Информационно-квантовый подход к исследованию правосознания человека в психологической теории права Л.И. Петражицкого

Номер журнала:

Краткая информация об авторах: 

кандидат юридических наук, доцент, доцент-исследователь кафедры административного и финансового права Российского университета дружбы народов

Аннотация: 

Психологическая концепция права Л.И. Петражицкого ознаменовала собой новый этап в развитии юридической науки, который можно назвать неклассическим. В соответствии с неклассическим типом юридической рациональности источником права выступает не внешняя правовая действительность, а императивно-атрибутивные переживания человека, которые определяют его правовое поведение. Многогранная внешняя эмпирическая реальность, одну из основных форм которой выражает государство, характеризуемое ученым в качестве эмоционально-правовой проекции, именуется юридической фикцией («фантазмами»). В связи с этим ученый в своих трудах утверждает, что истоками переживаемых homo juridicus не существующих во внешней действительности правовых феноменов, является не пригодный для исследования духовных ипостасей индивида методологический инструментарий позитивизма. По этой причине для постижения не мнимой, а подлинной правовой реальности – сознания человека юридического, используется один из постнеклассических подходов - информационно-квантовый.

Ключевые слова: 

правосознание, методология, квантоподобное состояние, концепция, информация, императивно-атрибутивное переживание, бессознательное, правовая реальность, концепт «я», правовая энергия.

     Психологическая теория права ученого Л.И. Петражицкого, труды которого посвящены не только юридической науке, но и социологии, психологии, философии, возникла благодаря двум факторам – объективному и субъективному. Объективные обстоятельства заключались в том, что экспериментальная (физиологическая) психология достигла своего расцвета как самостоятельная дисциплина в конце XIX - начале XX в. Как раз в этот период Л.И. Петражицкий создавал свои известные произведения [7], [6], [10]. С точки зрения Петражицкого, главным исследовательским подходом психологии при изучении непосредственного опыта правового сознания была интроспекция. Данный метод являлся главным способом исследования императивно-атрибутивных переживаний (эмоций) в учении Л.И. Петражицкого. Субъективный фактор базировался на изучении научных работ В. Вундта, которые помогли Петражицкому обосновать свою концепцию. 
     Указанные обстоятельства послужили источником формирования доктором права Л.И. Петражицким психологической теории права, основанной на феноменологическом способе интерпретации бытия права и несвойственных позитивистской юриспруденции методологических подходах к его исследованию. По мнению профессора А.В. Полякова, психологическая теория Петражицкого представляет собой феноменологический анализ права, раскрывающий корреляцию правомочия и обязанности [12. С. 11]. Вместе с тем, несмотря на многообразие исследовательских интерпретаций правовой реальности «я» субъекта, автор статьи предпримет еще одну попытку объяснения смысла правового бытия, но в рамках когнитивно-квантового подхода, что позволит актуализировать неисчерпаемые ресурсы учения Петражицкого. Кроме того, осуществленная процедура рефлексии над смыслом и значением психологического учения Л.И. Петражицкого в рамках методологического арсенала и понятийного аппарата информационно-когнитивной (квантовой) концепции права, позволит выявить перспективы развития представления о праве как конституируемой субъектами реальности.
     Между тем, представления о природе права, отраженные в воззрениях научно-правовых школ, можно классифицировать на две группы в соответствии с онтологическим основанием права. К первой группе следует отнести правоведов, признающих источником бытия права духовную сущность «я» субъекта. Для второй группы правовых взглядов ученых характерно утверждение, что правом является некая объективная субстанция, независимая от человека. Как раз к последней группе можно отнести представителей классического юридического позитивизма и юснатурализма, осуществляющих наделение отвлеченных понятий нементального бытия идеальных объектов самостоятельным бытием, которые со временем находят научную легитимацию либо в мире идей, либо в эмпирической реальности (гипостазирование). Гипостазирование понятия «право» происходит в пространство внешнего мира путем проецирования содержания сознания во внешний (трансцендентный) по отношению к сознанию мир. Однако согласно учению Петражицкого, право, как мыслимый объект, не существует в эмпирической действительности, его невозможно обнаружить также и в мире идей. Следовательно, единственным местом дислокации права остается человеческое сознание, которое фиксирует представление об имманентной данности мира в качестве интенционального объекта и с помощью языка. Помимо описанных в учении эпистемологических идей Л.И. Петражицкого, похожие научные взгляды имели Ф. Брентано и его ученики Э. Гуссерль и А. Мейнонг, отраженные в их концепции интенциональных объектов. Во-первых, предметом познания является не внешний мир, а сознание субъекта; во-вторых, за пределами сознания homo juridicus не существует реальности, соответствующей понятиям юридической науки. Понятия юриспруденции, отражающие мыслимые объекты, существуют лишь в качестве переживаемого индивидом нормативного суждения. 
