Наследственные отношения в международном частном праве: общетеоретическая характеристика

Номер журнала:

Краткая информация об авторах: 

кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры международного права Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена

Аннотация: 

В статье даны теоретико-правовые основы наследственных отношений международного характера. Автором выявлена правовая природа наследования в различных правовых системах, а также проанализированы коллизионные принципы выбора применимого права.

Ключевые слова: 

наследственные отношения международного характера, универсальное правопреемство, очередность наследования, институт недостойных наследников, коллизионные нормы.

     Наследственное право является одной из наиболее консервативных  подотраслей гражданского права каждого государства. Оно отражает динамику идеи наследования, неразрывно связанной с идеей собственности [14, стр. 3]. С древнейших времён было известно наследование по закону и по завещанию, которое претерпевало мало изменений в течение многих веков [13, стр.40, 54] [15] [16].

     Неизбежность того, что  каждый человек рано или поздно станет наследником (получая завещанное или перешедшее к нему по закону имущество своего родственника) и / или  наследодателем, приводит к тому, что наследственное право было, остается и будет актуальным.

     Право наследования известно всем современным правовым системам, и одно это обстоятельство свидетельствует о его важности и необходимости, продиктованной требованием обеспечения законных интересов не только отдельных лиц, но и общества в целом [7, стр. 3]. Исторически некоторая интернационализация наследственного права происходила во многом благодаря религиозным организациям, т.к. нормы канонического права, регулировавшие, в том числе, вопросы наследования, не знали государственных границ [11, стр. 99]. 

     В последние годы особую актуальность приобретают наследственные правоотношения, выходящие за рамки одного государства, что объясняется расширением интеграционных процессов, сопровождающихся перемещением населения из одной страны в другую, приобретением за границей различных видов имущества, заключением разнонациональных браков и др.

     Как отмечает А.В. Алешина, иностранный элемент в таких наследственных отношениях проявляется в том, что наследодатель, все наследники или некоторые из них могут быть гражданами различных государств, проживать в разных странах, наследуемое имущество может находиться в разных государствах [6, стр. 4].

     Следует отметить, что в любом обществе отношения по наследованию по вполне очевидным причинам представляют собой наиболее консервативную сферу гражданского оборота и права. Будучи тесно связанным со сложившимися в обществе нравственными представлениями, семейными устоями и национальными традициями, наследственное право каждой страны отличается значительным своеобразием и с трудом поддается изменениям. Этим объясняется почти полное отсутствие международной универсальной унификации норм гражданского права о наследовании и ограничение их унификации на региональном и двустороннем уровнях межгосударственных отношений, в основном коллизионными нормами [12, стр. 42] [17].

     Перечень универсальных международных соглашений по вопросам наследования невелик. К ним можно отнести Гаагскую конвенцию о коллизии законов, касающихся формы завещательных распоряжений 1961 г., Вашингтонскую конвенцию о единообразном законе о форме международного завещания 1973 г., Гаагскую конвенцию относительно международного управления имуществом умерших лиц 1973 г., Гаагскую конвенцию о праве, применимом к имуществу, распоряжение которым осуществляется на началах доверительной собственности, и о его признании 1985 г., Гаагскую конвенцию о праве, подлежащем применению к наследованию недвижимого имущества 1989 г.

     Россия не участвует ни в одной из приведенных конвенций, поэтому опыт Российской Федерации в сфере международно-правовой регламентации наследственных отношений можно изучать на примере региональных и двусторонних соглашений об оказании правовой помощи и консульских конвенций (например, Минская конвенция 1993 г., Кишиневская конвенция 2002 г., Договор между Российской Федерацией и Республикой Грузия о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1995 г., Консульская конвенция между СССР (Россией) и КНР 1954 г. и др.).

