций. URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/convention182.shtml 
[7] Проект Резолюции S/2005/477. Совета Безопасности ООН. Док. ООН. S/2005/477 от 22 июля 2005 // 2017, Организация Объединенных Наций. URL: http://www.un.org/ru/documents/ods.asp?m=s/2005/477 
[8] Резолюция 45/115 Генеральной Ассамблеи ООН об использовании детей как орудия в преступной деятельности 1990 г. // 2017, Организация Объединенных Наций. URL: https://documents-dds-ny.un.org/doc/RESOLUTION/GEN/NR0/570/20/IMG/NR0570...
[9] Резолюция 1612 Совета Безопасности ООН «Дети и вооруженные конфликты» 2005 г. // 2017, Организация Объединенных Наций. URL: https://documents-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N05/439/61/PDF/N0543961.pd...
[10] Fritz D. Child Pirates from Somalia: A Call for the International Community to Support the Further Development of Juvenile Justice Systems in Puntland and Somaliland // Law Western Reserve University School of law. 2012. 
[11] UNICEF. Paris Principals. The Principles and Guidelines on Children Association with Armed Forces or Armed Groups. Art.2.1. 2007 // 2017, Office of the Special Representative of the Secretary-General for children and armed conflict. URL: http://childrenandarmedconflict.un.org/publications/ParisPrinciples_EN.p...
[12] Whitman S.L. Children and Marine Piracy // Case Western Reserve Journal of International Law. 2013. Vol. 46.