     Кроме того, в отличие от разработчиков юснатуралистической школы, считавшие естественное право в качестве объективной идеальной сущности, находящейся за пределами сознания человека юридического, сторонники позитивизма рассматривают право в виде объекта внешнего мира, доступного непосредственному наблюдению. Одним словом, представители юридического позитивизма право как лингвистическую реальность заменили понятием права в качестве фикции – опытные данные («факты»), понятие которых не подвергались теоретической рефлексии. Из сказанного вытекает, что и юснатуралисты, и позитивисты придавали бытию права самостоятельное и независимое от сознания homo juridicus существование [15. С. 26]. Тем не менее, способы познания права у них были неодинаковыми: рационалисты полагали, что постичь его представляется возможным благодаря чистому мышлению и инсайту (интуиции), а эмпиристы – на основе чувственного опыта. 
     Выразителем нового взгляда на природу правового сознания стал Л.И. Петражицкий, труды которого следует отнести к неклассическому этапу развития юридической науки. Ученый интерпретировал понятие права не как внеположную человеческому сознанию объективную сущность или совокупность доступных эмпирическому наблюдению данных опыта, а в виде феномена, связанного с его конструктивной активностью. Иными словами, в отличие от статичного понимания права в юснатурализме и юридическом позитивизме новой чертой правовой онтологии в эмоциональной теории права Петражицкого становится ее процессуальность, демонстрирующая связь права с духовным миром человека. 
     По мнению Л.И. Петражицкого, за пределами сознания человека не может быть никакой правовой реальности. Положения психологической теории права Петражицкого исключает сопоставление мыслимых объектов с какой-либо нементальной реальностью. По этой причине, невозможность выявить в мире пространства доступный наблюдению «субстрат» соответствующего мыслимого объекта (понятия) обусловливает его интерпретацию в качестве фикции, находящей свое воплощение в метафизической или эмпирической реальности. В связи с этим ученый в своих трудах утверждает, что истоками переживаемых homo juridicus не существующих во внешней действительности правовых феноменов, является не пригодный для исследования духовных ипостасей индивида методологический инструментарий позитивизма. Между тем, суть разработанной Л.И. Петражицким модели конституирования правовой реальности состоит в том, что в рамках определенного этноса допустима общность понимания сути нормативных фактов и формируемых согласно им субъективных прав и правовых обязанностей. Однако общность понимания субъектами нормативного смысла выражается в их совместном эмоциональном переживании самодовлеющей ценности «акционного представления» [10. С. 108], сопровождающего правовую эмоцию (должного поведения), выступающей основанием «обязывающей силы» права. Из этого вытекает, что Л.И. Петражицкий исходит из общего понятия нормативности как психически переживаемого самообязывания. Другими словами, нормативный смысл правового переживания мотивирует человека к реализации должного. 
     Особо следует отметить психологическую теорию права Л.И. Петражицкого, которая внесла неоценимый вклад в становление разрабатываемой автором информационно-когнитивной (квантовой) концепции права. Главным достоинством учения русского правоведа состоит в том, что он одним из первых рассмотрел экзистирующий (динамический, энергийный) аспект онтологических основ правовой реальности «я». С точки зрения профессора Петражицкого, право представляет собой дуалистическую структуру интуитивного и позитивного права, фундамент которого составляет понятие императивно-атрибутивных эмоций. Именно термин «эмоция» выражает энергийный компонент правового «я», который правовед определил как специфический, нерасторжимый процесс возбуждения-торможения в человеческом организме, возникающий при взаимодействии людей по поводу духовных и материальных благ. Иными словами, в конституировании правовой реальности «я» индивида основополагающую роль играет не понятие информации, а психическая энергия, находящая свое проявление в переживании (эмоции). Процесс формирования правовой реальности в русле информационно-когнитивной (квантовой) концепции осуществляется на трех уровнях многомерной духовной сущности человека - квазипаттерна «Я», протопаттерна «Я» и паттерна «я». Если интуитивное право находит свое бытие на уровне квазипаттерна «Я», то позитивное право образуется психической энергией протопаттерна «Я», которая посредством квантового резонанса преобразуется в самоорганизующееся информационно-когнитивное образование – юридический паттерн «я». Наряду с этим, познание фундаментальных уровней информационно-когнитивных образований духовной сущности человека – квазипаттерна «Я», протопаттерна «Я» и паттерна «я» не может быть осуществлено ориентированными на естествознание методологическими стандартами позитивизма. Поэтому научным инструментарием исследования духовной природы права выступает когнитивно-квантовый подход, с помощью которого мы опишем сначала формирование правовой действительности на основе протопаттерна «Я» и юридического паттерна «я» - позитивного права, а затем интуитивного права, фундамент которого составляет квазипаттерн «Я».