     В Российской Федерации основы наследственного права  закреплены в Конституции РФ (п.4 ст. 35), которая гарантирует права наследования имущества, составляющего частную собственность гражданина, а конкретные положения, относящиеся к наследственному праву, содержатся в Части  третьей Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) [1]. Отдельные нормы о наследовании включены в многочисленные законы (например, Основы законодательства Российской Федерации о нотариате 1993 г. [2], ФЗ «О музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации» 1996 г. [3] и др.) и подзаконные акты (например, Положение «О порядке учета, оценки и реализации конфискованного, бесхозяйного имущества, имущества, перешедшего по праву наследования к государству и кладов» 1984 г. [4] и др.).

     Правовая природа наследования в различных правовых системах трактуется по-разному. В странах, принадлежащих к романо-германской правовой системе (включая Российскую Федерацию), наследование понимается как универсальное правопреемство, то есть переход к наследникам прав и обязанностей наследодателя в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент. Для стран англо-американской системы права характерно не преемство в правах и обязанностях, а ликвидация имущества наследодателя, в процессе которой осуществляется сбор причитавшихся ему долгов, оплата его долгов и т.д. Наследники имеют право на чистый остаток.

     К основаниям наследования относят закон и завещание. Завещание представляет собой изъявление воли  наследодателя, которое облечено в предписанную законом форму и направлено на определение юридической судьбы его имущества после смерти. Наследование по закону имеет место тогда, когда завещание отсутствует, отменено завещателем, признано недействительным или согласно завещанию наследуется определенная часть наследственной массы, а также, в случае, когда существуют лица, имеющие право на обязательную долю в наследстве и, если наследник по завещанию отказался от наследства и т.д.

     Дееспособность всех категорий наследников по закону не имеет никакого значения. В отличие от наследования по завещанию наследовать по закону могут только граждане, а юридические лица, различные международные организации и т.д. к наследованию по закону призываться не могут. Исключением является государство, которое наследует выморочное имущество, т.е. имущество, оставшееся по каким-либо причинам без наследников [9, стр. 6].

     Открытие наследства представляет собой юридический факт, в силу которого возникают наследственные правоотношения. В большинстве стран мира такими юридическими фактами являются смерть гражданина или объявление судом гражданина умершим. В силу российского публичного порядка не подлежит применению иностранное право, которое предусматривает иные основания открытия наследства (например, посвящение себя служению религии).

     В праве стран континентальной Европы и праве России временем открытия наследства является день, когда гражданин фактически умер, тогда как  в США применяется понятие не «день открытия наследства», а «момент открытия наследства», т.е. день, час и минута.

     Как отмечает Л.Ю. Грудцына, в праве Европы и России, при определении времени открытия наследства не учитывается тот временной разрыв, который может быть между смертями, последовавшими друг за другом, но в один и тот  же день. Иными словами, разница во времени, исчисляемая часами и минутами, когда она имела место в пределах одного и того же дня, при определении момента смерти во внимание не принимается. При таком подходе может быть и так, что лица, которые умерли один в 23 ч. 55 мин., а другой в 00 ч. 05 мин. следующего дня, будут считаться умершими не в один день и будут наследовать после  друг друга, а лица, между смертями  которых куда больший временной разрыв, - умершими в один день и к наследованию после друг друга не призываются [10, стр. 139].

     В соответствии с ч. 2 ст. 1114 ГК РФ, граждане, умершие в один и тот же день, считаются в целях наследственного правопреемства умершими одновременно и не наследуют друг после друга. При этом к наследованию призываются наследники каждого из них. Однако норма ч. 2 ст. 1114 ГК РФ не разрешает всю глубину обозначенной проблемы, так, в практике зачастую возникает вопрос: как правильно определить день открытия наследства наследника и наследодателя, если наследодатель умер в 1 час 15 мин. 21 июля 2006 года в г. Хабаровске, а наследник умер в 23 часа в г. Москве? К сожалению, разницу во времени, связанную с множеством географических поясов нашей страны, данная статья не учитывает.

     По общему правилу, местом открытия наследства является последнее место жительства наследодателя, т.е. место, где он постоянно или преимущественно проживал. Место жительства следует отличать от места пребывания, которым является гостиница, санаторий, дом отдыха, пансионат, больница и т.д. Временное место жительства, независимо от его продолжительности (срочная военная служба, учеба, командировка, нахождение в местах лишения свободы и т.д.) не является местом открытия наследства.