     Как уже было сказано выше, Петражицкий исходил из того, что право не создается государством, обществом или духом народа, но представляет собой внутренний опыт переживания правовых эмоций, отраженный на двух из трех основополагающих уровнях правового бытия «я» - протопаттерна «Я» и юридического паттерна «я». Указанные уровни правового бытия подлежат изучению при помощи когнитивно-квантового способа познания как наиболее соотносимого «духовной природе» права, позволяющего исследовать и описать их инвариантную императивно-атрибутивную структуру. Именно протопаттерном «Я» и юридическим паттерном «я» фиксируется внутренний опыт переживания правовых эмоций, на основе которого конструируется позитивное право. Ввиду того, что переживания (эмоции) у Петражицкого являются первичными по отношению к информационному (рациональному) аспекту «я» субъекта, то в данном контексте самоорганизующееся информационно-когнитивное образование названо протопаттерном. Не без оснований один из создателей гуманистической психологии, американский психолог К. Роджерс называет протопаттерн «Я» человека паттерном переживаний и образов [13. С. 41-59], [20. С. 56], аккумулирующим в себе всю психическую энергию, которая является ядром для формирования юридического паттерна «я» субъекта. Итак, правовая эмоция, запечатленная в форме протопаттерна «Я», служит основой понимания правовой нормы – не как эмоциональной проекции, но как «реального» психического явления - актуального переживания ценности должного, мотивирующего к его реализации в поведении. 
     Юридический паттерн «я» субъекта выступает завершающим этапом процесса конструирования правовой действительности, где правовая энергия (эмоции) индивида трансформируется в правовую информацию. Более того, преобразование эмоции в информацию осуществляется в квантоподобном состоянии {1} посредством резонанса. По этой причине Л.И. Петражицкий выделяет этический вид эмоций, которые возникают в социальной среде как особые состояния (курсив мой – В.И.), направленные на другого человека или социальный организм. Автор статьи относит так называемые «особые состояния» к квантоподобным [11. С. 20]. С точки зрения следования строгим канонам основ квантовой физики, распространяющим свое действие на микромир, духовную сущность человека - «я» большинство ученых относит к макромиру. В то же время любое профессиональное сообщество может установить конвенционные языковые соглашения о заимствовании тех или иных дефиниций из других областей науки и придать свой смысл их понимания. Тенденция использования научных категорий квантовой механики при изучении состояний сознания человека («я») как макромира находит свое выражение в современную эпоху в сфере психологии и философии [4. С. 50], [1. С. 46-67], [16. С. 106]. Согласно теории гуманистической психологии американского психолога К. Роджерса, «я» представляет собой постоянно меняющуюся систему. Система, описываемая в терминах состояний «я» человека, именуется квантоподобной по аналогии с определением, взятым из теории квантовой механики, в соответствии с которой квантовое состояние – любое возможное состояние, в котором может находиться квантовая система [2. С. 24-25]. Тем не менее, когда состояние системы «я» наблюдают в какой-то момент времени, оно кажется неизменным и предсказуемым. Это происходит потому, что мы замораживаем некую часть области опыта, чтобы наблюдение стало возможным. «Результатом наблюдения, безусловно, является гештальт, форма, где изменением одного незначительного аспекта может изменить весь паттерн целиком» [19. P. 184-256]. По мнению К. Роджерса, «я» - это организованный последовательный гештальт, постоянно находящийся в процессе формирования и преобразования по мере изменения ситуаций [17. С. 354]. 
     Русский юрист Петражицкий выделяет два базовых состояния системы «я» индивида, которые он непосредственно связывает с активной или пассивной стороной этических эмоций. Между тем, согласно квантовой теории система «я», пребывающая в различных состояниях, может одновременно находиться сразу в двух и более состояниях. Такое состояние системы «я» называют суперпозиционным. При этом следует отметить, что состояния системы «я», которые «накладываются» друг на друга – это взаимоисключающие состояния. Из сказанного выше вытекает, что, особенность квантоподобной суперпозиции состоит в нелокальности и непроявленности потенциального характера такого состояния системы «я» человека. Вместе с тем, одно из потенциальных состояний системы «я» индивида может проявиться из нелокальной суперпозиции в процессе декогеренции. Следовательно, именно процесс декогеренции выражает «чувство связанности воли» [8. С. 252-253], которое предопределяет и нормирует поведение человека.
     Петражицкий различал два вида переживаний (эмоций), определяющих состояния системы «я» субъекта и проявляющиеся в процессе декогеренции – моральные (нравственные) и правовые. В отличие от нравственных переживаний, которые выражают односторонний характер, связанный с осознанием индивидом своего долга, правовые эмоции являются двусторонними, где чувство обязанности одного лица сопровождается представлением о правомочиях других субъектов. По этой причине ученый Л.И. Петражицкий рассматривает норму права в качестве нормативного убеждения, имеющего характеристики эмоционального акта. Правовые нормы, возникающие из двусторонних эмоций, получают в концепции Л.И. Петражицкого наименование императивно-атрибутивных. В то же время необходимо отметить краеугольное положение в психологическом учении Петражицкого: правовые нормы создаются не путем согласования эмоций участников общественных отношений, а каждым индивидом в отдельности [10. С. 50]. Из этого вытекает, что любые эмоциональные переживания, сопряженные с представлениями о взаимных правах и обязанностях, называются им правом.
     В рамках когнитивно-квантового подхода следует пояснить различие между замкнутой и открытой системами «я» субъекта. Необходимость освещения данного вопроса связана с тем, что ученый Петражицкий, как уже было упомянуто выше, относил к понятию права не только двусторонние императивно-атрибутивные эмоции, но также и переживания человека юридического, не находящие признания со стороны других субъектов. Вследствие этого процесс декогеренции будет иметь место также не только между системами «я» субъектов, но и в пределах подсистем правовой реальности «я» индивида. Однако стоит отметить, что эмоциональное состояние правового бытия «я» может быть пассивным и активным, которое зависит от вида системы «я» - закрытой или открытой. Замкнутая система – это состояние правовой реальности «я» (правового «я»), при котором отсутствует корреляции с окружением. Иначе говоря, если правовое бытие «я» пребывает в пассивном состоянии (не имеет корреляций с окружением), то квантовая система является замкнутой.
     Возможны две модели замкнутого состояния системы правового «я». Первая представляет собой систему «я», состоящей из подсистем - квазипаттерна, протопаттерна, паттерна, которые являются также замкнутыми. В этом случае система «я» субъекта может быть разложена по независимым подсистемам. Такое состояние системы «я» индивида называется сепарабельным (разделимым). В связи с этим этические эмоции (правовые и моральные) могут проявляться на уровне указанных подсистем «я» индивида в процессе декогеренции. Однако, со стороны внешнего мира данная система словно не существует, ведь даже для ее видения – уже следует с ней провзаимодействовать, то есть нарушить ее замкнутость. 
     Квинтэссенция другой модели пассивного состояния правовой реальности «я» состоит в том, что система «я» находится в когерентной суперпозиции состояний всех ее подсистем. Иными словами, используя терминологию квантовой физики, можно сказать, что это чистое состояние системы «я», характеризующаяся лишь нелокальными квантовыми (квантоподобными) корреляциями. Состояние системы «я» индивида, в основе которого лежит принцип суперпозиции состояний, в квантовой теории называют несепарабельным состоянием [18. Р. 283–312]. При этом принцип несепарабельности говорит также о том, что подсистемы «протопаттерн «Я»» и «паттерн «я»» хранят информацию обо всех своих нелокальных корреляциях в рамках правовой реальности «я» субъекта, а также с другими системами «я». 
     Более того, в пассивном состоянии все подсистемы правовой реальности «я» индивида взаимосвязаны и представляют собой область синхронизации, в пределах которой все когерентно и целостно, с одной стороны. С другой стороны, если две, казалось бы, независимые, отдельные подсистемы «я» – квазипаттерна, протопаттерна и паттерна, хотя бы однажды взаимодействовали друг с другом непосредственно, то и в дальнейшем между ними сохраняются уже нелокализованные корреляции. Одним словом, разночастотные вибрации правового бытия, происходящего на уровнях квазипаттерна «Я», протопаттерна «Я» и паттерна «я», пребывают в суперпозиционном состоянии, вследствие которого становятся единым образованием - «я» субъектом. Подобные состояния, когда разные подсистемы правовой реальности «я» индивидуумов оказываются связанными друг с другом по некоторым своим степеням свободы, называются запутанными состояниями. Пространство, которое при этом образуется, можно назвать зоной нелокальных квантовых (квантоподобных) корреляций. Эти нелокальные корреляции между «я» субъектами находятся в области непроявленного. В случае возникновения правовых обстоятельств (нормативного факта [10. С. 438]), может произойти декогеренция этого квантового (квантоподобного) нелокального суперпозиционного состояния с фиксированной правовой эмоцией «я» субъекта. 