     В подобных случаях местом открытия наследства считается постоянное или преимущественное место жительства гражданина до призыва его на срочную службу, поступления в учебное заведение и т.д. Например, если российский гражданин находился в зарубежной командировке и там умер, то местом открытия наследства будет его последнее постоянное место жительства в Российской Федерации [8, стр.44].

     При регулировании наследственных отношений, осложненных иностранным элементом, возникают проблемы, связанные с выбором компетентного правопорядка применительно ко всем аспектам данных правоотношений, а именно, к определению круга наследников и очередности их призвания к наследованию, наследованию по праву представления и в порядке наследственной трансмиссии, способности лица к составлению и отмене завещания, форме завещания и т.д.

     Российское законодательство предусматривает всего одну коллизионную норму ко всему спектру наследственных отношений (ст. 1224 ГК РФ).

     К определению круга законных наследников и очередности их призвания применяется личный закон наследодателя, который включает в себя право страны гражданства и право страны последнего места жительства. В Российской Федерации к наследственным отношениям будет применяться право страны последнего места жительства наследодателя (п. 1 ст. 1224 ГК РФ).

     Необходимо отметить, что иностранный материальный закон, компетентный в силу российских коллизионных норм урегулировать наследственные правоотношения, не применяется, если он противоречит публичному порядку Российской Федерации. Это общий принцип ст. 1193 ГК РФ. В частности, не могут применяться в России положения иностранного наследственного закона, устанавливающие наследственные привилегии в силу старшинства или принадлежности к мужскому полу, что существует в странах мусульманского права и т.д.

     Может возникнуть ситуация, когда перед правоприменителем встанет вопрос о признании того или иного лица недостойным наследником, решение которого повлияет как на общий состав призываемых к наследству наследников, так и на размер их долей в наследственном имуществе.

     Недостойные наследники – это физические лица, которые на основаниях, указанных в законе отстраняются от наследования [5, стр. 168].

     Институт недостойных наследников имеется в наследственном праве большинства государств, но основания признания наследников недостойными, содержащиеся в законодательстве этих государств, имеют свои отличия. Так, в соответствии со ст. 1117 ГК РФ, не наследуют ни по закону, ни по завещанию граждане, которые своими умышленными противоправными действиями, направленными против наследодателя, кого-либо из его наследников или против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, способствовали либо пытались способствовать призванию их самих или других лиц к наследованию либо способствовали или пытались способствовать увеличению причитающейся им или другим лицам доли наследства, если эти обстоятельства подтверждены в судебном порядке.

     В наследовании движимого и недвижимого имущества существуют принципиальные отличия. В праве большинства государств закреплены императивные коллизионные нормы о наследовании недвижимости – порядок наследования такого имущества определяется правом страны его места нахождения. Отдельные страны (ФРГ, Япония, Сирия, Греция, Португалия, Египет) в отношении наследственной массы придерживаются единого коллизионного принципа: ко всему наследству в целом (как движимой так и недвижимой его части) применяется личный закон наследодателя – закон гражданства.

     В отношении движимого имущества, как правило, применяется право страны последнего места жительства наследодателя.

     В Российской Федерации в соответствии с п. 1 ст. 1224 ГК РФ наследование недвижимого имущества определяется по праву страны, где находится это имущество, а наследование недвижимого имущества, которое внесено в государственный реестр в Российской Федерации, - по российскому праву.

     При наследовании по завещанию необходимо решить вопросы, касающиеся способности лица к составлению и отмене завещания, а также формы завещания.

     В Российской Федерации согласно п. 2 ст. 1224 ГК РФ способность лица к составлению и отмене завещания определяется по закону той страны, где завещатель имел место жительства в момент составления такого завещания или акта его отмены.