     Таким образом, пока система «я» индивида находится в пассивном состоянии, где ее состояния нелокальны, правовые эмоции, согласно воззрениям Петражицкого, могут выступать не только в качестве источника права, но и самим правом. Декогеренция, вызванная коммуникацией системы или подсистем «я» субъектов, приводит к переводу пассивного (закрытого) состояния системы «я» в активное (открытое) и порождению фиксированного состояния – эмоционального образа «я» как этической эмоции. Правовая эмоция в русле психологической теории права Петражицкого при определенных условиях может порождать норму права как «нормативного убеждения». Такими условиями выступают, во-первых, открытость системы «я» субъекта; во-вторых, наличие императивно-атрибутивных эмоций, имеющих двусторонний характер; и, в-третьих, сформированный юридический паттерн. 
     Открытая система «я» субъекта характеризуется тем, что имеет большое количество взаимосвязей, как с подсистемами своей системы, так и с подсистемами других «я» субъектов. При этом из суперпозиции нелокальных состояний системы «я» фиксируется какое-то определенное эмоциональное состояние, именуемое Петражицким правовым или нравственным. Односторонние переживания, которые не возлагают на человека обязательств, русский правовед относит к морали. Эмоциональные импульсии систем «я» субъектов, имеющие двусторонний характер, определяются ученым понятием «право». Этические переживания, содержащие в себе нормативные факты и выступающие в качестве правовых концептов, образованных на основе юридических паттернов «я», по мнению Петражицкого, необходимо называть «гетерономными, или позитивными, остальные - автономными, или индуктивными» [10. С. 47]. Правовые переживания, содержащие представления нормативных фактов как оснований обязательности, образуют позитивное право. Иными словами, нормативные факты являются одним из потенциальных эмоциональных состояний системы «я», возникающие в результате коммуникации систем и подсистем «я» субъектов, в процессе которой разрушается суперпозиция их состояний (декогеренция). Отсюда следует, что процесс декогеренции вызывает в системе «я» индивида императивно-атрибутивные эмоции, которые обладают двойственной природой. С одной стороны, они возлагают на индивида определенные обязательства, принуждая к их исполнению, а с другой - производят своеобразный психологический эффект, перенося источник данных требований из психики индивида во внешнюю среду и превращая в субъекта императивов других индивидов или безличные социальные институты [10. С. 118-119].
     Петражицкий полагал, что управление поведением «я» субъектов осуществляется вследствие переживания ими императивно-атрибутивных эмоций, формирующих у индивидуумов ощущение долга. Однако первопричиной, вызывающей правовые эмоции в системе «я» субъекта, выступает легитимированный нормативный факт, являющийся общезначимым источником тех моделей поведения, представления о которых в сознании субъекта «сами по себе» вызывают импульсы к их осуществлению вследствие усмотрения в них ценности. При этом ценность представляемой модели поведения, мотивирующая к ее осуществлению, переживается субъектом в неразрывном единстве с ценностью установившего ее нормативного факта - «веления» законодателя, решения судьи и т.д. [15. С. 26] Следовательно, переход из пассивного суперпозиционного состояния в активно-смешанное состояние системы «я» субъекта осуществляется на основании «обязывающей силы» права, в качестве которой выступает эмоциональное переживание - правовой образ «я» индивида. Действенность конституированного правового образа «я» выражается таким образом, что человек, пребывая в состоянии моторного возбуждения, переживает побуждение к действию в пользу другого человека или общественного учреждения. Другими словами, эмоция (психическая энергия), насыщенная переживанием притязания другой стороны, вызывает квантоподобное состояние «я» индивида. Такое состояние принуждает конструировать поведение (нравственное и правовое) в соответствии с содержанием паттерна, созданным в результате трансформации психической энергии в информацию на основе нормативного факта. Юридический паттерн выступает информационным образованием, своего рода кластером, при активизации которого формируется образ «я» (правовой концепт), мотивирующего субъекта к реализации самодовлеющей ценности должного в поведении. 
     Таким образом, если протопаттерн выражает субстанциональный уровень функционирования психической (эмоциональной) энергии правовой реальности «я» индивида, то юридический паттерн системы «я» субъекта выступает информационно-когнитивным образованием, сформированным посредством преобразования эмоциональной энергии в информацию. Основанием трансформации правовой эмоции (энергии) в юридическую информацию является эмоциональное переживание человеком самодовлеющей ценности должного в поведении. Более того, юридический паттерн системы «я» субъекта представляет собой, своего рода площадку, на которой происходит взаимодействие рационального и эмпирического компонентов homo sapiens посредством осмысления внешнего нормативного факта. При этом процесс осмысления нормативного смысла правового переживания носит двусторонний, императивно-атрибутивный характер и образует, по мнению Л.И. Петражицкого, одну из ипостасей правового бытия - позитивное право. Причем императивность правовых эмоций и их проекций является лишь рефлексией их атрибутивности.
     Другую ипостась права выражает интуитивное право, фундамент которого составляет квазипаттерн системы «я» человека. Собственно говоря, квазипаттерн «Я» (высшее «Я») конституирует понятие справедливости, отождествляемое не в рамках понимания того или иного этноса, а с всеобъемлющим, и одновременно автономным (приватным), императивно-атрибутивным переживанием. Вместе с тем, в зависимости от подсистемы правовой реальности «я» субъекта переживание имеет различную онтологическую природу. В подсистемах протопаттерна и юридического паттерна системы «я» индивида императивно-атрибутивное переживание ученый Петражицкий называет гетерономной правовой эмоцией. Однако правовое бытие, самоконституированное на уровне квазипаттерна «Я», именуется правовым чувством. Между тем, эпистемологическим основанием протопаттерна «Я» и паттерна «я» выступает юридический опыт человека, фиксируемый в виде информационно-когнитивных образований. При этом квазипаттерн «Я» отражает голографическую реальность бессознательной области, пребывающую в целостности и единстве, и не порождающую когнитивных конструкций (паттернов).
     Вследствие того, что бессознательное суперпозиционное состояние квазипаттерна «Я» составляет единый фундамент для всех систем и подсистем «я» субъектов, между которыми когда-либо имело место взаимодействие, то такая взаимосвязь формирует общность интуитивно-правовой психики социума. Развитие интуитивно-правовой психики индивидов в рамках социальных групп обусловливает существование коллективного интуитивного права, тесно связанного с активизированными пластами правового бытия общества - протопаттерна и паттерна. Именно на взаимодействующих планах протопаттерна и паттерна «я» индивидуумов этноса осуществляется процесс «материализации» одного из потенциальных состояний бессознательной сферы. В процессе коммуникации образуется единое интерактивное пространство, своего рода, происходит смешивание правовых концептов систем «я», созданных посредством психической энергии (эмоций) протопаттерна, направление циркуляции которой задается структурой юридического паттерна. Специфика взаимодействий горизонтальных и вертикальных информационных формирований «я» субъектов определяется правовой культурой социума. Как раз межсубъектная коммуникация в рамках одного этноса способствует конституированию общего правового пространства – ментальной нормы права, объективированной в форму позитивного права. Итак, во-первых, ценностная архитектоника человеческой культуры образуется благодаря контактам между собой юридического паттерна «я», правового протопаттерна «я» и «Я»-квазипаттерна. Во-вторых, в качестве «носителей» социальной реальности выступают не «я»-образы (представления) индивидуумов, а рассматривается ментальная норма должного, сформированная на базе взаимодействий «я»-концептов homo sapiens, на которую «я» субъекты ориентируют свое поведение. В связи с вышеуказанными обстоятельствами Л.И. Петражицкий рассматривает в качестве необходимого основания правопорядка соответствие позитивного права коллективному интуитивно-правовому сознанию. В ином случае, по его мнению, может возникнуть социальная революция. 
     Важная заслуга Л.И. Петражицкого состоит также и в том, что он отнес учение о справедливости к области права, а не к сфере нравственности. Аргументация его позиции сводилась к атрибутивной природе чувства справедливости, пробуждаемого «я» индивидом на бессознательном уровне квазипаттерна «Я». Процесс декогеренции суперпозиционного состояния квазипаттерна «Я» становится возможным благодаря активной правовой мотивации, выражающейся в осознании «я» субъектами права - долга другого. Другими словами, источником переживания чувства справедливости (интуитивного права) является правовой мотив, образуемый общностью понимания смысла субъективных прав и правовых обязанностей. Общность смысла правового поведения достигается с помощью чувства справедливости. Поэтому ученым справедливость рассматривается как автономная интуитивно-правовая норма, противопоставляемая позитивному праву, выраженному в гетерономной правовой эмоции, вызываемой в психике субъекта различными нормативными фактами. При этом способность нормативного факта вызывать правовые эмоции определяется легитимацией социального факта как нормативного. Как раз фундамент легитимированного социального нормативного факта составляет чувство справедливости квазипаттерна «Я», трансформированного впоследствии в подсистеме «я»-паттерн. Из этого вытекает, что нормативный факт интерпретируется в качестве общезначимого только в пределах конкретного социума. В случае его несоответствия коллективным интуитивно-правовым ожиданиям, он перестает интерпретироваться как имеющий нормативный смысл, что и обусловливает ситуацию соответствующего конфликта. 