     В правовых системах различных государств закрепляются такие формы завещания, как собственноручное завещание (олографическая форма), завещание в форме публичного акта и  завещание составленное в письменной форме и удостоверенное нотариально. Так, например, в Швейцарии признается завещание, сделанное в форме публичного акта – при участии двух свидетелей и одного должностного лица, которые подтверждают добровольное волеизъявление наследодателя.

     В Российской Федерации признается завещание, составленное в письменной форме и удостоверенное нотариально. Форма такого завещания или акта его отмены, согласно п. 2 ст. 1224 ГК РФ определяются по праву страны, где завещатель имел место жительства в момент составления такого завещания или акта. Однако завещание или его отмена не могут быть признаны недействительными вследствие несоблюдения формы, если она удовлетворяет требованиям права места составления завещания или акта его отмены либо требованиям российского права.

     Таким образом, наследственные отношения в международном частном праве являют собой довольно сложную систему разнообразных институтов, трудности регулирования которых обусловлены значительными отличиями норм в национальных правовых системах, отсутствием единых унифицированных материальных норм, а также ограниченным арсеналом национальных коллизионных принципов.

Литература: 

[1] Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть третья. // СЗ РФ. 2001. № 49. Ст. 4552.
[2] Основы законодательства Российской Федерации о нотариате от 11.02.1993 г. № 4462-1 // Ведомости СНД РФ и ВС РФ. 1993. № 10. Ст. 357.
[3] Федеральный Закон от 26.05.1996 г. № 54-ФЗ «О музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации» // СЗ РФ. 1996. № 22. Ст. 2591.
[4] Положение «О порядке учета, оценки и реализации конфискованного, бесхозяйного имущества, имущества, перешедшего по праву наследования к государству, и кладов»: Утв. пост. Совета министров СССР от 29.06.1984 г. № 683 // СП СССР. 1984. № 24. Ст. 127.
[5] Алёшина А.В. Защита законных интересов потомков лиц, признанных недостойными наследниками // Система и механизмы международно-правовой защиты прав человека. Сборник научных статей по результатам Всероссийской научной конференции, посвященной 65-летию Всеобщей декларации прав человека 1948 г. Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена, 30 апреля 2013 г. / Сост. А.А. Дорская, Н.Ю. Иванова. СПб.: Астерион, 2013.
[6] Алёшина А.В. Коллизионные вопросы наследования по закону в международном частном праве. Дисс. на соиск. уч. ст. к.ю.н. 2006.
[7] Алёшина А.В. Коллизионные вопросы наследования по закону в международном частном праве. Автореф. на соиск. уч. ст. к.ю.н. СПб., 2006.
[8] Алёшина А.В. Коллизионные вопросы наследования по закону в международном частном праве. Монография. СПб.: Астерион, 2008.
[9] Алешина А.В. Определение круга законных наследников и очередность их призвания к наследству в рамках международного частного права // Известия российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. Аспирантские тетради: №2 (19): Научный журнал. СПб., 2006.
[10] Грудцына Л.Ю. Наследственное право РФ: учеб. пособие. / Под общ. ред. С.М. Петрова. Ростов н/Д.: Феникс, 2005.
[11] Дорская А.А. Влияние церковно-правовых норм на развитие отраслей российского права. Монография. СПб.: Астерион, 2007.
[12] Иншакова А.О. Наследственные правоотношения в международном частном праве // Наследственное право. 2012. № 1.
[13] Пашенцев Д.А. История государства и права зарубежных стран. Учебное пособие. М., 2011.
[14] Пашенцев Д.А. Идея наследования и особенности ее реализации в отечественном праве // Наследственное право. 2013. № 4.
[15] Хорунжий С.Н. Законодательные основы инновационного развития правовой среды // Правовая инициатива. 2013. № 11.
[16] Шагиева Р.В. Институт правосубъектности в национальной системе права: проблемы теории и практики правового регулирования // Правовая инициатива. 2013. № 10.
[17] Яковлев В.Ф. Публичный доклад советника Президента Российской Федерации по правовым вопросам // Правовая инициатива. 2013. № 2.