     Особого заслуживает внимания до сих пор обстоятельно не исследованная проблема природы мнимых реальностей, рассмотренная в учении Петражицкого. С точки зрения ученого, реально существующей правовой реальностью являются переживания этических моторных возбуждений, которые связаны с представлением homo juridicus о должном поведении. Что же касается норм и обязанностей, то они представляют собой результат эмоциональных проекций этических эмоций. По этой причине профессор Петражицкий не признает перспективным научный поиск чего-то более «реального» в праве и нравственности, чем эмоции. Он пишет, что наука о праве, не изучая реальных правовых явлений и их эмоционально-интеллектуального состава, и принимая за реальное проекционные «фантазмы» и их элементы, вместе с тем так конструирует эти «фантазмы» - нормы и правоотношения и их элементы, - что между природой и элементами норм, с одной стороны, природой и элементами правоотношений, с другой стороны, не получается того параллелизма, того соответствия, которое здесь имеется с точки зрения психологии теории права [10. С. 372].
     Так, в рамках информационно-когнитивной (квантовой) парадигмы права духовная сущность «я» человека выражает себя на трех основных планах правового бытия – квазипаттерн, протопаттерн и паттерн. Суперпозиционное когерентное состояние квазипаттерна «Я» выступает истоком проявленных состояний на уровне протопаттерна «Я» и паттерна «я». Из этого вытекает, что протопаттерн «Я» является эманацией (эйдосом) квазипаттерна «Я» (высшего «Я»). В то же время паттерн «я» выступает производной составляющей протопаттерна «Я». Как мы видим, чистое бытие «Я» локализуется сначала в первоначальные формы психической энергии, которая позже, вследствие осмысления указанных форм, преобразуется в информационно-когнитивные образования. С точки зрения Петражицкого, подобный процесс декогеренции бессознательного суперпозиционного (чистого) состояния правового бытия является проекцией высшего «Я». Поэтому ученый утверждает, что не только естественное право представляет собой перенесение понятия права на природу, космос, человеческую природу, но объективное и субъективное право также выступают проекциями некой исходной правовой реальности, имеющей психологическую природу. Исходной правовой реальностью он называет этические эмоции, которые проецируют внутренние переживания вовне в качестве объективно существующих, а на самом деле мнимых реальностей - обязанностей и норм. «Реальными феноменами являются именно переживания, сочетания императивно-атрибутивных эмоций с указанными выше интеллектуальными элементами, а не кажущиеся субъекту находящимися: где-то в высших сферах – нормы, у одних представляемых субъектов - обязанности, у других представляемых субъектов – права» [10. С. 83]. Следовательно, суть проекции состоит в том, что объект правовых отношений не существует реально, а появляется лишь в тот момент, когда представления (правовой «я»-образ) о нем возникают в сознании участвующих в них субъектов. 
     Из всего сказанного мы можем заключить, что психологическая теория права рассматривает право как дуалистическую структуру интуитивного и позитивного права, обладающую императивно-атрибутивным характером, представляющим собой переживание обязанности одного субъекта и право требования (притязания) со стороны другого. В качестве наиболее существенных подсистем системы «я» субъекта, обусловливающих правогенез, можно выделить протопаттерн «Я» и юридический паттерн «я», являющиеся фундаментом позитивного права, а также квазипаттерн «Я», выступающий основой интуитивного права. При этом интуитивное (автономное) право представляет собой спонтанный эмоциональный процесс в человеческом организме, тогда как такой же процесс в виде позитивного (гетерономного) права опосредовался переживанием нормативных фактов. 
     Исследовав природу права в учении оригинального русского мыслителя Л.И. Петражицкого в русле когнитивно-квантовой интерпретации, перейдем к классификации права. Петражицкий классифицировал право на четыре вида: официальное и неофициальное, позитивное и интуитивное. Право, которое пользуется признанием общественной власти, ученый называл господствующим или официальным, которое не тождественно позитивному праву. Петражицкий отмечал, что «в народе может существовать позитивное право, не пользующееся официальным признанием» [8. С. 33]. Государство посредством официального права сортирует императивно-атрибутивные нормы по их этической социальной значимости, тем самым формируя иерархию правовых ценностей. Неофициальное право - это непривилегированные нормы, которые не пользуются защитой государства и действуют во всех сферах жизни общества. Позитивное право - это совокупность форм права, которые регулируют общественные отношения, поддерживаются и защищаются государством или не имеют такой поддержки. Интуитивное право (интуитивно-правовая совесть) - это спонтанно возникающее правило поведения, основанное на понимании и переживании справедливости, которая является критерием оценки позитивного права. Интуитивных прав существует ровно столько, сколько индивидов, переживающих в своем сознании императивно-атрибутивные эмоции. Жизнеспособность и действенность интуитивного права основано на атрибутивных убеждениях, имеющих внутренний авторитет и не получивших объективации в качестве позитивного права. Между тем, позитивное право, во-первых, формируется в результате интерсубъективного взаимодействия; во-вторых, базируется на внешнем авторитете; и, в-третьих, получает объективацию.
     Таким образом, использование информационно-квантового подхода к правосознанию человека в учении Л.И. Петражицкого позволило придти к следующим выводам:
  • во-первых, указанный методологический подход допускает с помощью понятийно-категориального аппарата квантовой механики проводить исследование духовной природы правовой реальности человека - правосознания;
  • во-вторых, на основе принципов квантовой механики описать процесс трансформации правовой эмоции (правовой энергии) в юридическую информацию (права и обязанности), которая впоследствии с помощью научного языка находит свою легитимацию и объективацию в качестве внешней действительности, являющейся, по мнению правоведа, эмоционально-правовой проекцией - юридической фикцией;
  • в-третьих, показать механизм конституирования нелинейных саморазвивающихся информационных образований – «Я»-квазипаттерн, «я»-протопаттерн и «я»-паттерн, по сути, представляющих собой запечатленную памятью правовую информацию (юридическая память);
  • в-четвертых, источником активации юридической памяти (правосознания) субъекта является правовая энергия, которую можно охарактеризовать как эмоциональное переживание императивно-атрибутивного характера самодовлеющей ценности, которая мотивирует homo juridicus к реализации должного в поведении; 
  • в-пятых, право подразделяется на позитивное, когда правовые эмоции переживаются со ссылкой на внешний нормативный факт – закон, обычай, веление, договор и т.д., и интуитивное, когда правовые эмоции переживаются непосредственно, основываясь исключительно на самостоятельных внутренних установках субъекта.
 
ПРИМЕЧАНИЯ
{1} В связи с тем, что, во-первых, в профессиональных сообществах гуманитарных наук продолжается процесс становления конвенционного языкового соглашения в отношении заимствования физического термина «квантовый» для научной парадигмы «я» человека, автором монографического исследования используются в работе понятия «квантоподобный» и «квантовый» как тождественные. Во-вторых, вопрос научной верификации в отношении точного соответствия двух терминов – квантовый для микрообъектов и квантоподобный для макромира требует высокого уровня развития НТП.
Литература: 
[1] Варфоломеев С.А. Квантовая психология конфликта // Социальный конфликт. 2002. № 1 (35).
[2] Верхозин А.Н. Физические основы квантовой информатики. Псков, 2011.
[3] Гурвич Г.Д. Юридический опыт и плюралистическая философия права. СПб., 2004.
[4] Ивлиев Г.А. Квантовая психология как новое направление психологической науки: Автореф. доктора психологических наук. М., 1997.
[5] Петражицкий Л.И. Введение в политику права // Киевские университетские известия. 1896. № 8; 1897. № 9, 10.
[6] Петражицкий Л.И. Введение в изучение права и нравственности: Эмоциональная психология. СПб: Типография Ю.Н. Эрлих, 1905.
[7] Петражицкий Л.И. О мотивации человеческих поступков, в особенности об этических мотивах и их разновидностях. СПб, 1904.
[8] Петражицкий Л.И. Очерки философии права. Теория и политика права: избранные труды. СПб., 2010.
[9] Петражицкий Л.И. Права добросовестного владельца на доходы с точек зрения догмы и политики гражданского права. СПб: Типография М.М. Стасюлевича, 1897.
[10] Петражицкий Л.И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности. СПб.: Издательство «Лань», 2000.
[11] Плохова М.А. Проблема бессознательного в исследованиях познавательных способностей. Автореферат дис. … кандидата философских наук. М., 2008.
[12] Поляков А.В. Российский правовой дискурс и идея коммуникации: учеб. пособие. СПб., 2006.
[13] Роджерс К.Р. Взгляд на психотерапию. Становление человека / Терминологическая правка В. Данченко К.: PSYLIB, 2004.
[14] Супрун А.П. Метапсихология: Релятивистская психология. Квантовая психология. Психология креативности Текст. М.: ЛЕНАНД, 2010.
[15] Тимошина Е.В. Теория и социология права Л. И. Петражицкого в контексте классического и постклассического правопонимания. Автореферат дис. … доктора юридических наук. М., 2013.
[16] Уилсон Р.А. Квантовая психология. М.: София, 2007.
[17] Фрейджер Р., Фэйдимен Д. Теории личности и личностный рост. СПб.: Питер, 2002.
[18] Karakostas V. Quantum Nonseparability and Related Philosophical Consequences // Journal for General Philosophy of Science. 2004. No. 35.
[19] Rogers C.R. A theory of therapy, personality, and interpersonal relationships, as developed in the client-centered framework. In S. Koch (Ed.) / Psychology, the study of a science. Vol. 3: Formulations of the person and the social context. New York: McGraw-Hill, 1959.
[20] Rogers C. On Becoming a Person: A Therapists View of Psychotherapy. Boston, 1961.